Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

В попытках спасти ситуацию в САР, Запад меняет правила «игры»: резолюция Генассамблеи ООН и помощь боевикам


Десантный катер на воздушной подушке LCAC - основное и наиболее скоростное надводное транспортное средство Корпуса морской пехоты США для доставки тяжёлой и лёгкой бронетехники, а также пехоты на берег противника на дальность от 470 до 600 км от десантного корабля. За один раз подобный ДКВП способен перебросить один ОБТ M1A2 SEP «Abrams», либо 180 морских пехотинцев. На заднем плане его носитель - универсальный десантный корабль-вертолётоносец LHD-1 USS «Wasp»


Успешность тактики действий правительственных войск Сирии близ Алеппо, где при поддержке тактической авиации Воздушно-космических сил России, 8 декабря 2016 года, был практически полностью зачищен район Шейх Саид, а затем заняты окрестности Бустан аль-Каср и Аль-Калляса, в корне не устраивает действующие западные режимы, которые практически утратили паритет с Российской Федерацией по стратегическому контролю ситуации в охваченной войной ближневосточной стране. Очень эпичное для Штатов заявление по сегодняшней обстановке сделал экс-посол США в Хорватии Питер Гэлбрейт, указав, что единственным верным ходом для Вашингтона в этом раунде противостояния станет обсуждение с Москвой и Дамаском условий капитуляции сирийской оппозиции перед правительственными ВС Сирии. Размышления Гэлбрейта наиболее точно отразили реальную сложность ситуации, в которой сегодня находятся подконтрольные Западу военизированные формирования сирийских боевиков, разрушивших накануне наш военный госпиталь в провинции Идлиб, а также другие террористические формирования, подкармливаемые Катаром, Саудовской Аравией и непосредственно Штатами.


Контрпродуктивность своей стратегии в Сирии действующий американский режим осознал ещё тогда, когда небо над северо-западной частью страны закрылось противоракетным/противовоздушным «щитом» российских ЗРК С-400, а над остальной частью - развёрнутыми звеньями сверхманевренных многоцелевых истребителей Су-35С. C этого момента ударная авиация коалиции могла осуществлять лишь крайне редкие точечные авиаудары по объектам сирийской армии, выискивая малые временные коридоры, когда те или иные сухопутные правительственные подразделения не прикрываются с воздуха дежурящими звеньями российских Су-35С. Поиск подобных временных коридоров ОВВС НАТО проводят на регулярной основе, используя самолёты ДРЛОиУ E-3C/G ВВС США, а также аналоги, состоящие на вооружении турецких ВВС - Boeing-737 AEW&C «Peace Eagle». Один из таких ударов по подразделениям СВ Сирии был нанесён коалиционным тактическим авиакрылом 17 сентября 2016 года, в районе удалённого от Латакии восточного города Дейр-эз-Зор, подлётное время до которого у «Тридцатьпяток» превышает 10 минут. Тогда погибло 62 сирийских военных. Данная акция былапроведена в традиционной для Запада подлой форме, исподтишка, когда российские истребители, самолёты ДРЛОиУ и радиотехнической разведки не вели наблюдение за этим участком воздушного пространства.


Позднее, после переброски звена дальних перехватчиков МиГ-31БМ на сирийскую авиабазу Кверес в конце октября - начале ноября 2016 года, расположенную на 100-150 км ближе к небезопасным восточным участкам сирийского воздушного пространства, подобного рода инциденты прекратились, а значит,- коалиция потеряла все существующие ранее возможности по ведению чётко спланированной подрывной работы на решающих участках фронта сирийской армии: безнаказанные авианалёты стали невозможными. И официальный Вашингтон, подключив все возможности своего дипкорпуса, а также тесные натовские связи с Западной Европой и монополию на контроль международных организаций, решил действовать, как говорится, на опережение и перспективу до прихода в Белый дом нового режима Дональда Трампа.

Изначально, в качестве демонстрации силы, а также на случай прикрытия эвакуирующихся из Алеппо и других провинций Сирии американских военных инструкторов, командование ВМС США перевело в 6-й оперативный флот, в Восточное Средиземноморье, 2 десантных корабля. Одним из них является универсальный десантный корабль-вертолётоносец LHD-1 USS «Wasp», другим - транспортно-десантный корабль/док LSD-41 USS «Whidbey Island». Корабли вошли в Средиземное море 2 декабря 2016 года, доставив к сирийским берегам более 4000 американских морских пехотинцев в полном снаряжении. Около 2000 военнослужащих КМП США, разместились непосредственно на «Уоспе», остальные 2000, вместе с вооружением, - на «Вайдбэй Айлэнд». Кроме того, в распоряжении 4000 тыс. чел. ЛС 22-го экспедиционного отряда КМП США имеется тактическое палубное авиакрыло из 15-20 многоцелевых истребителей-штурмовиков AV-8B, транспортная эскадрилья из десятка конвертопланов MV-22B/C «Osprey», а также 3 или 4 десантных катера на воздушной подушке типа LCAC, способных на скорости 70-72 км/ч доставлять к берегу противника до 180 морских пехотинцев, либо 6 155-миллиметровых гаубиц М777.


Взлёт СКВП F-35B с палубы УДК USS «Wasp». Длина этого УДК составляет 257,3 метра, а водоизмещение - 40532 тонны. Массо-габаритные показатели корабля практически не уступают французскому авианосцу R91 «Шарль де Голль», за счёт чего «Wasp» может нести на борту весьма достойное авиакрыло в виде штурмовой эскадрильи «Харриеров», а также 10-15 военно-транспортных вертолётов CH-46 «Sea Knight», MH-60R/S «Sea Hawk», а также конвертопланов «Оспрей». Противовоздушные возможности авиакрыла «Уоспа» возрастут после замены «Харриреров» на малозаметные многоцелевые истребители с укороченным взлётом и вертикальной посадкой F-35B


Наиболее вероятно, что в данном случае больший упор был сделан не на ДКВП LCAC, а именно на конвертопланы «Оспрей». Всё дело в том, что вся сирийская литоральная зона надёжно защищена АУГ ВМФ России во главе с ТАКР «Адмирал Кузнецов», а также береговыми ПКРК «Бастион-П» с радиусом действия 300 км. LCAC с максимальной нагрузкой имеет дальность порядка 480 км, и чтобы дать им возможность проникнуть вглубь территории Сирии, «Уоспу» и «Вайдбэй Айленду» в момент отправки катеров придётся войти в смертельную зону поражения береговых «Бастионов». Радиус действия частично загруженного MV-22C может достигать 780 км, благодаря чему десантные корабли смогут держаться на расстоянии около 600 км от сирийского берега. Конечно, это их не спасает от возможной атаки «Гранитами», установленными на «Адмирале Кузнецове», «Петре Великом» и МАПЛ пр. 941А «Антей», либо противокорабельными версиями ПКР 3М54Э1 «Калибр», находящимися на вооружении более лёгких боевых кораблей, но вполне ясно: чем дальше, тем безопаснее.

Многие аналитики, а также средства массовой информации утверждают, что перед своим уходом, действующий режим Барака Обамы вполне может попытаться развязать с российским контингентом в Сирии прямой локальный конфликт средней интенсивности для закрепления негативных взаимоотношений и при режиме Трампа. Такое мнение заслуживает на очень серьёзное внимание, причиной чего может служить недавняя неприкрытая военная акция с обстрелом российского военного госпиталя представителями сирийской оппозиции, целеуказание по которому было выдано никем другим, как западными военными инструкторами. Но на прямой выпад против сверхдержавы с мощнейшими флотом и ВКС Вашингтон вряд ли отважится, либо сделает это в крайнем случае. Сегодняшний состав корабельных ударных группировок Объединённых ВМС НАТО и ОВВС западной коалиции на Ближнем Востоке не смогут «смять» ПВО-ПРО наших ВКС на АвБ Хмеймим и Кверес, а также близ порта «Тартус». Не смогут стать серьёзным противовесом для ВС Сирии и нашего контингента и 4 тыс. морпехов, ожидающих приказа на внедрение в «сирийскую мясорубку» на стороне так называемых «умеренных». При лучшем для Вашингтона раскладе, КМП США сможет лишь проконтролировать относительно безболезненный уход западноевропейских и американских военных инструкторов из провинции Идлиб и Алеппо, что скрыть от мировой общественности факты поддержки боевиков, вставляющих палки в калёса сирийским правительственным подразделениям.

О подготовке же Запада к боевым действиям с участием ВС России будет ясно лишь в случае отправки в Красное море или восточную часть Средиземного моря 2-3-х усиленных авианосных ударных группировок ВМС США, а также переброски на авиабазу Аль-Дафра не менее, чем одного авиполка малозаметных истребителей 5-го поколения F-22A. Сейчас говорить об этом совершенно преждевременно.

Кстати, вспомните ночную попытку выполнения широкомасштабной наступательной операции ИГИЛ на освобождённую Пальмиру в ночь на 11 декабря 2016 года. Террористы пытаются осуществить повторный захват бесценной исторической реликвии Сирии, плюс взять в тактический «котёл» окружённые в Пальмире подразделение сирийской армии и ополчения, удерживающих оборону города. К 20:00 - 21:00, 10 декабря 2016 года, ситуация в городе приобрела наиболее угрожающий характер. По сообщениям арабского издания «Аль-Масдар», формирования ИГ, в ночь на воскресенье, продолжили развивать наступление, которое начали ещё в четверг. Оно привело прорыву в район возвышенностей Джабаль-Антар, Джабаль-ат-Тар и Джабаль-Мазар, принадлежащих горному хребту Ат-Тар. Как известно, на помощь ополченцам и ВС Сирии, помимо непосредственной поддержки со стороны ВКС России, прибывали многочисленные подразделения ополченцев со стороны города Хомс, но соотношение сил всё равно не выровнялось, - ИГ значительно превосходило по численности армию Асада. К 22:00 многие уже не верили в то, что оборона города устоит и удастся сохранить стратегически важную автодорогу «Пальмира-Холмс», которую игиловцы планировали включить в рубежи огневого воздействия своих миномётных и артиллерийских расчётов. Тем не менее, несмотря на 2-3-хкратное численное превосходство террористов, оборона выстояла: формирования ИГ были вытеснены из северных окрестностей Пальмиры в район высот на хребте Ат-Тар. За период временного взятия пригородов Пальмиры, террористы успели захватить в качестве трофеев десятки тонн боеприпасов.

Позднее, воскресным вечером 11 декабря, подразделения ИГИЛ, отдохнув и проведя перегруппировку штурмовых «костяков», продолжили наступление. Несмотря на то, что официальный Дамаск и командование ВКС России с выводами не торопятся, и продолжают высылать наземное подкрепление и вертолётную транспортно-ударную авиацию для прикрытия удерживающих оборону подразделений ополчения и СВ Сирии, ситуация совсем не радужная. Многочисленные ближневосточные арабские издания сообщают, что город Пальмира уже частично оккупирован ИГИЛ, а сирийские артиллерийские подразделения лишь обеспечивают артиллерийское прикрытие отступающих из города дружественных сил. Частично подтверждается информация и от исламистских групп в социальных сетях, участниками и администраторами которых являются боевики террористической организации. Ещё один индикатор - распространяющаяся информация о масштабах эвакуации местного населения, покидающего город по трассе «Пальмира-Холмс». Основные «костяки» ИГ численностью около 5 тыс. человек, получая тактическую информацию и вооружение от Запада, методично штурмуют древний сирийский город с южного и северо-восточного оперативных направлений с применением РСЗО, бронетанковой техники и ПТРК. Ещё в субботу вечером стало известно, что в воздушном пространстве над Пальмирой проводится разведка с помощью не менее, чем 5 американских БПЛА. Кому отправляется информация, мы уже отлично знаем.

Также, в воскресенье вечером стало известно, что боевиками захвачена стратегически важная высота Аль-Амария, из-за чего дальнейшее нахождение сирийской армии в городе чревато огромными потерями. Выездная автотрасса полностью простреливается вражеской артиллерией, 23- и 57-мм зенитно-артиллерийскими установками, ПТРК и крупнокалиберными пулемётами, из-за чего времени на уход из города остаётся минимум. В данный момент, до вступления в бой полноценного подкрепления ВС Сирии, подводить итоги по Пальмире ещё очень рано, но ситуация практически критическая. В случае потери города, сирийские артиллерийские подразделения теряют более более 14 - 20 км глубины простреливаемой территории противника.

А теперь давайте разберёмся, откуда же растут ноги у этой попытки проведения наступления игиловцами. Попытки штурма высот, окружающих Пальмиру, были предприняты в четверг, спустя 3 дня после того, как 5 декабря Россия по абсолютно понятным причинам отклонила проект резолюции о прекращении огня, подготовленный в Совбезе ООН Новой Зеландией, Египтом и Испанией. Документ предусматривал 10-дневное прекращение огня в Алеппо и его окрестностях, якобы для проведения гуманитарной миссии, но в реальности же это привело бы к оперативной перегруппировке террористических формирований, а также прибытию значительного подкрепления с тыловых зон боевиков. Даже несведущему уму здесь не трудно понять, что 10-дневный перерыв был на руку только Штатам, которые как можно скорее хотят взять ситуацию в свои руки. Россия отправила резолюцию куда подальше. Вашингтон это совершенно не устроило, и, по-видимому, было принято решение оказать давление на Дамаск и Москву с помощью атаки накопивших силу подразделений ИГ: нам было сделано немногозначное предупреждение с целью принуждения к «игре» по их западным правилам. Россия и Сирия ответели жёстким военным отпором.

Спустя сутки, в пятницу 9 декабря, Генассамблея ООН (полностью подконтрольная Западу структура) 122 голосами стран-союзников США одобрила канадский вариант документа резолюции о полном прекращении огня в Сирийской Арабской Республике. Кроме того, резолюция перекладывает всю ответственность за преступления в Сирии на правительственные войска, что является абсолютно неприемлемым в отношении стороны, которая борется с терроризмом. Звучит же это со стороны тех, кто не приложил ни толики усилий для подавление этого общемирового врага, а «засветился» лишь в качестве куратора ВСУ и участника агрессии на Донбассе.

Смотреть на канадский документ резолюции, принятый 9 декабря, можно исключительно со стратегической точки зрения: после прекращения российских авиаударов по ИГИЛ и другим бандформированиям, эти силы быстро восполнят боевой потенциал, включая получение нового американского вооружения, и продолжат попытки вырывания у законного сирийского правительства ранее освобождённых территорий страны. Остановить и отбросить ихбудет значительно труднее, нежели сегодня. Аналогично резолюции, которая была заблокирована 5 декабря, канадский проект Россия, естественно, проигнорировала..., борьба с терроризмом была продолжена. И вот, в субботу днём и вечером, следует повторная, более ожесточённая, попытка штурма Пальмиры, которая выглядит не иначе как ещё одно предупреждение от наших заокеанских «друзей». И здесь очередное фиаско. Но откуда же формирования ИГ, поддерживаемые Пентагоном, находят человеческие ресурсы на такие часто повторяющиеся атаки на стратегически важные опорные пункты сирийской армии?

Здесь сразу вспоминается и начало штурма Мосула, перед которым в Саудовской Аравии сделали «зелёные коридоры» для боевиков ИГИЛ и вполне справедливое подтверждение того, что многотысячный контингент боевиков перекочует из Ирака на Сирийский театр военных действий, а к нему позже добавят отдохнувших и подлеченных игиловцев, вышедших именно через эти «зелёные коридоры» на границе с Саудовской Аравией. Данные силы, при военной поддержке США, сегодня и участвуют в нескончаемых атаках на освобождённые города Сирии.

На этом моменте вы можете пронаблюдать ещё один интересный стратегический ход Вашингтона. Целью Штатов является зачистка как можно большей территории северных частей Ирака в обмен на помощь игиловцам в захвате освобождённых сирийской армией городов в САР. Таким образом, американцы хотят создать перевес хотя бы в географическом плане, а также взять под свой контроль как можно больше нефтяных залежей Ирака. И, как видите, частично эта стратегия уже работает. Пора уже и нашим с сирийцами начинать «шевелиться» и в Пальмире и Алеппо. Любые полчаса соблюдения выдуманных Западом гуманитарных операций будет вести лишь к усилению и выработке более изощрённой и опасной тактике противника. Нужно чётко помнить, что идиотов в Пентагоне точно нет, и те, кто выходит к трибуне с маразматическими заявлениями, смеша народ, - лишь прикрытие настоящих тактиков и стратегов. Пример тому - Пальмира.

Практически на протяжении всей оборонительной операции подразделений сирийской армии в Пальмире, оказывается огневая поддержка российскими ударными вертолётами Ми-28Н и Ка-52 «Аллигатор», но по сообщениям лётного состава ВКС России и сирийских военнослужащих, метеорологическая обстановка в квадрате эскалации не позволяет полностью раскрыть боевые возможности вертолётов. Судя по всему, проблема технологического характера заключается в том, что циклон, обрушивший в последние дни на Пальмиру дождь и мокрый снег, создаёт проблемы с работой лазерно-лучевой системы управления ПТУРС «Вихрь», а также ракетного вооружения с полуактивной лазерной головкой самонаведения. Существуют здесь и некоторые непонятки. Все мы чётко помним, что в январе 2016-го года на вооружение ВВС России поступили тактические ракеты класса «воздух-земля» средней дальности семейства Х-38. Помимо модификаций с полуактивной лазерной и инфракрасной головками самонаведения, существует также версия Х-38МАЭ с активной радиолокационной ГСН. Применение этой ракеты, благодаря радиолокационному наведению, практически не ограничивается метеорологическими условиями, а носителями могут быть любые многоцелевые истребители тактической авиации, включая Су-34 («стратегический актив» ВКС в Сирии), Су-35С, а также те же «Аллигаторы». Запуск Х-38МАЭ изначально может производиться по целеуказанию радиолокационных комплексов носителей Ш-141 (Су-34) или Н035 «Ирбис-Э» (Су-35С) на расстоянии до 40 км от цели и высоте полёта до 12 км.

Учитывая даже такой показатель, как круговое вероятное отклонение (КВО), которое у Х-38МАЭ не превышает 5-12 м, артиллерийская или бронетехническая единица ИГ будет непременно выведена из строя разрывом тяжёлой 250-киллограммовой осколочно-фугасной боевой части. Тем не менее, об успехах активного применения Су-34 с Х-38МАЭ на Сирийском ТВД практически ничего неизвестно, а в СМИ хвастались лишь использованием стареньких проверенных Х-29Л с полуактивной лазерной ГСН, о применении которых в плохую погоду можно просто забыть. Если бы «радиолокационные» Х-38МАЭ пошли в ход под той же Пальмирой, то вряд ли мы бы читали и слушали те сообщения, которые в данный момент транслируют многочисленные арабские телеканалы. Есть и ещё один вариант ракеты - Х-38МКЭ. Это изделие оснащается спутниковой системой наведения, которая абсолютно не зависит от погодных условий и может поражать цели с точностью до 10 метров. Звено из 4-х Су-34, получив целеуказание от сирийских наземных подразделений или самолётов ОРТР Ту-214Р, может одновременно атаковать такими ракетами 24 боевых юнита ИГ за один заход. Почему не используется весь спектр ракетного вооружения и сетецентрических средств обмена информацией и радиотехнической разведки, - неизвестно. Вероятно, что это связано с задействованием всех перспективных систем российских ВКС в провинции Алеппо, где существует ещё более непредсказуемая угроза турецкая военная операция «Щит Евфрата». Как сообщает официальный Стамбул, эта операция проводится с целью подавления очагов ИГ и сирийских курдов в провинции Алеппо.

Между тем, реальной целью Эрдогана является совместная с оппозиционной Сирийской свободной армией операция по взятию под контроль всех северных территорий Сирии раньше, чем это сделают правительственные войска Сирии. Руководство Турции, а также командование ССА имеют единственную важнейшую цель - уничтожение курдов, а затем военное противостояние с действующим сирийским режимом Башара Асада, что уже сейчас должно вызывать у нашего Генштаба весьма серьёзные опасения. Ставки, сделанные на «Щит Евфрата», достаточно велики, что можно сказать по бронетанковой технике, которая задействована в операции. В бой на территорию северных провинций Сирии турки перебросили более 20-30 ОБТ «Leopard-2A4», и, оказывая военно-политическое давление на командование «Отрядов народной самообороны» Курдистана, угрожая продолжать наступление. Только подвох заключается в том, что независимо от действий дружественных России YPG, Стамбул продолжит накалять обстановку на севере САР, пытаясь, совместно с ССА, отбить освобождённые армией Асада земли.

Непосредственное участие в операции «Щит Евфрата» официально принимает и американская армия. Как утверждают штатовские источники, их подразделения ССО, а также операторы высокоточных РСЗО «HIMARS» участвуют только в уничтожении опорных пунктов ИГ, а в борьбе с курдами и Демократическими силами Сирии не задействованы. В действительности же, американские подразделения, развёрнутые в южной части Турции, никак не ослабили позиции ИГ в Сирии: «обезглавливающих» ударов по террористам оперативно-тактическими баллистическими ракетами ATACMS из пусковых установок «HIMARS» они не наносят, а лишь следят за тем, чтобы ИГ не двигались в сторону турецкой границы. Почему не уничтожали и не уничтожают? Да потому, что ИГ - «спасательный круг» стратегии Вашингтона по удержанию паритета и одержанию превосходства над ВС Сирии и российскими интересами на Сирийском театре военных действий.

Перейдём к не менее интересному и важному вопросу всей военной компании в Сирии - поставкам вооружения и высокотехнологичного сетецентрического оборудования боевикам ИГ, благодаря которому их действия приобретают всё более непредсказуемый характер и высокую эффективность.

Описывая инцидент в крупнейшем восточном сирийском городе Дейр-эз-Зоре, когда Объединённые ВВС коалиции нанесли ракетно-бомбовый удар по правительственным войскам САР, сирийский бригадный генерал Самир Сулейман прямо обвинил Вашингтон и Анкару в военной, логистической и материальной поддержке опаснейшей в истории террористической организации ИГ. Всё это уже нашло свои подтверждения в недавних событиях, произошедших как на высшем внешнеполитическом глобальном уровне (принятие резолюции составом Генассамблеи ООН), так и на военно-тактическом (ситуация в Пальмире и Алеппо). Между тем, всем было бы очень интересно узнать какими путями осуществляется поддержка официально заблокированного по всем направлениям многотысячного террористического анклава, действующего в интересах западных государств. Вспомните начало военного противостояния в Сирии, когда представители внешнеполитических и силовых ведомств России и Ирана сообщали о регулярных посещениях американскими военно-транспортными самолётами сирийских аэродромов на территориях, которые контролируются ИГ. Впервые такое заявление было сделано генерал-майором Генштаба ВС Ирана Хасаном Фирузабади во второй половине апреля 2015 года, согласно информации полученной иранской разведкой на Ближнем Востоке.

Тогда у Штатов в этом плане было просто шикарное раздолье: в Сирийской Арабской Республике на тот момент ещё не было ЗРК С-400 и С-300В4, а также самолётов ДРЛОиУ А-50У с перехватчиками МиГ-31БМ, которые полностью перекрывали бы этому воздушному трафику кислород. Советские образцы вооружения, такие как ОБТ Т-55/62, БМП-2 и другие брались игиловцами не только на захваченных в Сирии складах, а и доставлялись американскими транспортниками из Ирака, а возможно и Йемена, который в ХХ веке закупил сотни единиц советской бронетехники и тысячи единиц стрелкового и противотанкового вооружения. Финансировали такие подарки для очень выгодного ИГ не только Штаты, а и Катар, и Саудовская Аравия, и Турция, покупающая у боевиков «чёрное золото». За год полного беспредела и попустительства в САР, США набили военные склады ИГИЛ на столько, что на сегодня все выведенные из строя в боях арсеналы террористов не составили и половины от доставленных. Позднее в Сирии развернулись наши Воздушно-космические силы, и передавать оружие боевикам из ИГ и сирийской оппозиции по упрощённой схеме, с помощью военно-транспортных «Глобмастеров» и «Гэлэкси» стало невозможно. Тогда Пентагон и стал прорабатывать новые методики поддержания боеспособности своих подопечных в Сирии. Ведь необходимо сохранять лицо перед столь значимым мнением мировой общественности! Как эталон мировой «демократии» может помогать террористическим организациям?! Ответ не заставил себя долго ждать.

Для доставки боевикам крупных партий военных грузов используются организованные на границе с Саудовской Аравией и Турцией транспортные коридоры. Подобными методами доставляются арсеналы крупнокалиберных артиллерийских снарядов с калибрами от 120 до 152 мм, реактивные снаряды для реактивных систем залпового огня «Град» и противотанковые управляемые снаряды для ПТРК «TOW-2F» и других комплексов. Данными методами регулярно пополняются стратегические запасы вооружения для ИГ. При этом, заранее чётко подбирается время проведения транспортировки груза, которое не должно совпадать с присутствием на участке воздушного пространства российской или сирийской боевой авиации, а также российских бортов стратегической радиоэлектронной и оптико-электронной разведки, либо разведывательных БПЛА. Для предупреждения таких нежелательных совпадений в арсенале Военно-воздушных сил США имеется огромное множество средств, в которые входят самолёты системы AWACS E-3C/G, RC-135V/W «Rivet Joint», а также малозаметные многоцелевые истребители F-22A, способные с выключенной РЛС вести радиоэлектронную разведку на предмет присутствия авиации наших ВКС над восточными провинциями Сирии.

Неплохо отработана и методика поставок оружия и оборудования с помощью беспилотной многоцелевой авиации (дронов). Для оперативной поддержки тех или иных подразделений сирийской оппозиции и ИГ, нуждающихся в пополнении боезапаса, лёгкое стрелковое вооружение, противотанковые гранаты, а также некоторое количество ПТУРС может доставляться в специальных подвесных контейнерах на пилонах ударно-разведывательных БПЛА типа «Predator» и «Reaper», а также на других беспилотниках. В авиадесантном типе доставки крупных военных грузов для боевиков могут быть задействованы стратегические бомбардировщики-ракетоносцы B-52H, развёрнутые практически «под боком» у Сирийского ТВД, - на катарской авиабазе «Эль-Удейд», что всего в 1500 км воздушного пути от Сирии (полтора часа полёта для «Стратофортресса»). Сбросив из бомбового отсека около 10 тонн неуправляемых авиабомб для создания на публику факта нанесения ударов по «плохим парням», остальные 12 тонн могут прийтись на контейнера с бесплатформенной парашютной системой, в которых можно разместить любое необходимое в бою вооружение, разгрузку и оптико-электронные системы наблюдения.

Работают сегодня над подобными методиками сотни и тысячи лучших западных технарей во всех военных сферах. Иначе каким образом тогда на протяжении 2 лет ИГ, теряя в боях с мощнейшими ВКС России и сирийской армией тысячи человек и сотни единиц бронетехники и артиллерии ежемесячно, умудряется не только «держаться на плаву», но и истощать армию Асада бесконечными контрнаступлениями и обстрелами? Парадокс, не так ли?

Следующим пунктом американского плана по сохранению западных сторонников среди сирийских боевиков стало решение Б. Обамы о снятии вето с закона, поставках вооружения всем сторонникам Вашингтона в Сирии, среди которых числятся «Курдские отряды самообороны» (YPG), «Демократические силы Сирии», Свободную сирийскую армию и т.д. Главной целью большинства формирований из этого списка является военное свержение режима Башара Асада. По этой причине они автоматически становятся и одним из главных противников России в регионе, помимо РПК, естественно. «Зелёный свет» на поставки вооружения всем военизированным формированиям, помимо курдов, создаёт серьёзную угрозу для наших ВКС, которую непременно придётся учитывать при планировании будущих воздушных операций на Сирийском ТВД. Как вы уже догадались, это вооружение хлынет и в руки ИГ.

На текущий момент ровным счётом ничего неизвестно о типе и количестве вооружения, которое вскоре получат сирийские боевики из рук «Дяди Сэма», но в средствах массовой информации уже начался настоящий переполох по этому животрепещущему вопросу. Так, к примеру, главный эксперт российского Центра военно-политических исследований МГИМО и доктор политических наук Михаил Александров склоняется к тому, что в руках сирийских повстанцев-боевиков могут появиться переносные зенитно-ракетные комплексы. Если этот прогноз действительно сбудется, мы получим очень проблемную низковысотную зону выполнения воздушных операций в САР.

В том случае если они получат на вооружение устаревшие ПЗРК «Red Eye», мы получаем «эшелоны рисков» в диапазоне высот от 5 до 2700 метров на дальностях 4,5 км. Но наши высокоточные фронтовые бомбардировщики Су-34, другая тактическая авиация и ударные вертолёты смогут легко противостоять этим комплексам, ведь перехватчиком выступает устаревшая ЗУР FIM-43, оснащённая одноканальной инфракрасной головкой самонаведения с ИК-матрицей низкого разрешения из сернистого свинца. Сбить её «захват» будет очень легко даже простыми инфракрасными ловушками, не говоря уже о противозенитных манёврах со средними перегрузками около 5 ед, ведь FIM-43 имеет очень низкий лимит по перегрузке, ограниченный 3-5 ед. Если же на вооружении боевиков и террористов появятся более продвинутые комплексы «Stinger-RMP», ситуация будет гораздо более сложная.

Двухканальная инфракрасно-ультрафиолетовая головка самонаведения POST имеет гораздо более высокую помехозащищённость и разрешение матриц. Два микропроцессора для обработки УФ- и ИК-информации, одновременно с розеткообразным сканированием пространства на наличие теплоконтрстных целей, позволяют неплохо селекционировать реальный теплоконтрастный участок ТРДДФ и газовой струи цели от выстреливаемых инфракрасных ловушек. Чтобы сбить с толку ИК-УФГСН POST, необходимо не только применение тепловых ловушек, но и использование специализированных комплексов оптико-электронного противодействия типа «Липа», «Сухогруз» или станции нового поколения «Президент-С». Кроме того, в случае пуска ЗУР FIM-92B в заднюю полусферу, каждая машина должна иметь на борту исправную станцию обнаружения атакующих ракет по факелу ракетного двигателя модернизированного типа ЛО-82 «Мак», СОАР (МиГ-35), либо бортовую РЛС типа «Копьё-ДЛ», способную обнаружить зенитную управляемую ракету FIM-92B на дальности более 4 км.

Ещё большая опасность может исходить от новой модификации ЗУР FIM-92E с увеличенной тягой и временем работы модернизированного ТРД. Дальность действия этой ЗУР достигает 8 км, а высота перехвата - не менее 4,2 км. Маневренность ракеты, построенной на новой элементной базе с более выносливыми к перегрузкам микросхемами, может достигать более, чем 18 ед., а поэтому о частых полётах на низкой высоте придётся забыть. Тем не менее, качество нанесения ударов высокоточным оружием по укрепрайонам сирийских боевиков не уменьшится с небольшим ростом рабочей высоты.


Пуск ПТУРС FGM-148 «Javelin»


Большее же опасения могут вызывать поставки такого вооружения, как ПТРК «Джавелин». Несмотря на малую дальной действия (порядка 2500 метров), режим полёта «горка», а также помехозащищённая ИКГСН противотанковой ракеты FGM-148 позволяют чётко атаковать бронетанковую технику в верхние, наиболее уязвимые, проекции бронетехники включая ОБТ. Начало использования «Джавелинов» на Сирийском ТВД может привести к серьёзным потерям бронетехники правительственных войск, ведь на их вооружении отсутствуют комплексы активной защиты (КАЗ) «Арена» и КОЭП «Штора». Что же, точной информацией относительно планов Пентагона на эту тему мы ещё не обладаем, а значит остаётся лишь наблюдать и надеяться на скорейший военный триумф в Пальмире и Алеппо.

Источники информации:
http://www.iarex.ru/articles/53366.html
https://www.gazeta.ru/army/2016/12/02/10396427.shtml
https://lenta.ru/news/2016/12/08/obama/

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1558
Похожие новости
22 сентября 2017, 15:00
22 сентября 2017, 15:00
22 сентября 2017, 22:00
25 сентября 2017, 15:15
25 сентября 2017, 15:30
25 сентября 2017, 15:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 сентября 2017, 11:45
21 сентября 2017, 08:45
19 сентября 2017, 09:15
19 сентября 2017, 09:30
24 сентября 2017, 14:45
20 сентября 2017, 20:30
23 сентября 2017, 16:00