Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

У Эрдогана руки по локоть в... нефти. «Халифат» выходит в море. Эрдоган играет в русскую рулетку. Турция открывает Карабахский фронт

У Эрдогана руки по локоть в... нефти

Турция занервничала, когда наши ВКС начали бомбить нефтяные караваны ИГ, заявил МИД России. И немудрено, ведь цена вопроса, от которого прямо зависит Турция, – сотни миллионов долларов. Где добывается пиратское черное золото ИГИЛ, как оно перевозится и по какой цене его продает своим клиентам самая опасная террористическая организация мира?

Турция начала «нервничать» после того, как ВКС России начали бомбить в Сирии караваны террористов с украденной нефтью, заявил в пятницу глава МИД Сергей Лавров.

«Конечно, это вряд ли является простым совпадением, что после этого наши турецкие соседи начали вести себя весьма и весьма нервно, мягко говоря», – отметил Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с главой МИД Сирии Валидом Муаллемом. 

Ранее в тот же день министр информации Сирии Омран Аз-Зоуби заявил, что российский бомбардировщик Су-24 был сбит турецкими ВВС из-за интересов компании сына президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана, которой поставлялась нефть от группировки «Исламское государство».


Накануне президент России Владимир Путин заявил, что ему «с трудом верится» в незнание Анкары о нелегальных поставках нефти в Турцию из Сирии от террористов. Также Путин заявил, что «Россия давно фиксировала, что на территории Турции есть много нефти с месторождений, подконтрольных ИГ». В тот же день вице-премьер Дмитрий Рогозин заявил, что доходы от поставок нефти из контролируемых боевиками ИГ районов Сирии в Турцию скапливаются на счетах тех, кто ответственен за уничтожение российского Су-24.

В среду председатель российского правительства Дмитрий Медведев, комментируя инцидент с Су-24, заявил об имеющихся у Москвы данных о прямом финансовом интересе ряда чиновников Турции в закупке нефтепродуктов у ИГ.

Как же фукнционирует эта нефтяная контрабанда? 


Черные кладовые «халифата»

По сведениям западных источников, большая часть сирийской нефти ИГИЛ добывается на месторождениях в провинции Дейр эз-Зор на востоке страны. Именно в этой провинции, в относительной близости к границе Ирака, находится скважина аль-Омар, дающая до 15 тыс. баррелей ежедневно, по данным сирийской правительственной газеты Al Watan. Примечательно, что рабочий коллектив данного объекта после прихода ИГИЛ остался в целом прежним.

Помимо уже упомянутого месторождения аль-Омар у боевиков в провинции Дейр аз-Зор есть и другие. Месторождение аль-Танак, находящееся на востоке провинции, может посоперничать с аль-Омар, по разным оценкам, здесь может добываться до 17 тыс. баррель в день. Нефть здесь можно купить за 40 долларов за баррель.

Месторождение объемом примерно в 600 тысяч баррелей в день аль-Таим находиться чуть западнее, ближе к важнейшему логистическому объекту ИГИЛ – дороге, соединяющий юго-восток Сирии и юг Турции (дорога также идет на север Ирака). К этим же нефтяным полям относится месторождение аль-Харата объемом в 1000 баррелей в день.

Всего, по данным The Guardian, на территориях Сирии, контролируемых «халифатом», находится шесть крупных нефтяных месторождений.


45 долларов в базарный день

Лондонская The Financial Times, оценивая оборот нефтяной торговли ИГИЛ, полагает, что она составляет примерно 34 тыс. - 40 тыс. баррелей в день. Один баррель продается по цене от 20 до 45 долларов, отмечает издание. Судя по данным Associated Press, опубликованным 23 октября, ИГИЛ ежемесячно получает по 50 млн долларов от продажи нефти с месторождений, находящихся под ее контролем.

На турецко-сирийской границе, к северу от района крупнейшего сирийского города Алеппо на подконтрольных боевикам территориях находится по разным оценкам до трех крупных «нефтяных рынка». Сообщается, что именно здесь происходит окончательная покупка и продажа нефти. Контрабандные пути игиловской нефти в Турцию проходят севернее и западнее Алеппо – именно по этим дорогам черное золото на нефтевозах попадает в Турцию.

Под контролем ИГ по-прежнему остается участок граничащей с Турцией территории между городами Дабик и Джарабулус. Колонны нефтевозов до недавнего времени шли из Сирии практически непрерывным потоком с юго-востока на северо-запад – что подтверждают и российские данные, упомянутые президентом Владимиром Путиным на встрече с Франсуа Олландом.


«Турки дали свободный проход»

Американский журнал Newsweek еще в середине 2014 года опубликовал интервью с бывшим боевиком ИГИЛ, который в открытую признался, что «мы («моджахеды» ИГИЛ) рассматриваем Турцию в качестве главного союзника». «Турки нам дали свободный проход через свою границу и прямо заявили, что пока тут «царствует» Турция, у вас не будет никаких проблем», - сказал в интервью изданию бывший член ИГИЛ. О том, что «основной поток нефти ИГИЛ идет в сторону Турции», писала, со ссылкой на собственные источники, и британская The Guardian.

Летом прошлого года депутат парламента Турции от оппозиционной Народно-республиканской партии Али Эдибоглу заявил стамбульскому изданию Taraf: «Нефть на сумму 800 миллионов долларов, которую ИГИЛ получила в регионах, которые группа оккупировала в этом (2014) году, продается в Турции». Отметим, что депутат был избран от провинции Хатай, которая вдается в сирийскую территорию. На границе с этой провинцией и был сбит российский Су-24.

По словам Эдибоглу, сторонники ИГИЛ «проложили трубы от деревень рядом с турецкой границей в Хатай». «Такие же трубы есть также (в приграничных районах турецких провинций) Килис, Урфа и Газиантеп. Они перекачивают нефть в Турцию и умело переводят ее в наличные деньги. Они берут нефть с НПЗ по нулевой стоимости. Используя примитивные средства, они очищают нефть в районах, близких к турецкой границе, а затем продают ее через Турцию». «Это приносит доход в 800 миллионов долларов», - вновь подчеркнул депутат.

Иранский телеканал Press TV в одной из недавних публикаций на своем сайте со ссылкой на западных экспертов, что турецко-саудовский союз, так или иначе, поддерживает ИГИЛ и активно участвует в нефтяном бизнесе этой террористической организации. Примечательно, что саудовская пресса, находящаяся под жестким государственным контролем, практически ничего не писала о совместном нефтяном бизнесе Турции и «Исламского государства».


Семейный бизнес?

Оппоненты президента Эрдогана распространяют – в том числе в СМИ – версию, согласно которой в нефтяном бизнесе с ИГ прямо заинтересовано ближайшее окружение главы государства. Называется имя 34-летнего Билала Эрдогана – третьего сына президента. Билал - крупный бизнесмен, получивший образование в США (вернулся в Турцию лишь в 2006 году), сейчас он, помимо прочего, является совладельцем крупной судоходной компании BMZ Ltd.

Зампредседателя Народно-республиканской партии Турции Гюрсель Текин в одном из недавних интервью утверждал, что BMZ Ltd, во-первых, ведет дела с ИГИЛ, а во-вторых является семейным бизнесом Эрдоганов.

Текин утверждал, что в Бейруте и турецком порту Джейхан у судоходных компаний Билала Эрдогана в портах Бейрута и Джейхана есть особые причалы, куда танкерами доставляется контрабандная нефть. Последнее утверждение, впрочем, вызывает особые сомнения, учитывая то, что побережье Сирии, от ливанской до турецкой границы контролирует правительственная армия – а с правительством Асада Эрдоган и его окружение никаких дел не имеют.


Свободная охота

Источники в восточных провинциях Сирии отмечают: после того, как 30 сентября началась операция российских ВКС, боевики вынужденно диверсифицируют логистику. Увеличивается количество веток экспорта нефти, идущих на север, в Турцию. Снижается интенсивность, турецкий покупатель (на той стороне сирийско-турецкой границы) вынужден ждать дольше и получать меньше черного золота. Это резко снижает объемы, а значит - и прибыль. Одним словом, полагает источник, после того как Россия начала операцию против ИГИЛ и других террористических организаций, турецко-игиловский бизнес оказался в кризисе.

Напомним, что изначально российские ВКС наносили авиудары по объектам военной инфраструктуры и собственно по боевикам. 13 ноября был удар впервые нанесен по нефтевозам ИГИЛ с сырой нефтью – это произошло в уже упомянутой провинции Дэйр-эз-Зор.

18 ноября начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Андрей Картаполов сообщил, что только за предшествующие дни российская авиагруппа уничтожила 500 бензовозов, которые использовались ИГ для вывоза нефти из Сирии – правда, в данном случае имелся в виду иракский маршрут. «Сегодня принято решение, в соответствии с которым российские боевые самолеты вылетели на так называемую свободную охоту», - сообщил Картаполов.


«Куда делась нефть?»

По сведениям на довоенный 2010 год, Сирия добывала 368 тыс. баррелей нефти в сутки, при доказанных запасах в 2,5 млрд баррелей. Это данные US Energy Information Administration (EIA), независимого агентства в составе федеральной статистической системы США. «Черное топливо» вывозилось через порты Банияс, Тартус и Латакия. В нефтедобыче участвовали такие «киты» как Shell Oil и Total, а также российская «Татнефть».

«До начала войны в Сирии добывалось порядка 350 тыс. баррелей в сутки (в 2010 – 386 тыс., в 2011 – 333 тыс.), а в прошлом, 2014 году это уже было порядка 40 тыс. баррелей в сутки (на территории, контролируемой правительством), - говорит замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов. - Куда делось остальное?».

Часть людей, которые работали на месторождениях, бежали, «часть были убиты, где-то что-то разрушено», однако если нефтедобыча на месторождениях на всей территории страны упала, то явно не в разы, отмечает собеседник. «Но здесь другое интересно: Исламское государство - это и Ирак, и Сирия. Кроме того, если мы посмотрим шире, то вдруг обнаружится, что и в Ливии есть люди, которые присягнули Исламскому государству и устроили там свой филиал, и в Нигерии есть такой филиал притом, что Нигерия – один из крупных центров нефтедобычи Африки и мира. Можно предположить, что месторождения, принадлежащие Исламскому государству, есть и там», - отмечает Фролов.

Но даже если говорить только о территориях Ирака и Сирии, контролируемых ИГ то западные источники дают скромные объемы добычи – примерно 140 тыс. баррелей в день, отмечает собеседник. «Внимание, вопрос: куда делось остальное? Я полагаю, что добывается больше нефти», - сказал он.


«Маленькие заводики», сделанные в Турции

По словам Фролова, есть сведения, что на территории так называемого Исламского государства действуют небольшие нефтеперерабатывающие производства. «Откуда взялись эти мини-НПЗ? Оттуда же, откуда берут небольшие НПЗ на других территориях – их, скорее всего, завезли через Турцию».

Те компании, которые перерабатывают нефть в Иракском Курдистане – официальные компании, подчиняющиеся местному легитимному руководству – закупали все это у Турции и через Турцию, напоминает эксперт. А учитывая общность границы и одинаковые проблемы в плане доставки оборудования как у Исламского государства, так и у иракского Курдистана, можно сделать смелое, но верное предположение, что эти НПЗ шли через Турцию.


Неприхотливое топливо войны

«Нефть, подвергнутая примитивной переработке, можно использовать даже в военной технике, она не очень прихотлива,- отмечает Фролов. - Или вы можете в виде прямогонного бензина продать это некоему трейдеру, он перевозит это на территорию Турции, там это уже обеляется, то есть это покупает некое официальное, более понятное мировому сообществу лицо и перепродает».

Другой вариант - не через Турцию, «есть и другие варианты, но Турции ближе всего, у нее есть выход к морю, и она является самым логичным маршрутом». «Тем более, что о поддержке Турцией боевиков говорилось очень давно, с начала этого конфликта это ни для кого не было секретом», - отметил эксперт.

По минимальным оценкам, в этом бизнесе крутятся несколько сотен миллионов долларов ежемесячно, рассказал Фролов. «А если мы учтем, что часть нефти продается в виде продуктов переработки, то объем денежной массы повышается: вы слили мазут, остаток, и перепродали нефть покупателям, которые уже что-то с ней делают, - полагает эксперт. - И, скорее всего, они ее везут дальше».


«Белый» продукт для Европы

«Основные нефтеперерабатывающие мощности расположены не в Турции, - поясняет эксперт. - В Европе они расположены. У них как раз сейчас недозагрузка. У них избыток перерабатывающих мощностей в последние несколько лет, не по всем товарным позициям, но в целом свободные мощности есть. Понятно, что проще к ним вести, у них хорошая переработка, а главное – продукт будет «белый». Если бы Турция вдруг неожиданно вышла бы и сказала: «Эй, мир, покупай наш бензин, наше дизельное топливо» - «А откуда вы его взяли?» - «Давайте это для вас будет сюрпризом», - то ее бы не поняли».

Есть разные пути доставки нефти с территории Сирии в Турцию: и колонны грузовиков, и люди, которые перетаскивают нефть едва ли не пешком. «Если бы можно было бы прокинуть мощную трубу, они бы это сделали. Но эта задача сложнее, и такую трубу тяжелее восстанавливать. Прокладывают небольшие нефтепроводы из Сирии в Турцию, чтобы она просто пересекла границу. Здесь взорвали, там проложили», - отмечает Фролов.


«Это нельзя было отследить?»

Поэтому, замечает Фролов, - нужно просто не выпускать нефть с месторождений и не пускать дальше к нефтепроводам. «Это уже к вопросу о деятельности наших спецслужб и наших военных, а в первую очередь – тех спецслужб и военных, которые борются там с Исламским государством уже много времени, - подчеркивает эксперт. - Они объясняли, почему они не бомбят месторождения: это оставило бы без средств к существованию миллионы местных жителей, когда Исламское государство уйдет».

Но, продолжает собеседник, «есть дроны, есть спутники, а если у вас есть колонна автоцистерн, ее можно отследить». «А трубопровод где-то начинается, те же самые цистерны, допустим (если с них сливают, чтобы дальше гнать по трубе), должны куда-то подъезжать, - отмечает Фролов. - В какой-то точке они останавливаются, ритм их движения изменяется. Это нельзя было отследить год назад, два года назад? Сейчас в том числе наши западные коллеги начали обвинять Турцию, что она наживается. Хочется спросить: друзья, а вы не знали, как это все выглядит, не знали, что нефть куда-то идет, кто эту нефть потом покупает? Зайдите на сайты, которые показывают местоположение тех или иных судов и посмотрите, почему, например, судно для перевозки нефтепродуктов с украинской пропиской подходит к территории, которая контролируется боевиками? Оно подошло изучить красоты местные?».

Или, задается вопросом Фролов, «его только на сайте видно, а когда дроны летают, разведка работает – судна нет». «Это значит, что коллеги Турции прекрасно обо всем знали, их это устраивало. Почему их перестало устраивать сейчас? С чего это они вдруг? Это немного другой разговор и, честно говоря, долгий», - заключил Фролов.

«Халифат» выходит в море

ИГИЛ мобилизует сомалийских пиратов для войны в Сирии.

Террористы из «Исламского государства» и «Аль-Каиды» ведут борьбу за влияние на боевиков сомалийской террористической группировки «Аш-Шабаб». Об этом 26 ноября сообщило британское издание The Telegraph.

По данным издания, боевики ИГ неоднократно посылали членам «Аш-Шабаб» видеоролики, в которых призывали их присоединиться к организации и рассказывали о том, как молодые сомалийцы воюют на стороне «халифата». Усилия не оказались безрезультатными, и недавно два старших командира из «Аш-Шабаб» объявили о своей верности ИГ. По мнению президента Сомали Хасана Шейх Махмуда, это говорит о том, что сомалийская группировка «сбилась с пути». Президент призвал бойцов воспользоваться правительственной амнистией.

Как пишет The Telegraph, весной этого года ИГ уже удалось перетянуть на свою сторону нигерийскую группировку «Боко Харам». Однако тогда лидеры «Аш-Шабаб» заявили, что «не хотят отрываться» от «Аль-Каиды», поскольку она предоставляет им финансирование. Они считают, что союз с ИГ отвлечет их от внутренних националистических целей.

Отметим, что в 2012 году лидер «Аль-Каиды» Айман аль-Заварихи призывал мусульман всего мира оказать поддержку терпящим поражение от войск «Африканского союза» исламистам из группировки «Аш-Шабаб» в Сомали. По данным американских спецслужб, руководство «Аль-Каиды» еще пять лет назад выбрало эту страну в качестве «оперативного центра» на африканском континенте. Так, среди боевиков «Аш-Шабаб» в свое время был замечен организатор взрывов в американских посольствах в Кении и Танзании в 1998 году Фазул Абдулла Мохаммед.

Среди экспертов есть мнение, что группировка «Аш-Шабаб» на территории Сомали во многом является африканским аналогом «Талибана» (на саудовские деньги), причем многие командиры «Аш-Шабаб» в свое время прошли «боевую обкатку» в Афганистане и Пакистане.

Может ли Сомали стать «вилаятом» группировки «Исламское государство»? Как это отразится на международной безопасности, и в частности — на ситуации в Ираке и Сирии?

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин обращает внимание на то, что, если верить The Telegraph, то «Аль-Каида» и «Исламское государство» сами заинтересованы во взаимодействии с сомалийскими боевиками, а не сомалийцы ищут у них поддержки.

— Все дело в удачном стратегическом положеним Сомали на побережье Аденского залива — вблизи крупных мировых нефтетранспортных маршрутов. Это — повод «реанимации» пиратства под исламским знаменем. Плюс подобные регионы важны как источники «пушечного мяса». Причем оттуда людей можно перебрасывать куда угодно и в довольно больших количествах, в том числе — в Ирак и Сирию.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов отмечает: хотя в Сомали широко распространен ислам суннитского толка, однако это государство сильно отличается от любых других мусульманских стран.

— В основе традиционного сомалийского общества лежит клановая система, которая чрезвычайно сложна и запутана. Сомалийцы разделены на шесть клановых семей или союзов, называемых также часто племенами — дир, хавийе, исаак, дарод, дигил и раханвейн. Клановые союзы состоят из кланов, которые дробятся на подкланы и так далее вплоть до отдельных семей. Вражда, уходящая корнями в древние времена борьбы за источники воды и пастбища — одна из главных характеристик межклановых взаимоотношений. Поэтому все попытки политического ислама брать там ситуацию под контроль всегда проваливались. В итоге все упиралось в межклановое противостояние.

История недолгого существования Союза исламских судов (СИС) ярко характеризует ситуацию: он в какой-то момент взял под контроль большую часть Сомали, но в итоге был разбит эфиопскими войсками, которые поддерживали как раз клановые полевые командиры, воевавшие между собой.

Группировка «Аш-Шабаб» хотя и признала себя крылом «Аль-Каиды», но, тем не менее, она решает свои задачи. Говорить о том, что сомалийские боевики могут сказать какое-то веское слово в исламистском интернационале, нельзя.

Что касается соперничества между ИГ и «Аль-Каидой». Они хотя и периодически на отдельных участках сирийского фронта воюют вместе против войск Башара Асада, однако их цели разные. ИГ создает, вернее, воссоздает «халифат», а «Аль-Каида» ведет политическую борьбу с западным миром. Именно из-за того, что у ИГ более понятные цели, группировка более привлекательна для исламистов.

Но в Сомали их соперничество к победе какой-либо стороны не приведет. Сомалийцы все равно в итоге разделятся в своем выборе, а некоторые вообще будут поддерживать федеральное правительство, которое мало что там контролирует. Сомалийцы по определению не хотят никому подчиняться — их устраивает жизнь в клане, в общине. А два квазигосударства внутри Сомали — Сомалиленд и Пунтленд, созданные северными кланами, устоялись именно из-за этой клановой однородности. На всей остальной территории Сомали союзы сильно перемешаны между собой.

Доцент РГГУ, эксперт Института Ближнего Востока Сергей Серёгичев замечает: когда та или иная радикальная организация в мире приносит присягу лидеру ИГ Аль-Багдади, провозглашает себя аффилированной с «халифатом» структурой, надо понимать, что ни до ни после присоединения она не будет координировать свои действия с центром, например, в сирийском городе Эр-Ракка или иракском Мосуле.

— Раскрученный бренд берется для того, чтобы найти спонсоров и заманить людей. При этом любая организация под флагом известной группировки будет преследовать свои цели и действовать на своей территории.

И если сомалийские боевики присягнут ИГ, то после они вряд ли изменят своей тактике и продолжат нападать на суда. Но маловероятно, что они попытаются взорвать какой-нибудь танкер, потому что в этом случае их аккуратно «зачистят» вместе с мирным населением на побережье, а западные СМИ этого просто не заметят. Просто за счет новых источников финансирования сомалийские исламисты смогут качественнее проводить теракты. Правда, в этом случае на них начнется более ожесточенная охота.

Пока ИГ на слуху, количество желающих встать под его знамена будет расти. Не исключено, что если основные отряды группировки в Сирии и Ираке будут разбиты, исламисты побегут в другие «горячие точки» — в Йемен, Сомали и т. д. Но пока в Сомали хватает своих головорезов. Фактически там идет борьба за рынок нападений на суда. Правда, сейчас активность пиратов сильно поубавилась, поскольку в Аденском заливе идет плотное патрулирование и, возможно, даже проводятся отдельные наземные рейды. Поэтому вряд ли в Сомали ИГ сможет открыть новый фронт.

Но на месте спецслужб я бы обратил пристальное внимание на сам факт соперничества «Аль-Каиды» и ИГ. В мире радикального исламизма нет места двум первым номерам. Сейчас лидерство принадлежит «халифату» (несмотря на то, что когда-то будущее ИГ было филиалом «Аль-Каиды»), поэтому «Аль-Каида» может провести некий ребрендинг и устроить пару громких терактов, чтобы вернуть себе любовь и уважение со стороны всех радикально настроенных мусульман. А «Аль-Каида» — на минуточку — обладает весьма разветвленной сетью по всему миру. До сих много ее ячеек в Европе не вскрыто. И они могут ответить.


Эрдоган играет в русскую рулетку

Турция в шаге от новых провокаций.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган продолжает загонять страну в политический тупик и делает одно противоречивое заявление за другим. После попыток сделать шаг назад и заявить, что Турция якобы не знала, что сбитый бомбардировщик Су-24 принадлежал России, Эрдоган вернулся к радикальной риторике. 27 ноября он заявил, что атака российскими ЗРК С-400 против военного самолета страны будет расценена, как агрессия, даже в том случае, если он нарушит границу Сирии и будет сбит над ее территорией.

«Мы бы не хотели видеть эскалацию этого конфликта. В этом заинтересованы стороны, которые участвуют в конфликте и принимают сторону официального Дамаска. Если же наш самолет будет сбит, то такой инцидент призовет нас к действию. Это, конечно, агрессия против нас, и у нас есть право на самооборону», — заявил Эрдоган в интервью американскому каналу CNN. При этом ранее турецкий президент дал понять, что извиняться за сбитый российский бомбардировщик, который, якобы, нарушил воздушное пространство Турции, он не собирается. С каких пор суверенитет государства выражается в праве залета на территорию соседней страны, Эрдоган не уточнил.

Впрочем, позднее появились его комментарий уже агентству Reuters, в котором турецкий президент сказал, что для его страны очень важны отношения с Россией, и он не хочет портить их из-за инцидента с Су-24.

Россия, тем не менее, успела жестко отреагировать на слова Эрдогана об С-400. «Мы вместе видели заявление наших военных о том, что С-400 не только развернуты, но и встали на боевое дежурство», — прокомментировал слова Эрдогана пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Он добавил, что Турция не вправе говорить об использовании С-400 в Сирии как об акте агрессии, пока не квалифицировала свои действия в отношении Су-24.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, в свою очередь, отметил, что «турецкое руководство перешло грань допустимого и рискует завести Турцию в тяжелейшую ситуацию и с точки зрения долгосрочных национальных интересов, и с точки зрения положения в регионе».

В то же время, ряд турецких СМИ сообщил о том, что несмотря на «грозные» заявления Эрдогана, турецкая боевая авиация прекратила полеты над Сирией. Не исключено, что военные страны все же настроены более здраво, чем президент, и не хотят дальнейшей эскалации. Но, учитывая тупик, в который загнал себя Эрдоган, она все же возможна.

Сирийский журналист-международник Аббас Джума не исключает, что Анкара пойдет на сознательную провокацию против России, что приведет к дальнейшему обострению ситуации вплоть до противостояния с НАТО.

— Эрдоган находится в очень сложном положении. Он не может отступить и ударить в грязь лицом. Этого не поймут ни заокеанские коллеги, ни народ. Что сделано, то сделано. Этот шаг можно расценивать как ошибку, как дерзость, но изменить уже ничего нельзя. Подозреваю, что говоря эти вещи, Эрдоган сжимает кулаки и думает про себя: «Что я несу?» Потому что всем понятно, что если турецкий самолет будет сбит над Сирией, это не будет агрессией против суверенитета страны. Напротив, это Турция уже давно осуществляет агрессию на сирийской территории, в частности, бомбит позиции курдов, помогая тем самым «Исламскому государству» *.

Когда Россия заявляет, что будет защищать свои позиции и не позволит туркам помогать ИГ, правда на стороне России. Причем правда в этом случае — это не абстрактное понятие, а международные законы, законы совести и морали. Это понимают все. Но признать это — значит извиниться перед Россией. А извиняться — это не в турецкой традиции. Они не извинились перед армянами, и перед нами не собираются, о чем Эрдоган прямо сказал.

В связи с этим турецкому президенту ничего не остается, как уходить все «дальше в лес». Любое слово, которое будет не таким радикальным, расценят, как слабину и попытку извиниться. Он стоит перед выбором — упасть в грязь лицом или продолжать гнуть эту линию, понимая, что это пустые слова, но хотя бы оставаясь в глазах народа лидером и «отцом нации».

Хотя мне кажется, что и среди населения Турции растет возмущение и непонимание действий руководства. А когда турки ощутят на своем кошельке всю тяжесть санкций, Эрдогану вообще не поздоровится. Он уже проигрывал на выборах, не набрав столько, сколько планировал. Когда турки очнутся, они вообще перестанут голосовать за партию Эрдогана, и тогда посмотрим, как он запоет. Для него главная цель — сохранить свои позиции и в идеале перейти на президентскую форму правления. До сих пор ему это не удавалось, а теперь, думаю, и не удастся.

Насколько велика вероятность дальнейших провокаций со стороны Турции, с учетом угроз Эрдогана?

— Такая вероятность есть, и она достаточно велика. Вполне возможно, что турецкая сторона постарается разведать ситуацию и выяснить, не блефует ли Россия. Это была бы большая глупость со стороны Эрдогана — провоцировать Россию на фоне негодования по поводу сбитого бомбардировщика. Но зная, как он поступал раньше, учитывая его агрессивную позицию и заявления, могу предположить, что Анкара будет прощупывать почву, чтобы выяснить, насколько Москва серьезно настроена. В этом случае Россия ответит жестко, потому что всегда выполняет свои обещания — будь то торговая сделка или уничтожение всех, кто будет ей мешать. Мы, в отличие от турок, не блефуем, не хитрим и подлостей не делаем.

Если у Эрдогана хватит глупости послать свои самолеты на разведку, мы их собьем, и вот тут начнется настоящий скандал. За турками стоит Вашингтон и НАТО, Эрдоган об этом сразу упомянул. Ситуация опасная. С одной стороны, мы сделали жесткие заявления и если от них отступим, не сможем претендовать на роль великой державы на мировой арене. Но и Эрдоган не будет Эрдоганом, если не попробует переломить ситуацию в свою пользу. Для этого ему достаточно создать провокацию. Поэтому вероятность такой провокации крайне велика.

— Выступит ли НАТО на стороне Турции, если Эрдоган будет открыто провоцировать РФ?

— По уставу все страны НАТО должны заступаться за своего члена. Все понимают, что сбитый российский самолет уже был провокацией, что никаких десяти предупреждений и серьезного залета на территорию Турции не было. Даже если бомбардировщик оказался по ту сторону границы на 10−15 секунд, это случается в мировой практике сплошь и рядом, и никто за это не сбивает. Страны-члены НАТО все это ясно осознают, но в один голос заступаются за Турцию и говорят, что турки осуществляют свое право на самооборону. Само поведение Эрдогана свидетельствует о том, что его за кулисами уверили, что он может говорить все, что угодно — за него вступятся. Это придает ему сил, чтобы делать такие вызывающие заявления.

Если турецкий самолет залетит на сирийскую территорию, чтобы побомбить курдов или даже случайно, и будет сбит, о чем мы предупреждали, члены НАТО прекрасно поймут, что это провокация. Но они все равно заступятся за Турцию, это неизбежно. Вы можете себе представить, чтобы кто-то из членов НАТО выступил на стороне России?

— То есть они готовы к открытой конфронтации с Россией?

— Открытой конфронтации не будет. Турки своим шагом вплотную приблизились к красной черте, но пока еще не перешли ее. Пока стороны понимают, что эта ситуация не стоит того, чтобы начинать воевать друг с другом. На фоне террористической угрозы это было бы крайне неразумно со стороны мирового сообщества. Но на политическом уровне это подольет масла в огонь. Мы и так не очень дружим, обращаем друг против друга все новые санкции.

Вчера это было из-за Украины, завтра — из-за Турции. Если последует новый инцидент, неизбежна эскалация санкций. Вырастет взаимная изоляция, ненависть, начнется отзыв послов, разрыв дипломатических связей. До горячей войны не дойдет, но холодная будет усилена многократно. Это то, чего хотят США и то, чего в принципе хочет Эрдоган.

Директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, в свою очередь, убежден, что Североатлантический альянс не станет поддерживать Турция при таком развитии событий.

— Россия указала Эрдогану границы его возможностей. Если он захочет и дальше нагнетать ситуацию, он получит все, что заслужил. Готов он к этому или нет — это уже проблемы его самого, его страны и избирателей. НАТО фактически не поддержало Турцию в ситуации с бомбардировщиком, и вряд ли поддержит, если Эрдоган будет нарываться и дальше. НАТО не собирается из-за амбиций провокаторов в своих рядах начинать войну, которая не имеет никакого отношения к интересам альянса.

Директор Исследовательского центра «Ближний Восток — Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов считает, что Эрдоган загнан в угол, поэтому ведет себя непредсказуемо.

— Москва всегда очень бережно относилась к политическим и экономическим отношениям с Турцией, но Анкара пошла на срыв отношений. Это объясняется целым комплексом причин. Турция на самом деле находится на грани развала. Россия своими энергетическими предложениями пыталась сковать каркас государства, что раздражало американцев, у которых давно были планы по деградации этого государства. Им мешал альянс Путина с Эрдоганом, и теперь он разорван из-за бездарной политики турецкого руководства.

Мы наблюдаем уникальную ситуацию в мировой истории, и удержать регион в существующих государственных границах вряд ли удастся. Ирак развален, режим Асада вскоре начнет проводить административные реформы, и курды могут получить автономию. Турецкие курды тоже начнут требовать независимости. Все это подталкивает Эрдогана к радикальным действиям.

Хотя ответственность за решение об уничтожении самолета взял на себя премьер-министр Ахмет Давутоглу, а Эрдоган, якобы, был оповещен только потом. Но его дальнейшие действия оказались абсолютно непредсказуемы. Наши источники сообщают, что Запад загнал Эрдогана в угол, так как имеет на него серьезный компромат, в том числе в вопросах коррупции. Именно западные СМИ дали первую утечку и сообщили, что Турция пропускает боевиков ИГ через свою территорию, снабжает их оружием и даже позволяет отдыхать в Анталии. Россия тогда молчала. Но после уничтожения бомбардировщика, Россия обнародовала документы, подтверждающие, что в турецком правительстве существует коррупционное ядро. Сочетание внутренней и внешней критики создает критическую массу в Турции, которая в ближайшем времени взорвется.

Сейчас Эрдоган разжигает антироссийскую истерию. Но он оказался в ловушке, выбраться из которой ему будет очень трудно. Турция объявлена пособником терроризма, а это очень серьезная формулировка. Власти страны находятся в шоковом состоянии. По имеющейся информации, после размещение в Сирии комплексов С-400 турецкие самолеты опасаются залетать на территорию этой страны. Видимо, сирийское воздушное пространство закрыто российскими ВКС для турецких самолетов. Если турецкий самолет собьют над территорией Сирии, это будет целиком и полностью соответствовать соглашению между Москвой и Дамаском о военно-техническом сотрудничестве. Но я не думаю, что наша сторона пойдет на такой шаг без нарушений со стороны Турции, лишь бы разменять самолет на самолет. Необходимо решать эту проблему, прежде всего, политически.

— И все же, Эрдоган готовися к новым провокациям, раз делает такие заявления?

— Эрдоган уже не может вести себя по-другому. Он допустил ряд серьезнейших стратегических ошибок. У него было несколько сценариев выхода из ситуации, но вместо этого он обратился к НАТО, как будто это Россия сбила их самолет. Первым делом он должен был позвонить нашему президенту и в личном разговоре, не обязательно публично, принести извинения, а затем обсудить пути выхода из кризиса. Наказать виновных, выплатить компенсации семьям, компенсации за потерю самолета. Но этот шанс был упущен.

Возможно, Эрдогану не дали пойти по этому пути «западные партнеры». Сейчас он загнан в угол и будет продолжать нагнетать националистическую истерию. Видимо, ему пообещали, что на этой истерии он может получить мандат доверия по трансформации системы из парламентской в президентскую. Но видно, что после переброски С-400 турки в растерянности и не знают, что делать дальше. Варианты развития ситуации могут быть самыми разными.

Турция открывает Карабахский фронт

К чему приведет попытка Анкары раздуть конфликт в Закавказье?

В четверг, 26 ноября, конфликт между Москвой и Анкарой принял неожиданный поворот. Турецкий премьер Ахмет Давутоглу фактически открыл новый фронт борьбы с Россией и ее союзником Арменией: он пообещал «сделать все возможное, чтобы освободить оккупированные территории Азербайджана». Другими словами — раздуть конфликт в Нагорном Карабахе. Таким способом Анкара отреагировала на намерения России наложить санкции на турецкую экономику и нанести политический удар по имиджу Турции за счет сворачивания ряда двусторонних проектов.

Свою месть Анкара не стала откладывать в долгий ящик. Уже в пятницу глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу провел в Баку переговоры с руководством этой страны. Между тем, дипломатического решения карабахского вопроса при турецком посредничестве быть не может. Дипотношения между Анкарой и Ереваном разорваны, а граница двух стран закрыта. Значит, речь шла о чем-то другом.

Надо понимать: Карабах — отличная пороховая бочка в Закавказье. Напомним, этот регион — армянская земля, которая на правах автономии была в 1921 году включена в состав Азербайджанской ССР. По одной из версий, большевистское руководство пошло на такой шаг — при том, что подавляющее большинство населения автономии составляли армяне — чтобы обеспечить Советской России политическое сближение с кемалистской Турцией.

В 1991—1994 годах конфронтация между азербайджанцами и армянами уже приводила к масштабным военным действиям за контроль над Карабахом. Причем, по уровню противостояния эту войну превзошли только чеченские кампании. Однако, как справедливо отмечал директор стокгольмского Института политики безопасности и развития (ISDP) Сванте Корнелл, «из всех кавказских конфликтов карабахский конфликт имеет наибольшее стратегическое и общерегиональное значение. Этот конфликт — единственный на территории бывшего Советского Союза, в который непосредственно вовлечены два независимых государства. Более того, в конце 1990-х годов Карабахский конфликт способствовал формированию на Кавказе и вокруг него противостоящих друг другу группировок государств».

И теперь, видимо, Анкара горит желанием плеснуть керосина в тлеющий карабахский огонь. Поскольку, как следует из выводов Корнелла, это лучший способ развязать большую войну в Закавказье.

Как далеко готова зайти Турция в своей опасной игре, к чему она приведет?

— Когда Турция была на подъеме, а Азербайджан не стеснялся обозначать протурецкую военно-политическую ориентацию, Анкара и Баку могли разыграть армянскую карту и карабахскую в том числе, — отмечает директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов.

— Однако из-за дипломатических просчетов обе стороны не смогли разложить нужный пасьянс в Закавказье. Баку, например, в 2009-м блокировал подписание цюрихских протоколов между Турцией и Арменией, которые были призваны нормализовать отношения между двумя странами. И тем самым снизил возможность влиять на ситуацию в Карабахе.

Но теперь — после того, как Москва вошла с Анкарой в клинч — позиции Баку резко ослабли. Теперь у Москвы развязаны руки. Российская сторона прежде очень осторожно вела себя по отношению к карабахскому конфликту, и не оказывала должной поддержки Армении, в которой она нуждалась как член ОДКБ и член Евразийского союза. Сейчас же стало очевидно: единственный союзник России в регионе — это Армения.

В то же время Москве, в связи с сирийской операцией, нужен второй рубеж обороны по реке Аракс — бывшей границе между Российской империей и Ираном, а потом южной границе СССР. И это многое меняет в раскладе интересов и сил.

О чем Чавушоглу говорил с азербайджанским руководством?

— Это зондирующий визит. По некоторым данным, глава турецкого МИДа просил президента Азербайджана Ильхама Алиева помирить лидеров Турции и России — Реджепа Тайипа Эрдогана и Владимира Путина. Но Алиев не является для Путина авторитетной фигурой, и он много раз подставлял российского президента. Он не может выступить гарантом, да и вторым Лукашенко тоже не станет.

Между тем, речь идет об очень серьезных вещах. События в Сирии могут начать развиваться совсем не так, как виделось изначально. И нам нужен плацдарм, чтобы иметь возможность выходить на Сирию со стороны Закавказья.

Поэтому сейчас Азербайджану нужно сделать выбор: с кем вступать в тесный альянс — с Турцией или с Россией? Мне кажется, Ильхам Алиев все-таки умнее Эрдогана — он будет пытаться сохранять все связи с Москвой, налаживать с ней партнерство, и фактически сдаст турецкого президента.

— В чем будет заключаться этот тесный альянс с Москвой?

— В обеспечении транспортного коридора в Сирию. Мы сейчас летаем в Сирию в обход территории Азербайджана, стреляем ракетами в обход этой территории. В случае альянса Москва-Баку на территории республики может появиться аэродром подскока для российских ВКС.

Кроме того, как только Алиев начнет дрейфовать в сторону Севера, чтобы сохранить свою власть, альянс Азербайджана с Турцией будет разрушен. Во всяком случае, с тем режимом, который сейчас в Анкаре.

Думаю, Алиев поступит именно так, потому что нынешний турецкий режим позиционирует себя как пособник терроризма. Альянс с таким пособником — политически очень невыгодный брак.

— А если Ильхам Алиев выберет альянс с Анкарой?

— Тогда мы будем наращивать группировку в Армении, мы будем просто вынуждены это делать. До сирийского кризиса такие действия РФ могли восприниматься как вызов в сторону Азербайджана, но сейчас такое локальное восприятие отступило на второй план. В Сирии идет серьезная война, и нам, грубо говоря, плевать на Баку — мы защищаем свои национальные интересы.

Проблема в том, что Азербайджан самостоятельно не сможет удержать наступление радикальных исламистов. Об этом, в частности, говорит недавний инцидент в пригороде Баку, где правоохранители вступили в перестрелку с членами радикальной исламистской организации, которые засели в мечети. В ходе столкновения погибли восемь человек. По информации азербайджанских полицейских, члены группировки планировали теракты и массовые беспорядки.

Мы не можем надеяться, что Баку удержит волну радикального исламизма, которая может прийти из Сирии. Это значит, через какое-то время боевики, воевавшие с Асадом, могут оказаться на нашем Северном Кавказе. Москву такой сценарий категорически не устраивает, и она намерена поставить заслон экстремистам еще на дальних рубежах.

— Турция может подтолкнуть Азербайджан к «горячему» конфликту в Карабахе?

— В Карабахе и без того постоянно стреляют. Международных посредников там нет, разобраться, кто стреляет, сложно, а стороны обвиняют друг друга. В этой ситуации Алиев выжидал благоприятной для себя геополитической обстановки. Он верил в ослабление России, укрепление Турции и усиление позиций Запада, верил, что однажды сумеет скрутить в бараний рог Армению и решить проблему Карабаха.

Но все пошло по-другому. Турция ослабла, на региональную сцену вышел Иран, а Россия укрепилась. И оказалось, что Азербайджан заперт в исторических рамках, потому что не имеет исторического отношения к Турции, и состоит из ханств, которые когда-то входили в состав Персидской, а не Османской империи.

Но исключать «горячего» сценария в Карабахе все же нельзя. Визит Чавушоглу носит разведывательный характер — о начале крупной провокации на уровне министров иностранных дел не договариваются. Но, думаю, Чавушоглу привезет Эрдогану важные предварительные сведения, которыми политики и дипломаты обмениваются только тет-а-тет.

— Не думаю, что сейчас Баку пойдет на вооруженную провокацию в Нагорном Карабахе, — говорит академик Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов.

— Все-таки в Армении дислоцируется 102-я российская военная база. Там есть и авиационная группировка из истребителей МиГ-29, и зенитно-ракетный полк, вооруженный комплексами С-300 В. Так что азербайджанское руководство хорошо понимает: в случае «горячего» конфликта в Карабахе Россия будет в него втянута и даст отпор.

На мой взгляд, премьер Ахмет Давутоглу сделал чисто политический ход в ответ на экономическое давление России. Турция пытается пугать — и Армению, и нас. Сейчас, по крайней мере, Анкара на большую войну в Закавказье не способна.

Турки не получили поддержки в НАТО после инцидента с российским Су-24М. Между тем, без согласия — или приказа — Вашингтона турки на авантюру в Карабахе пойти не могут. Другое дело, что США могут решить: раз не удалось развязать войну с Россией на Украине — развяжем ее в Закавказье. В теории, так может случиться. Но в реальности, на мой взгляд, момент для подобной операции для Вашингтона крайне неподходящий…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1581
Похожие новости
18 августа 2017, 09:45
18 августа 2017, 07:30
19 августа 2017, 20:30
17 августа 2017, 21:00
18 августа 2017, 07:32
18 августа 2017, 09:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 13:00
14 августа 2017, 08:45
13 августа 2017, 13:01
18 августа 2017, 10:00
15 августа 2017, 17:00
18 августа 2017, 07:32
15 августа 2017, 09:45