Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

«В чем состоит новый популизм в мире?» — The Strategist

В следующем году популизм будет представлять серьезную угрозу

 

Популизм, в рамках которого политики играют на чувствах простых людей, был повсюду в 2016 году. Политики-популисты одержали значительные победы как в Европе, так и в Азии, не говоря уже об избрании президентом Дональда Трампа в США. Такое развитие событий вызывает опасения, поскольку, кроме манипуляций, популисты не предлагают конкретных решений насущных проблем, пишет Маргарет Макмиллан в статье для The Strategist.

Автор обращает внимание, что термин «популизм», который в XIX веке означал протест американских фермеров против банков и железнодорожных монополий, сейчас стал применяться для описания чувства злости и отторжения в отношении привилегированных и влиятельных элит как в политике, так и в бизнесе. Так, в Италии лидер движение «Пять звезд» Беппе Грилло выступает против «истеблишмента», под которым понимается в широком смысле всё, от журналистов до политиков. В США Дональд Трамп пообещал «осушить болото».

Новый популизм преследует более широкие цели, претендует на большее, чем его предшественник. Сегодня лидеры-популисты готовы со щедростью распространять ненависть, но очень бережливы в отношении конкретной политики. Популисты политически обращаются как влево, так и вправо, иногда одновременно. Так, Трамп пообещал ввести оплачиваемый декретный отпуск, а также увеличить размер минимальной оплаты труда, при этом он выступает за сокращение налогов для богатых и ослабление законодательства в области финансов и окружающей среды. Политическая ориентация не важна в популизме, поскольку он имеет дело не с доказательствами или детально продуманными предложениями проведения реформ, а с манипуляцией чувствами со стороны харизматичных лидеров.

В отличие от традиционных консервативных или социалистических партий, новые популисты апеллируют не к социально-экономическому классу, а к идентичности и культуре. В целевую аудиторию популистов входит любой, кто чувствует ущемление со стороны глобализации, кто беспокоится, что иммигранты отнимут у него рабочее место или изменят состав его общества. К популистам могут также примыкать те, кто попросту недоволен кажущейся потерей статуса, что выражается во враждебности, особенно среди белых мужчин, к «политической корректности».

Экономисты могут утверждать, что уровень жизни вырос, что имущественное расслоение во многих странах не расширяется, однако они не могут сладить с разочарованием людей, чувствующих себя маргинализованными и недооцененными.

Если прежде протестные силы, такие как движение суфражисток и ранние социалисты, часто высказывали идеи и выдвигали лидеров, которые впоследствии становились частью политического мейнстрима, то нынешние же популисты другие, они категорически отказывают истеблишменту в легитимности, отвергая правила игры. Так, Найджел Фараж, лидер Партии независимости Соединённого Королевства, является настоящим популистом, тогда как Берни Сандерс, бывший кандидат на пост главы Белого дома, поддержавший Хиллари Клинтон после своего ей поражения, таковым не является.

В моралистическом мировоззрении новых популистов хорошие «люди» борются против плохих «элит», непонятно только, кто к какой группе принадлежит, поскольку риторика популистов настолько эмоциональная и расплывчатая. Под «людьми» они понимают «молчаливое большинство», «хороших, обычных американцев», «маленьких людей». Благодаря такому определению популисты могут исключать из этой группы кого угодно, не только «элиты», которые оторваны от нужд народа, но и тех, кто идет вразрез с волей этого народа, в том числе приблизительно половину избирателей США, проголосовавших за Хиллири Клинтон, или 48% граждан Соединенного Королевства, выступивших за сохранение страны в составе ЕС.

Обычно левые и правые популисты отличаются прежде всего в том, кого они исключают и на кого совершают нападки. Левые — на большие корпорации и олигархов, правые — на этнические и религиозные меньшинства. Когда же враг установлен, на него можно списать любое разочарование народа.

Отъявленный национализм и разговоры о возвращении суверенитета являются ключевыми компонентами популистской привлекательности. А также ностальгия по идеализированному прошлому. Трамп призывает сделать «США снова великими», в ЕС лидеры-популисты в Венгрии и Нидерландах утверждают, что христианская Европа находится под осадой орд мусульман. Это притом, что все меньше жителей стран ЕС посещает церкви.

Без сомнения, очень многое пошло не так для очень большого числа людей. Из-за глобализации и автоматизации число рабочих мест в развитых странах сокращается, влиятельные корпорации и очень обеспеченные лица забирают себе большую часть богатств, платя все меньше налогов, тогда как уровень жизни в так называемом ржавом поясе США или на северо-востоке Англии, или в Уэльсе продолжают падать.

Но популисты не предлагают продуманных решений, но продвигают одни лишь фантазии. Так, предложения Трампа о строительстве «большой, прекрасной» стены на границе с Мексикой, запрете въезда в США для мигрантов-мусульман, возобновления работы угольных шахт и введение тарифов на китайскую продукцию не только неосуществимы, но и могут привести к торговой войне с КНР, что обострит экономическую ситуацию сторонников президента-республиканца.

Привлекательность популизма возрастает, когда политические и экономические системы начинают рушиться, так было в Италии с приходом Муссолини, нацистов в Германии и во многих других случаях. Все эти группы утверждали, что они обладают моральной чистотой, и обещали уничтожить устаревшие коррумпированные системы во имя «людей».

Сегодняшние политики-популисты с их претензиями на истину точно так же недемократичны. В Венгрии, Польше и Турции уже можно видеть, что когда популизм приходит к власти, он начинает использовать имеющиеся у него под рукой рычаги, в том числе государственные, для уничтожения демократических институтов.

Эта форма популизма, заключает автор, будет представлять серьезную угрозу в 2017 году. Нужно готовиться к худшему, но остается пока надежда на то, что эти силы вынудят традиционные партии пойти на столь необходимые реформы. Возможно, тогда существующие структуры окажутся достаточно прочными, чтобы выстоять против наступления тех, кто обещает спасение, но приносит только хаос.

Максим Исаев

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

679
Похожие новости
18 августа 2017, 23:01
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 13:00
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 23:00
19 августа 2017, 16:31
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 августа 2017, 08:15
19 августа 2017, 08:30
20 августа 2017, 09:30
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 13:00
19 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 10:00