Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Ум хорошо, а вотум лучше. Магриб выбирает между приговором и диагнозом

К концу года ситуация в Магрибе обострилась. Это в равной мере касается Алжира, где в преддверии смены верховной власти из-за болезни президента его ближайшее окружение вошло в период политической непредсказуемости, Туниса с его противостоянием партийных группировок и Ливии, где попытки урегулирования проваливаются раз за разом вне зависимости от того, кто из внешних игроков за ними стоит.
Президент Алжира Абдельазиз Бутефлика не смог принять наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана Аль Сауда из-за сильной простуды. Об этом со ссылкой на канцелярию главы государства сообщило агентство «Рейтер». Наследный принц приехал в Алжир из Мавритании, а туда из Аргентины, где принимал участие в работе саммита G20. Президент чувствует себя настолько плохо, что под вопросом его участие в предстоящих выборах. Об их переносе власти начали переговоры с рядом политических деятелей из структурной оппозиции. Предложение отложить плебисцит на апрель 2019 года, что согласовали их участники в лице ведущего деятеля президентского альянса Амара Гуля и представителя оппозиции Абдеразака Макри, пока не было окончательно одобрено окружением Бутефлики.
Президентский клан во главе с братьями Саидом и Абдерагимом Бутефлика ждет вердикта врачей, но вынужден санкционировать консультации через несколько недель после того, как в ближнем круге президента приняли решение в пользу его пятого мандата, и до сих пор не отказался от этого варианта. Здоровье главы государства ухудшилось до того, что он не может появиться в Конституционном совете, чтобы зарегистрировать свою кандидатуру, как того требует закон. Ситуацию осложняет то, что нет кандидата – преемника из правящей партии. Генсек Фронта национального освобождения Джамель ульд Аббас в отставке из-за проблем со здоровьем. Временно исполняет обязанности главы ФНО Муаз Бушареб, в конце октября ставший новым председателем Национальной народной ассамблеи (нижняя палата парламента) Алжира.
Президентский клан старается реализовать «египетский сценарий», но без военного переворота, за счет судебных процессов
Идею о создании поста вице-президента отбросили. Для этого потребовалось бы изменение конституции, а последнее из них заняло пять лет. Саид Бутефлика за три года устранил потенциальных претендентов на пост президента, в том числе бывшего премьер-министра Абдельмалека Селлаля и начальника полиции Абдельгани Хамеля. Их отставка была предопределена еще в 2016 году и связана с тем, что братья президента заподозрили обоих в утечке компрометирующих фотографий, демонстрировавших недееспособность президента, опубликованных в твиттере бывшим премьером Франции Мануэлем Вальсом. В заговоре против клана подозревался еще и действующий премьер Ахмед Уяхья, сохранивший пост за счет отказа от президентских амбиций.
Имя бывшего министра нефти Шакиба Хелиля связывают с коррупционным делом SAIPEM-Sonatrach, хотя он официально выведен из-под расследования и международного ордера на арест, и ему два года назад разрешили вернуться в Алжир из эмиграции в США. Тогда братья президента делали это, чтобы минимизировать влияние сторонников опального шефа алжирских спецслужб генерала Медьена. Хелиль не смог заручиться поддержкой руководства двух самых весомых религиозных братств страны: Си М’Хамед Бен Мерзуг Завия в Джельфе и Сиди-Махиддина Завия в Маскаре. Она – обязательное условие для выдвижения на важные государственные посты. Чтобы Абдельазиз Бутефлика пошел в свое время на четвертый срок, его эмиссары вели с руководством этих братств серьезные переговоры.

Тунис плохо слышит «Призыв»

Президент Туниса Беджи Каид Эссебси 5 декабря продлил на месяц действие режима чрезвычайного положения на всей территории страны. 24 ноября 2015 года в столице Туниса недалеко от зданий МВД и туризма прогремел взрыв: 13 человек погибли, 20 пострадали. В тот же день объявлено о введении на 30 дней режима ЧП, позднее не раз продлевавшегося, последний раз – 6 ноября 2018 года на месяц. Ответственность за теракт взяла группировка «Исламское государство» (запрещенная в РФ).
В Тунисе идет борьба между президентом и его партией «Призыв Туниса» и премьером Юсефом Шахедом и его нынешней союзницей (перед этим партнером по коалиции с президентом) – исламистской «Ан-Нахда». Кульминацией стал разрыв в сентябре «Карфагенского соглашения» – основы парламентской коалиции между «Призывом Туниса» и «Ан-Нахдой».
24 сентября Эссебси и лидер «Ан-Нахда» Рашид Ганнуши официально разорвали парламентский альянс, существовавший с 2016 года. В высшем законотворческом органе страны идет перераспределение власти, партия «Призыв Туниса» рассматривает вероятность своего перехода в оппозицию для того, чтобы сплотить светские партии против «Ан-Нахды». Период единства «исламистов и светских», которое обозреватели характеризовали как идеальную модель цивилизованного сосуществования, закончился. Исламисты заключили альянс с другим «светским» – технократом Шахедом.
Суть борьбы – в персоне будущего президента Туниса. Шахед видит в этой должности себя, а Эссебси – своего сына. Поддержка исламистов обеспечивает премьеру относительно устойчивую стабильность. Он выиграл важный раунд и избежал вынесения вотума недоверия, на котором с сентября прошлого года настаивали президент и его партия. Шахед перекупил исламистов, предложив им ряд ключевых постов в своем правительстве, в том числе министров внутренних дел, образования и пять постов генеральных секретарей в различных ведомствах.
Президент и его сын Хафед на летних переговорах с эмиссарами «Ан-Нахды» ничего равноценного предложить не смогли. Как следствие депутаты Ассамблеи народных представителей выразили 13 ноября доверие новым членам правительства, кандидатуры которых предложены премьер-министром.
Попытки руководства «Призыва Туниса» в лице главы парламентского блока Софьяна Тубеля, генерального секретаря партии Слима Рияхи и председателя политкомитета Хафеда Каида Эссесби призвать представителей в президиуме парламента выступить против голосования вотума доверия новым министрам провалились.
После этого хотели задействовать профсоюзы и организовать забастовки с целью отставки правительства под предлогом «неприемлемых условий нового транша со стороны МВФ», на демонстрации вышли около 400 тысяч человек, но к желаемым результатам они не привели. Альтернативы предложенным МВФ условиям нет ни у Шахеда, ни у президента. Ссориться с МВФ рискованно. Начался новый раунд борьбы с заходом организовать судебный процесс по обвинению премьера и его сторонников в госизмене.
В случае проигрыша генсека ждет возобновление уголовного дела, при победе – пост главы кабмина
Сценарий такого сомнительного с точки зрения демократии судебного процесса пытается согласовать в Париже новый генсек «Призыва Туниса» Слим Рияхи. Во французской столице он проводит консультации, о которых информирует президента и его сына. Среди партнеров замечены один из ведущих бизнесменов страны, владелец Nessma TV Набиля Карауи и Камель эль-Таефа, бывший серый кардинал Бен Али. Налицо намерение ближнего круга президента заручиться поддержкой СМИ и сторонников последнего авторитарного лидера Туниса.
Париж Рияхи пугает возрождением «исламистской диктатуры». Время для этого выбрано неудачно: французское руководство больше волнуют демонстрации «желтых жилетов» дома. Рияхи планирует вернуться в Тунис, чтобы выступить ключевым свидетелем на заседании военного трибунала и обвинить Шахеда и его советников в заговоре с целью поставить под угрозу «внутреннюю безопасность государства». Приглашение выступить направлено адвокатам Рияхи военными судьями 8 декабря. Обвинения были первоначально выдвинуты против директора президентской службы безопасности Рауфа Мрадаа, но того оправдал глава государства.
На заседании трибунала Рияхи планирует раскрыть содержание аудиозаписей разговоров группы депутатов, поддерживающих Шахеда, в которых те говорят о сокращении мандата президента по медицинским показаниям. Этот план сами же «заговорщики» признали неконструктивным. Он казался слишком похожим на «медицинский» государственный переворот, осуществленный Бен Али против Хабиба Бургибы в 1987 году, но тут главное – факт «сговора». Рияхи и его партия UPL первоначально входили в пропремьерскую «Национальную коалицию», и он был в курсе разговоров, которые вели за закрытыми дверями. Позднее его переманили в коалицию с пропрезидентской партией «Призыв Туниса» и предложили пост генерального секретаря.
Рияхи не скрывает, что рассчитывает занять место Шахеда. Его альянс с ним совпал с решением премьера отказаться от начала разбирательства по обвинению в отмывании денег. Запрет на выезд из страны снят, но решение о замораживании активов Рияхи в Тунисе осталось в силе. Оно было принято премьером в июне 2017 года в ходе расследования незаконных валютных переводов из Ливии, где в эпоху Каддафи нынешний генсек сделал состояние, посредничая в крупных строительных контрактах. В случае проигрыша Рияхи ждет возобновление уголовного дела, при победе – пост главы кабмина.
Наступление Рияхи на премьера ведется в пределах общей стратегии компрометации и «Ан-Нахды». Президентский клан выдвигает обвинения против нее в связи с тайной организацией, ответственной за убийство оппозиционных деятелей Мухаммеда Брахми и Шукри Белаида и заговор с целью устранения главы государства. Это предшествует президентским и парламентским выборам конца 2019 года. В «Ан-Нахде» считают, что у «Призыва Туниса» нет шансов на победу, особенно если Хафед Каид Эссебси постарается стать преемником отца. Коалиция «Ан-Нахды» с Шахедом делает шансы «Призыва Туниса» на победу призрачными. Президентский клан, проиграв в парламенте и правительстве, старается реализовать «египетский сценарий», но без военного переворота, за счет судебных процессов. Инициировав их, он хочет дестабилизировать и расколоть сторонников Шахеда и «Ан-Нахды».
Альянс вокруг премьера начинает ослабевать. Члены парламента, поддерживающие его в составе «Национального блока», 26 ноября объявили о создании новой партии. Коалиционное правительство, возникшее после перестановок 5 ноября, испытывает проблемы. 16 ноября представители партий, входящие в кабмин, тайно встретились с Шахедом во Дворце Карфагена в Дар-Диафе. На встрече лидер парламентской группы «Ан-Нахды» Нуреддин Бхири предложил возобновить механизм координации между партиями правящего большинства по примеру действовавшего до раскола между премьер-министром и партией президента «Призыв Туниса».
Это предложение поддержала партия «Аль-Мубадара», которую представлял на заседании вице-президент и новый министр по делам гражданской службы Мухаммед Гариани. Но Мохсен Марзук, глава партии Machrou Tounes, наложил на него вето. Это первый шаг к началу напряженности внутри пропремьерского альянса и как следствие правительства по мере приближения выборов. Советники премьера подозревают, что Марзук – «троянский конь» президента, ближайшим помощником которого он был много лет. По другим данным, Марзук может разыгрывать карту возвращения в «Призыв Туниса» как ее председатель на фоне падающих шансов стать новым президентом сына действующего лидера.
Что до «Аль-Мубадары», ее лидер – министр обороны Камель Морджан намерен участвовать в президентских выборах. Он рассчитывает на поддержку элиты региона Сахель восточного побережья Туниса, где является ведущей фигурой. Партия «Ан-Нахда», играющая ключевую роль в политическом выживании Шахеда, колеблется. Верная обычной тактике «Братьев-мусульман», она не хочет править в одиночку и предпочитает играть роль в правящей верхушке в составе альянсов. Рашид Ганнуши считает, что Шахед обгонит Эссебси и станет новым президентом, но его беспокоит влияние премьера, имеющего высокие рейтинги и оказавшегося лучшим тактиком, чем ожидалось.
Крах «Призыва Туниса» стимулировал амбиции политических тяжеловесов, считающих себя потенциальными лидерами «модернистского», светского движения. Один из них – бывший премьер-министр Хамед Каруи. 24 ноября он пригласил около 50 человек в гостиницу в Тунисе, чтобы попытаться собрать вместе сторонников Бен Али и партии «Дустур», ностальгирующих по эпохе Бургибы. Каруи надеется воспользоваться происхождением из Сахеля, чтобы заручиться поддержкой местных кланов, являвшихся в свое время главной опорой Бургибы. Бывший министр иностранных дел Тайеб Бакуш также пытается организовать собственную партию. При этом их электоральный вес невелик, попытки создать альянсы напоминают желание поучаствовать в распределении будущих постов в правительстве после выборов вне зависимости о того, кто победит.

Ливийский конфликт спонсоров

Центр гуманитарного диалога организовал 6 декабря в Табарке (Тунис) конференцию с участием представителей Триполитании, Феццана и Киренаики для подготовки национальной конференции по выходу из кризиса, которую по итогам консультаций о ливийском урегулировании в Палермо поручил организовать посланник ООН в Ливии Гасан Саламе. Единственным принятым решением стало согласие сторон на то, что конференция может состояться в начале февраля 2019 года в Сирте.
Консенсус по повестке не достигнут. 11 декабря глава Государственного совета и ставленник мисуратовских кланов Халед аль-Мишри отклонил поправки, внесенные в предлагаемое законодательство о референдуме и в Конституционную декларацию, хотя ранее обещал спикеру палаты представителей (ПП) в Тобруке Акиле Салаху Иссе одобрить их. Утвержденный ПП Ливии закон о референдуме по принятию постоянной конституции передан в Высшую избирательную комиссию Ливии 29 ноября. Перед этим депутаты заседающего в Тобруке парламента приняли его после того, как была внесена поправка в Конституционную декларацию, чтобы он не вступал с ней в противоречие.
Подведение законодательной базы открывает дорогу для референдума о проекте новой конституции страны и выборов президента и парламента. После этого ливийский избирком имеет право назначить дату плебисцита. Однако теперь все упирается в позицию аль-Мишри. Поправки в Конституционную декларацию, принятые ПП 26 ноября, открывали путь к досрочному увольнению председателя Президентского совета (ПС) и премьера правительства в Триполи Фаиза Сараджа. Так это видели глава ПП Исса и председатель Госсовета аль-Мишри. Они хотели сократить состав ПС с девяти до трех членов (по одному от запада, востока и юга страны) и отделить роль председателя (желанную для Иссы) от функций премьер-министра.
Они не смогли достичь соглашения на эту тему до Палермской конференции 12 ноября, на которой первоначально планировали презентовать этот план. Продление срока полномочий Сараджа спецпосланником ООН Гасаном Саламе и встреча Сараджа на конференции с главнокомандующим ЛНА Халифой Хафтаром подтолкнули их к соглашению. Отказ аль-Мишри поддержать план позволил ему сохранить контроль над ПС, который назначит премьер-министра. «Братья-мусульмане», к которым принадлежит аль-Мишри, надеются, что блокирование процедуры внесения поправок автоматически приведет к отмене выборов, которые спецпредставитель ООН намерен провести в 2019 году. Исса будет пытаться торпедировать эту схему: он сам хочет стать во главе нового ПС.
Палата представителей Тобрука стала ареной борьбы между депутатскими фракциями по поводу состава будущего Президентского совета. Группа депутатов большинства, возглавляемая главой комитета по политическому диалогу Абделем Саламом Нассией, хочет назначить главой ПС представителя Феццана, чтобы предотвратить соперничество Триполитании и Киренаики. Была предложена компромиссная фигура Абдеррахмана Шалгама, который работал министром иностранных дел в правительстве Муамара Каддафи с 2000 по 2009 год. «Братья-мусульмане» не одиноки в желании сорвать выборы. Большинство депутатов в ПП выступают за простые правительственные перестановки и сокращение числа членов ПС. Той же позиции придерживаются Фаиз Сарадж и Халифа Хафтар...
Конференция в Палермо не принесла прогресса в урегулировании ливийского конфликта. Хотя спецпредставитель Саламе угрожал заменить ПС Сараджа новым национальным советом, тот по итогам конференции был утвержден в качестве премьер-министра до выборов 2019 года. Под давлением Италии и Франции Хафтар согласился с этим. Но проект воссоединения вооруженных сил Ливии, запущенный для него год назад АРЕ, был в Палермо принят.
У Саламе, сторон кризиса и их спонсоров разное видение сроков проведения выборов. Ливийцы и их спонсоры выступают за сохранение существующего положения, что противоречит позиции ООН и Брюсселя. Каир и ОАЭ намекают на негативное влияние Катара, Турции, ЕС и ООН. Пока усилия АРЕ в деле создания единой ливийской армии (последняя попытка была в ноябре) провалились. На призыв к полевым командирам Феццана влиться в ЛНА никто из них не отреагировал. ЛНА не может распространить свой контроль на Триполитанию и с трудом гарантирует бесперебойность работы нефтяных полей.
Миссия ООН для поддержки Ливии (МООНПЛ) призвала ливийских ополченцев покинуть расположенное к юго-западу от Триполи нефтяное месторождение Эш-Шарара, захваченное 8 декабря. В организации заявили, что в результате его закрытия добыча сократится на 388 тысяч баррелей в день, что будет стоить ливийской экономике 32,5 миллиона долларов ежедневно. Месторождение было занято группой Ибрагима аль-Джадрана. ЛНА с ней справиться не может.
Статья основана на материалах эксперта ИБВ А. Быстрова.
Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
606
Похожие новости
22 марта 2019, 11:30
23 марта 2019, 18:15
23 марта 2019, 12:45
22 марта 2019, 22:45
23 марта 2019, 12:45
22 марта 2019, 14:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
18 марта 2019, 14:45
18 марта 2019, 14:30
21 марта 2019, 15:45
22 марта 2019, 11:15
17 марта 2019, 02:30
17 марта 2019, 19:30
17 марта 2019, 13:30