Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Вакцина против нефтяной войны. Вирус гриппа перекинулся на рынок энергоносителей

После того как российская делегация 6 марта на заседании ОПЕК в Вене, не подписав соглашение о снижении добычи нефти национальными компаниями и об ограничении поставок на мировой рынок, вышла из сделки OPEC+, цены на черное золото стали стремительно падать. По сути началась новая война, где главным оружием станут углеводороды, а последствия с точки зрения ущерба национальным и глобальной экономикам сопоставимы с массированным применением ядерных средств. О том, какие формы и направления примет начавшаяся нефтяная война, «Военно-промышленному курьеру» рассказал доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев.
– Российские биржи нервно отреагировали на выход России из сделки с ОПЕК, 10 марта индекс РТС упал на 16 процентов. Ощутимо просели бумаги «ЛУКойла», «Татнефти», «Роснефти», но набирали вес акции золотодобывающих предприятий. Как будут развиваться события?
– Надо иметь в виду, что обвал мирового нефтяного рынка и основных фондовых площадок, главным образом американских, начавшийся 9 марта, стал своего рода разведкой боем. Если страны ОПЕК и Россия не сумеют заключить «перемирие» до 31 марта, с начала апреля начнется настоящая война. Соглашение ОПЕК+Россия, заключенное три года назад, по форме классическое картельное и направлено на стабилизацию мировой средневзвешенной цены основных сортов нефти, добываемых странами – членами ОПЕК (так называемой корзины ОПЕК), на среднегодовом уровне 60–65 долларов за баррель.
Коронавирус может унести жизни 1,6 миллиона американцев, и это оптимистический прогноз
Необходимо подчеркнуть, что переговорам 6 марта предшествовало чрезвычайное заседание министров энергетики стран – членов ОПЕК. Оно было посвящено падению мировых цен на нефть-сырец, наблюдавшемуся в январе-феврале. В частности, к концу февраля котировки марки Brent опустились до 50 долларов за баррель по сравнению с 70 долларами на начало года, то есть снизились почти на 30 процентов. Общая причина – замедление темпов роста мировой экономики, повлекшее сокращение спроса на добываемую нефть, а спровоцированное разраставшейся пандемией коронавируса COVID-19. Важно понимать эту причинно-следственную цепочку генезиса мировой нефтяной войны 2020 года, ибо она не имеет аналогов в стандартном наборе рыночных факторов, определяющих динамику структурного изменения спроса и предложения на рынке углеводородов, и соответственно цен на энергоносители.
Невозможность дальнейшего продления сделки ОПЕК+ предопределила обвальное падение нефтяных котировок в понедельник, 9 марта, которые в один день рухнули до самых низких отметок за 29 лет начиная с 1991 года. В частности, если 5 марта нефть, добываемая в Техасе (марки WTI light), стоила на мировом рынке 45,9 доллара за баррель, то 9 марта ее цена упала до 31,13 доллара или более чем на 32 процента. И хотя к 10 марта она поднялась до 34,36 доллара за баррель, то есть на 10 процентов, 11 марта последовал мощный нокаутирующий удар ВОЗ, объявившей распространение коронавируса COVID-19 пандемией, а 13 марта усугубившей свою оценку заключением о том, что ее центр переместился из Восточной Азии в Европу. В итоге в последние дни котировки WTI light оставались на отметке 32 доллара за баррель, Brent – на уровне 35,5, российской Urals – около 30. Согласно прогнозам до конца марта мировые цены на нефть не выйдут из диапазона 30–35 долларов за бочку.
– Какими будут следующие залпы?
– Все только начинается. Саудовские власти объявили о том, что с 1 апреля увеличат ежедневную добычу нефти на 26,8 процента – до 12,3 миллиона баррелей. На какой срок – не уточняется, однако 12 марта к КСА присоединились Объединенные Арабские Эмираты, обнародовавшие планы наращивания ежесуточной добычи нефти с трех до четырех миллионов баррелей, то есть на треть. Ирак объявил о том, что он увеличит поставки на мировой рынок с 3,44 миллиона баррелей в марте до 3,6–3,7 миллиона баррелей в сутки в апреле – почти на восемь процентов. Кувейт также планирует нарастить добычу и экспорт нефти.
Общая стратегия проста – наводнить мировой рынок углеводородов дешевым сырьем и измотать в ценовой войне наиболее опасных конкурентов, в первую очередь Россию. С этой целью почти все страны ОПЕК готовы предоставлять потребителям в Европе, Азии и Америке скидки от пяти до десяти долларов за баррель. Это может способствовать снижению котировок до уровня ниже 30 долларов. Наиболее пессимистический прогноз представили аналитики американского банка «Голдман Сакс», согласно которому к концу 2020 года среднемировые цены могут упасть до 20 долларов за баррель.
– Какую роль в нефтяной войне играют США?
– Складывается впечатление, что США, в частности администрация Дональда Трампа, постараются усилить свои позиции на мировых энергетических рынках. И дело не только в вероятном подталкивании союзников и партнеров, в частности КСА, Ирака, Кувейта, других арабских стран, к более агрессивной ценовой политике, но и в том, как именно в США формируется цепочка «пандемия коронавируса COVID-19 – экономический кризис – ценовое регулирование рынка углеводородов». 13 марта президент Трамп ввел режим чрезвычайной ситуации в связи с эпидемией коронавируса COVID-19. Он продиктован появлением официальных оценок масштабов распространения COVID-19 на территории страны, сделанных федеральным Центром по контролю и профилактике заболеваний в составе Министерства здравоохранения и социальных услуг. Согласно пессимистическому сценарию к концу года в США могут заболеть от 160 до 210 миллионов американцев и скончаться от 200 тысяч до 1,7 миллиона человек. Возможно, потребуется госпитализация 21 миллиона жителей Штатов, в то время как сейчас Америка располагает не более миллионом койкомест. По оптимистическому прогнозу, переболеть коронавирусом может половина населения США, а число смертей будет находиться в интервале от 163 тысяч до 1,6 миллиона.
К концу 2020 года среднемировые цены на нефть могут упасть до 20 долларов за баррель
Именно поэтому по прямому распоряжению Белого дома в ближайшее время ФРС США «закачает» в американскую экономику 1,5 триллиона долларов наличных помимо 8,3 миллиарда, уже выделенных для разработки вакцины от коронавируса, и 50 миллиардов в виде пакета стимулирующих мер, выделяемого из федерального бюджета для предотвращения «сползания» американской экономики в рецессию в самый канун президентских выборов. Средства планируется направить на поддержку сланцевой отрасли, которая по сути оказалась на грани банкротства из-за резкого обвала цен на углеводороды.
Однако в плане нефтяной войны самым главным аспектом введенного чрезвычайного положения является указание Трампа министру энергетики заполнить «до краев» стратегический нефтяной резерв США, пользуясь благоприятной ценовой конъюнктурой. Это четыре природных подземных хранилища вдоль побережья Мексиканского залива в Техасе и Луизиане. Сейчас запасы нефти в стратегическом нефтяном резерве составляют 635 миллионов баррелей, а его мощности позволяют довести этот объем до 713,5 миллиона. Дополнительная закупка сырья для стратегического резерва в размере 80 миллионов бочек обойдется американским налогоплательщикам в 2,6 миллиарда долларов, ежедневный импорт нефти в США в настоящее время составляет 10 миллионов баррелей, то есть Соединенные Штаты могут закачивать в хранилища до 225 тысяч баррелей в сутки.
В случае если США начнут выбрасывать на рынок один миллион баррелей в день из стратегического резерва, его нефтяных запасов хватит на непрерывное использование в течение полутора лет, а если выйдут на максимальный уровень (4,4 миллиона баррелей в день), то поставки могут осуществляться в течение трех месяцев, после чего отбор из хранилищ должен быть уменьшен.
Важно иметь в виду, что в настоящее время цена нефти, поставляемой на рынок из стратегического резерва, составляет примерно 30 долларов за баррель.
– Что можно сказать о макропараметрах мировой экономики в 2020 году?
– По прогнозу аналитиков стран ОПЕК, в 2020 году по сравнению с 2019-м произойдет замедление темпов роста мировой экономики с 2,9 до 2,4 процента. Причем оно затронет почти все регионы. В результате мировой спрос на углеводороды останется как минимум на уровне 2019 года, то есть порядка 100 миллионов баррелей в день. Поэтому любое увеличение добычи будет автоматически работать на снижение нефтяных котировок. И финансовые потери понесет большинство стран. В частности, как заявил 14 марта на заседании Совета Федерации министр финансов Антон Силуанов, его ведомство в 2020-м планирует выделить из Фонда национального благосостояния на поддержку различных отраслей российской экономики порядка 600 миллиардов рублей.
Таким образом, в условиях разворачивающейся нефтяной войны значение приобретают не только запасы и резервные мощности по увеличению добычи, но и прочность финансово-экономической системы каждой страны, в противном случае вслед за потрясениями на мировых рынках углеводородов и фондовых площадках следует ожидать и политических катаклизмов.
Владимир Васильев
Беседовал Сергей Карпачев

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
1332
Похожие новости
20 октября 2020, 07:15
20 октября 2020, 07:15
13 октября 2020, 04:15
13 октября 2020, 04:15
13 октября 2020, 12:30
13 октября 2020, 14:30
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
13 октября 2020, 12:30
16 октября 2020, 20:30
14 октября 2020, 15:15
13 октября 2020, 14:30
15 октября 2020, 12:00
17 октября 2020, 19:15
17 октября 2020, 13:30