Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

У России вновь пытаются отобрать Калининград?

Различного рода экономические и политические претензии к России от бывших членов СССР уже прочно вошли в заголовки новостных изданий, однако поводом для очередной дискуссии послужила инициатива отдельных официальных лиц Литвы по возврату Калининградской области.

Фактически, это довольно обособленный регион, который, ко всему прочему, ещё и отделён от основной части страны территориально.

Именно такая особенность и вызывает определённые опасения по поводу подобных заявлений и их перспектив, поэтому попробуем проанализировать текущую ситуацию и оценить возможность негативного стечения обстоятельств.

Изолированный регион – пережиток империи или неотъемлемая часть России?

После развала СССР Калининградская область оказалась в крайне затруднительном положении, которое обязывало руководство страны идти на определённые уступки, чтобы организовать интеграцию энергетической и транспортной систем, а также обеспечить связь с регионом и беспрепятственный пассажиропоток.

Формально, для связи с регионом используются автомобильные и железные дороги, авиасообщение и паромное сообщение, но первые два вида требуют от граждан России наличия Шенгенской визы, а последние два – крайне зависимы от погодных условий.

Таким образом, реальное положение дел таково, что перемещение внутри страны сильно затруднено, это является основным поводом для опасений за территориальную целостность.

Естественно, что обеспечение внутригосударственного взаимодействия в такой ситуации сопряжено со значительными финансовыми затратами, а это уже предопределяет сомнения в целесообразности (по мнению некоторых зарубежных аналитиков) сохранения Калининградской области в составе России.

Поводом для очередного витка дискуссии послужило высказывание литовского депутата Линаса Бальсиса о том, что в связи с нарушением послевоенной территориальной целостности, ввиду присоединения Крыма, были автоматически аннулированы достигнутые ранее соглашения, что открывает правовое поле для инициации процесса возврата Калининграда.

Стоит отметить, что последовавшая официальная реакция МИД Литвы полностью расходится с этим предложением, и территориальных претензий ни к одному из государств у руководства страны нет.

Разумеется, подобного рода заявления основываются на националистических веяниях и антироссийских настроениях, которые уже прочно засели в умах довольно высокопоставленных политиков. Никакой экономической подоплёки в территориальных претензиях к России выявить не удаётся.

Как отметил Владимир Оленченко, старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН, подобное явление – всего лишь попытка следовать популярным политическим трендам.

Более того, он пояснил, что территория Калининградской области никогда не входила в состав Литвы или Литовского государства, так что претензии не только юридически, но и исторически неправомерны.

Самое интересное, что пересмотр Хельсинского соглашения о послевоенных границах может привести к тому, что сама Литва потеряет значительную часть своих территорий, поскольку односторонний пересмотр соглашения невозможен.

Уязвимые связи с основной территорией как инструмент внешнеполитического давления

Принимая во внимание популистский характер заявлений об отъёме Калининграда, а также неспособность ни одного из государств реализовать подобные угрозы, в ближайшие десятилетия данный факт опасности не представляет.

Однако необходимо объективно оценивать стремление стран Прибалтики создать ряд трудностей, которые бы ослабили экономику региона и страны в целом.

В качестве ключевого направления такой деятельности можно рассматривать энергобезопасность Калининградской области, которая сильно зависит от позиции соседствующих стран.

Подобные опасения вызваны недавней ситуацией в Крыму, когда, несмотря на готовность России платить Украине за поставки электроэнергии, воды и транзит газа, все коммуникации были отрезаны, что вызвало необходимость оперативного создания энергомостов и строительства новых генерирующих мощностей.

Блокада Калининграда: шаг первый

Виду такой потенциальной угрозы нужно заранее предусмотреть концепцию развития основных систем региона, поскольку, в отличие от того же Крыма, ближайших точек территориального соприкосновения с основной частью России у Калининграда нет.

Сергей Пикин, директор Фонда энергетического развития, отметил, что России следует уже сейчас готовиться к энергетической блокаде региона, поскольку, несмотря на подписанное соглашение о транзите газа, действующее до 2026 года, Прибалтика стремится отказаться от использования российских энергоносителей, а существующие магистрали легко перекрываются и могут быть использованы для политического шантажа.

Не лучше обстоит ситуация и с электроснабжением, поскольку регион включён в единую энергетическую систему с Польшей, Литвой и Белоруссией, и выход из неё одной из стран будет иметь катастрофические последствия для устойчивости энергосистемы Калининградской области.

Как отметил Иван Грачёв, член комитета Госдумы по энергетике, подобное развитие ситуации – вполне реальная перспектива ближайших лет, ввиду чего подготовительные меры следует готовить уже сейчас.

Учитывая объективные предпосылки, министр энергетики Александр Новак полагает, что следующим после Крыма будет вопрос об обеспечении энергонезависимости Калининградской области от транзита через смежные страны.

Если говорить о разрабатываемых проектах, то это комплекс по транспортировке и разжижению газа, поставляемого с помощью танкеров, а также энергомосты, проложенные по дну Балтийского моря.

Стоит пояснить, что бесперебойное снабжение региона является залогом территориальной целостности России, поскольку исключает механизм его отъёма путём разрыва связей с основной территорией.

Действительно, длительная блокада может подготовить в Калининграде почву для массовых недовольств бессилием властей, возникновению протестных явлений, которые в дальнейшей перспективе могут привести к проведению референдума по отделению от России.

Антироссийские настроения как повод к территориальным претензиям

Если же всерьёз рассматривать действия литовских инициаторов по отъёму региона у России, то в правовом поле подобные действия бесперспективны и крайне опасны, поскольку создают очередной прецедент, позволяющий пересматривать территориальное устройство Европы, установленное после Второй мировой войны.

Разумеется, что ни одно цивилизованное государство на это не пойдёт, поэтому единственно оправданные опасения – это использование Калининградской области в качестве инструмента давления на Россию за счёт манипуляций с изоляцией региона.

Аналогичного мнения придерживается и глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий, который призвал игнорировать подобные провокационные заявления прибалтийских политиков.

По его мнению, это излюбленный приём различного рода деятелей, направленный на то, чтобы привлечь к себе внимание и заручиться поддержкой радикально настроенных масс.

Дмитрий Журавлев, директор Института региональных проблем, вообще полагает, что изоляция региона приведёт к серьёзному обострению отношений с прибалтийскими странами, что больно ударит по их экономике, и без поддержки, в том числе финансовой, более влиятельных союзников, на такие шаги они не решатся.

Но, к сожалению, понятия экономической целесообразности на постсоветском пространстве рассматриваются всё реже, часто уступая место сиюминутной политической выгоде.

Недоумение вызывает и стремление предъявить территориальные претензии теми странами, которые ни исторически, ни политически никакого отношения к Калининграду не имеют. При этом Германия, в состав которой и входил регион, никогда себе таких инициатив, даже в устной форме, не позволяла.

Сама по себе область является важнейшей стратегической позицией, размещение вооружения на которой позволяет обеспечить безопасность всей европейской части нашей страны, а также противостоять развёртываемой системе ПРО и создаваемым позициям НАТОвских войск.

Даже наши политические противники признают, что ни о каком переходе Калининграда под юрисдикцию другого государства в краткосрочной перспективе не может быть и речи.

Более того, резкие заявления и претензии также не рассматриваются всерьёз и служат лишь для предварительной подготовки общественного мнения, создания предпосылок для последующих более активных действий.

Как я стал украинофобом, или про поездку к теще во Львов

Территориальная обособленность рассматривается как потенциал для создания независимых регионов, по образцу с разделением Германии на Восточную и Западную, и отведение Калининграду в этом процессе роли неподконтрольного очага политического противостояния влиянию Москвы.

Таким образом, основываясь на всестороннем рассмотрении объективной информации, можно сделать вывод, что в ближайшие десятилетия территориальной целостности нашего государства ничто не угрожает.

Что же касается антироссийских выпадов, то они обусловлены внешнеполитическими трендами, которые уже теряют свою популярность.

Единственное, что заслуживает внимания и пристального рассмотрения, так это вопрос жизнеобеспечения региона, бесперебойного снабжения энергоносителями, чтобы исключить такой потенциально возможный инструмент для оказания давления.

Автор: Сергей Василенков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

951
Похожие новости
12 октября 2017, 14:15
13 октября 2017, 19:37
17 октября 2017, 14:15
14 октября 2017, 09:45
11 октября 2017, 18:00
13 октября 2017, 11:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 октября 2017, 19:45
15 октября 2017, 14:00
13 октября 2017, 18:45
16 октября 2017, 00:15
18 октября 2017, 03:15
16 октября 2017, 15:15
18 октября 2017, 15:30