Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Украина для двоих

Фото: AP/TASS

Может ли формат «Карасин — Нуланд» стать единственным эффективным в переговорах по ситуации в «незалежной»?

Любые решения внутри Украины принимает не Киев, а США или Россия — говорится в отчете американского частного разведывательное агентство Stratfor. Агентство отмечает, что на прошлой неделе фактически был создан новый формат переговоров по Донбассу, в котором участвуют два переговорщика, которых реально зависят события на Украине — США и Россия.

«Телефонные звонки между дипломатами относительно низкого уровня, как правило, не заслуживают освещения. Но в понедельник беседа заместителя госсекретаря СШАВиктории Нуланд и заместителя министра иностранных дел России Григория Карасина о кипящем конфликте на Украине стала исключением. Двусторонний характер разговора и его время… подтверждает, что эволюция украинского конфликта наиболее сильно определяется не Киевом, а действиями и отношениями между Москвой и Вашингтоном» — говорится в отчете.

20 июля состоялись телефонные переговоры статс-секретаря — замглавы МИД РФ Григория Карасина и заместителя госсекретаря США Виктория Нуланд.

«Особое внимание было уделено практическим вопросам, связанным с проведением реальной конституционной реформы на Украине, укреплению безопасности, а также экономическим и гуманитарным проблемам в Донбассе», — говорится в сообщении на сайте МИД РФ.

Напомним, что существуют два основных переговорных формата по Украине. Первый — «минский» — в рамках трехсторонней контактной группы, участие в которой принимают Украина, Россия, ОБСЕ, а также представители ЛНР и ДНР. Второй — «нормандский», в котом участвуют Украина, Россия, Германия и Франция. При этом, как говорится в отчете Stratfor США, будучи основным политическим и экономическим представителем Запада в противостоянии с Россией, не принимали участия ни в одном из форматов. Вашингтон принимал активное дипломатическое участие в урегулировании конфликта, но встречи межу представителями США и РФ проводились довольно редко.

Впрочем, как отмечают аналитики Stratfor, ситуация несколько изменилась в последнее время. В течение июня и июля между заместителем госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Викторией Нуланд и заместителем главы МИД России Григорием Карасиным состоялся целый ряд личных встреч и телефонных разговоров. Стоит отметить, что, по словам Сергея Иванова — главы Администрации президента РФ Владимира Путина, российско-американский канал «Карасин-Нуланд» станет отдельным двусторонним форматом по дипломатическому урегулированию кризиса в Украине, хотя он и не отменяет Минские переговоры. Тем не менее, то, какое влияние этот диалог окажет на ситуацию в Донбассе, пока неизвестно.

По сути, украинский конфликт стал конфликтом двух важнейших геополитических императивов. Подчеркивают в Stratfor. Россия хочет защитить себя посредством использования соседних территорий в качестве буфера, а США желают предотвратить появление силы, которая может бросить вызов американской гегемонии. Столкновение этих интересов произошло на Украине, которая, среди всех стран бывшего СССР, имеет наиболее важное стратегическое значение для России. «Если Украина поддержит Москву, Россия станет значимой региональной силой. А если поддержит Запад — РФ станет уязвимой как изнутри, так и снаружи», — говорится в отчете агентства.

По мнению аналитиков, «извечное опасение Кремля, что США оказывают влияние на „периферию“ РФ, вынудило принять решение о начале регулярных двусторонних переговоров между Москвой и Вашингтоном». «В некотором смысле, эти две страны имеют больше возможностей для воздействия на политический и военный ход конфликта в Донбассе, чем украинские власти и „сепаратисты“. Впрочем, сам факт переговоров не обязательно свидетельствует, что в скором времени следует ожидать урегулирования конфликта или деэскалации насилия. Обе стороны имеют разные взгляды на определенные вещи, в частности на тип автономии, которую официальные украинские власти должны предоставить „повстанческим“ регионам», — подчеркивают авторы отчета.

В Stratfor считают, что США поддерживают позицию Украины по выполнению Минских соглашений, согласно которой должна быть соблюдена очередность выполнения прописанных пунктов: сначала нужно прекратить насилие, а потом говорить о статусе и выборах на территории временно оккупированных регионов. Тем не менее, в ходе последнего визита на Украину Виктория Нуланд склоняла Киев к принятию поправок в Конституцию, предусматривающих спецстатус для ДНР и ЛНР.

«В Кремле позитивно оценили процесс изменений, однако Россия все еще оказывает влияние на Украину, требуя еще больших политических уступок от Киева. Кроме того, РФ, взамен на помощь по достижению ядерной сделки с Ираном, хочет, чтобы на уступки пошли также США. Москва и Вашингтон пытаются достичь мирового соглашения, однако в запасе имеют также несколько угроз. Последующие переговоры между Нуланд и Карасиным станут настоящим испытанием эффективности нового формата двусторонних переговоров между США и Россией», — констатируют в Stratfor.

Стоит отдельно упомянуть, что аналитики Stratfor в марте этого года утверждали, что Россия попытается обеспечить себе пресловутый коридор к Крыму. Агентство выделило три возможных варианта развития событий: т.н. «мостовой» (отторжение территории от Мариуполя до двух мостов в низовье Днепра, которые связывают Николаевскую и Херсонские области), «береговой» (отторжение всего побережья с частями Херсонской, Николаевской,
Одесских областей вместе с этими областными центрами), «восточноукраинский» (разделение Украины по Днепру). Отметим, что подобные сценарии описываются как на Украине, так и на Западе с самого начала событий т.н. «русской весны», однако Москва неоднократно подчеркивала, что выступает за целостность Украины.

Политический обозреватель Виктор Шапинов считает, что американские аналитики слишком категоричны.

— США контролирует принятие Киевом стратегически важных решений. Мелкие вопросы киевский режим вполне может решать и сам — американцы вмешиваются только, когда официальный Киев демонстрирует полную неспособность контролировать ситуацию. В тоже время контроль США усиливается, но далеко не только потому, что Вашингтон хочет полностью контролировать своих марионеток. Зачастую он вынужден вмешиваться, чтобы не допустить краха или развала.

Например, когда конфликт президента Порошенко и олигарха-губернатораКоломойского вырос в открытое противостояние, арбитром стало посольство США. Но однажды вмешавшись, посольство показало, что инстанцией во внутриолигархических спорах теперь является не президент или премьер, а посол Соединенных Штатов, и теперь за «справедливостью» во время бизнес-конфликтов нужно идти именно к нему, а не к официальным властям. Теперь крупному бизнесу стало понятно «кто здесь власть».

Другой аспект усиления влияния США — это взятие под прямое управление стратегического региона — Одесской области. Контроль осуществляется при помощи группы международных политических администраторов во главе с бывшим президентом Грузии Михаилом Саакашвили, действующей напрямую в интересах США. Это, кстати, тоже показатель, что местным марионеткам не доверяют как в смысле их лояльности, так и в смысле профессиональных управленческих качеств. Цели такой «мирной аннексии» — контроль над портами, через которые проходит львиная доля импорта, а также можно осуществлять военные поставки. Возможно также, что в планах Вашингтона и прямое военное присутствие на Черном море.

В целом зависимость киевского режима от США сейчас примерно такая же, как была у южновьетнамского режима в годы Вьетнамской войны. Напомню, что тогда сайгонский режим обоснованно называли марионеточным.

Что касается России, то ее влияние на украинские события не так велико, как это принято считать. Это связано, прежде всего, с отсутствием внятной политики в отношении внутриукраинской ситуации на протяжении многих лет. При президенте Ющенко была поддержка так называемых «пророссийских сил», подчас маргинальных и бессмысленных, которых в шутку называли «профессиональными русскими». Никаких успехов эти силы не достигли. При президенте Януковиче такая поддержка и вовсе закончилась, так как Кремль (в отличие от Вашингтона) всегда предпочитает договариваться «в верхах», а не помогать низовым политическим движениям. В итоге на момент государственного переворота и бегства «союзника» Януковича силы сопротивления не были организованы, на первый план вышли люди, вовсе не занимавшиеся раньше политикой, зачастую случайные, и восстание имело лишь ограниченный успех.

И сегодня Кремль ищет в новых постмайданных украинских элитах «с кем договориться». Однако, мы понимаем, что такие договоренности будут стоить не больше чем та бумага, на которой они будут написаны. Российские элиты побоялись опереться на массовое антифашистское и антиолигархическое движение юго-востока страны, и даже призывали к отмене или отсрочке референдума по образованию ДНР и ЛНР. Сегодняшнее же влияние России на руководство народных республик определяется в основном тотальной зависимостью Донбасса от военных и гуманитарных поставок из РФ.

— Авторы доклада фактически констатируют потерю Украиной суверенитета. А был ли он у нее вообще за 24 года независимости? Возможно ли его появление в будущем, и если да — при каких условиях?

— Определенная доля суверенитета у «незалежной» до событий на «Майдане» была. Вспомним хотя бы, что режим Януковича мог выбирать вектор внешнеэкономической интеграции — с ЕС или Таможенным Союзом. Конечно, страна связанная обязательствами по кредитам МВФ, обязанная подчиняться ВТО обладает лишь ограниченным суверенитетом, но раньше Украина таким ограниченным суверенитетом все-таки обладала. Если администрация Януковича-Азарова могла сопротивляться требованиям МВФ поднять тарифы на газ и электричество для населения до «рыночного» уровня, то администрация Порошенко-Яценюка видит в выполнении этого людоедского условия свою первейшую задачу.

Восстановить суверенитет будет трудно, причем как для той части Украины, которой управляет киевский режим, так и для народных республик. Единственный выход, который я вижу — это распад Украины и новая ее сборка на основании антифашистской и антиолигархической федерации. Новая народная украинская республика, или, по меньшей мере, «большая Новороссия», уже будет способна проводить какую-то самостоятельную политику, конечно, при условии отстранения от власти олигархических кланов завязанных на иностранные центры.

— Могут ли Москва и Вашингтон когда-нибудь прийти к консенсусу по украинскому вопросу?

— Да, такой процесс идет. Главный сигнал в этом смысле — визит Виктории Нуланд, которая буквально в ручном режиме заставили Верховную Раду проголосовать законы, направленные на частичное выполнение Минских соглашений. Это, кстати, тоже показывает степень суверенитета киевского режима и его способности обеспечить выполнение взятых на себя обязательств.

Что касается компромисса Москвы и Вашингтона, то он может быть достигнут. Вашингтон уже достиг тех целей, которые ставил в геополитическом конфликте — основательно поссорил ЕС и Россию, еще крепче привязав ЕС во главе с Германией к колеснице США. Вашингтон осложнил экономическое сотрудничество между ЕС и Россией, показывая, что для Европы нет альтернативы вступлению в Трансатлантическую зону свободной торговли. Вашингтон оторвал Украину от России, получил открыто враждебный антироссийский режим в Киеве. Цели достигнуты.

С другой стороны, присоединив Крым, Россия нарушила правила, диктуемые Вашингтоном, открыто бросила ему вызов. Это опасный пример в условиях начинающегося распада мировой системы во главе с США. Поэтому компромисс если и будет заключен, то именно по Украине, но не по Крыму, который американцы никогда не признают российским.

В обмен на какие-то уступки по Украине от России скорее всего потребуют помощи на Ближнем Востоке. Идеальным вариантом для США будет втянуть Россию в войну с Исламским Государством*.

Однако, если компромисс между Москвой и Вашингтоном возможен, то вот компромисс между Киевом и Донбассом пока не просматривается. И мне очень не хотелось бы, чтобы США и РФ заключали свой компромисс за счет восставших на Донбассе.

— К сожалению, все так и есть, — говорит секретарь ЦК ОКП и экс-руководитель пресс-службы МИД ДНР в Москве Дарья Митина, — судьбу региона в значительной степени решают российско-американские отношения, а это ничего хорошего народам бывшей Украины, по сути находящимся под американским внешним управлением, не сулит. В планы российского руководства не входит конфронтация с США — в страшном сне бы им не приснилось охлаждение отношений, слишком прочно российские власть имущие встроены в западные расклады — имущественно, финансово, ментально. Действительно, Украина — это единственный аспект, по которому у России и США, к вящему неудовольствию обитателей Кремля, появились разногласия. Обратите внимание, по всем остальным вопросам у руководства двух сверхдержав интересы фатальным образом совпадают (как обычно, разводим понятия российского и американского народов и российской и американской элиты). Поэтому Россия хочет решить вопрос с Украиной как можно более безболезненно, не раздражая западных партнеров.

— Новый формат «Нуланд-Карасин» будет эффективнее предыдущих?

— Создание формата «Нуланд — Карасин» означает лишь то, что архитектурные излишества вроде минского формата (участие Европы, Киева, широкой сети международных посредников, не говоря уже о представителях народных республик) становятся ненужной обузой на ногах основных переговорщиков, России и США.

Увы, никаких иллюзий питать не приходится. Судя по всему, за обвал украинской экономики заплатит Россия, а решение вопроса о статусе украинских территорий пройдет в максимально комфортном для США формате.

— Тот же Stratfor весной смоделировал три сценария создания «Крымского коридора». Есть ли еще перспективы реализации у одного из этих сценариев?

— Какие варианты территориального размена будут реализованы — это и есть предмет переговоров в формате Россия — США. Есть несколько маркеров, которые покажут, насколько далеко простирается готовность Москвы к дипломатическому давлению. Если Мариуполь, например, останется за Киевом, это значит, что Россия фактически соглашается на статус-кво, полностью отказывается от каких-либо иных планов, кроме сохранения за собой Крыма. Видимо, Крым — это и будет той конфеткой в яркой обертке, которую дадут России в знак утешения и компенсации за полную потерю влияния на Украине, окончательно превращающуюся в американский протекторат и плацдарм США в Восточной Европе.

Вот как отчет Stratfor прокомментировал обозреватель МИА «Россия сегодня» Ростислав Ищенко.

— Почему американское частное разведывательное агентство открыто признает, что Украина утратила свой суверенитет?

— Потому, что это очевидно. А отрицание очевидного является прерогативой политиков (Госдеп), а не аналитиков (Stratfor)

— Stratfor пишет, что «если Украина поддерживает Москву, Россия становится ведущей региональной державой, если Украина поддерживает Запад, Россия становится уязвимым извне и изнутри. Так ли это?

— В обобщенном виде, да. Но надо учитывать, что в политике, как на войне, любая собственная слабость может быть превращена в силу, а любая сила может стать слабостью. Все зависит от искусства игрока. Если исходить из абсолютно стерильной ситуации, когда личные таланты игроков (влекущие за собой огромное количество других неучтенных факторов) во внимание не принимаются, то да, Украина, играющая в пользу Запада, делает Россию уязвимой.

— Можно ли говорить о новом формате переговоров, дополняющем минский и нормандский? Насколько он будет эффективен?

— Нет, скорее можно говорить о формате эпохи Карибского кризиса (разве что он пока не выведен на уровень глав государств). Минский и Нормандский форматы вращаются вокруг технических вопросов украинского кризиса, а прямая линия между дипломатическими ведомствами — свидетельство глубокого (на грани войны) глобального кризиса в отношениях России и США.

— Агентство констатирует: «Давнее подозрение России о ключевом влиянии США в этой периферии вынудило принять решение о начале регулярных двусторонних переговоров». Почему только сейчас, если подозрение давнее?

— Потому что только сейчас США поняли, что не смогут сломать Россию и надо договариваться.

— На чем могут быть основаны утверждения Stratfor о том, что наша страна обязательно пойдет на создание коридора в Крым?

— На том, что стратегическое положение Крыма требует либо абсолютного контроля над Украиной, либо отторжения от нее земель, обеспечивающих «сухопутный коридор». Даже, если Путин, в силу каких-то причин, откажется решать эту задачу, она все равно будет висеть над любой будущей российской властью.

— Что вообще такое частное разведывательное агентство? Какую роль оно играет, и
насколько информация Stratfor влияет на принятие решений в Вашингтоне?

— Частное разведывательное агентство — это частное разведывательное агентство. Оно занимаются преимущественно анализом открытых источников, а не агентурной разведкой. Их выслушивают в ряду других государственных и частных структур, занимающихся сходной деятельностью. У них неплохая репутация. Но определяющего влияния на принятие решений они не оказывают…


* «Исламское государство» признано террористической организацией, деятельность которой в России официально запрещена решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года.

Дмитрий Родионов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

650
Похожие новости
13 августа 2017, 15:30
17 августа 2017, 22:02
17 августа 2017, 22:01
17 августа 2017, 22:00
17 августа 2017, 22:01
13 августа 2017, 13:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 августа 2017, 12:00
16 августа 2017, 08:15
17 августа 2017, 09:15
14 августа 2017, 23:45
16 августа 2017, 18:00
12 августа 2017, 14:30
11 августа 2017, 22:30