Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Валентин Рыбин: «На Украине идет “охота” на крымчан»

Среди подзащитных киевского адвоката Валентина Рыбина – немало российских граждан, арестованных по политическим мотивам на Украине. Он защищает россиянина Евгения Мефедова, сидящего в одесском СИЗО более четырех лет. Год назад адвокат Рыбин добился освобождения своего подзащитного и оправдательного приговора по «делу 2 мая». Но Мефедов был сразу же задержан по другому политическому делу (по «сепаратистской» статье), которое рассматривается в более «понятливом» суде. В этом году Валентину Рыбину пришлось плотно заниматься делами нескольких крымчан, оказавшихся в украинских тюрьмах.
– Валентин, вас можно поздравить с успешным завершением процесса над Фарухом Камаловым, арестованным на Украине за то, что был госслужащим в Крыму?
– Фарух Камалов уже в Крыму, поэтому можно сказать, что завершилось всё благополучно. 13 сентября он получил приговор и выехал к себе домой. У него жена должна скоро рожать. Поэтому он сейчас весь в семейных заботах.
– Но это не был оправдательный приговор?
– Учитывая его семейные обстоятельства и необходимость побыстрее вернуться домой, мы подписали соглашение о признании вины. Поэтому Фарух по своей статье получил нереально мягкий условный срок.
– Давайте вернемся к началу. В феврале 2018 года СБУ на пункте пропуска Каланчак задерживает Фаруха Камалова, который в 2015 – 2016 гг. был заместителем министра спорта Республики Крым. Его трудовая деятельность квалифицировалась на Украине как госизмена: «содействие иностранном государству», «переход на сторону врага в условиях военного положения или в период вооруженного конфликта». Статья 111 УК Украины предусматривает от 10 до 15 лет лишения свободы. Зачем он поехал на Украину?
– Фаруху нужно было попасть в киевскую клинику, где раньше лечился его отец. Там была медицинская карта. Отцу предстояла операция в этой клинике.
– Камалов поработал заместителем министра спорта РК – это расценили на Украине как государственную измену. Но есть такой деятель Ленур Ислямов, организатор блокады Крыма, который весной 2014 года побывал на должности исполняющего обязанности заместителя председателя Совмина РК (наверное, под дулом автомата заставили?). И к нему у Украины нет претензий…
– Ленур Ислямов свой человек для Украины. Он поддерживает нынешнюю власть. Одна из его сегодняшних функций – давать показания на Фаруха, на Петра Михальчевского, бывшего министра здравоохранения РК. Ислямов – это такой штатный сексот, который говорит то, что от него нужно. И даже то, чего не знал, он впаривал следствию, которое это всё с удовольствием принимало. Более того, эти показания даже как доказательство вины людей предоставлялись в суде.
Но дело не только в бывшем крымчанине Ленуре Ислямове. На пунктах пропуска были задержаны Петр Михальчевский, Фарух Камалов, Елена Одновол, евпаторийский депутат Сергей Осьминин. Все эти дела вела СБУ Автономной Республики Крым, находящаяся в Херсоне. При участии прокуратуры АРК. Она тоже находится в Херсоне. Ее возглавляет одиозный азербайджанец Гюндуз Мамедов – человек, который имеет и деньги, и влияние в украинском политикуме. Всё это делается для того, чтобы показать, как они могут работать, и доказать необходимость дальнейшего функционирования силовых структур АРК. Но делать-то этим крымским силовикам в Херсоне особо нечего и заняться нечем. Вот они и выискивают людей, охотятся на «ведьм».
– Было видео, где вы прямо на судебном заседании передаете Фаруху пакет с едой и добиваетесь, чтобы ему дали возможность поесть. Там была какая-то дикая история с доставкой Камалова в киевский суд из Херсона, когда его везли в автозаке 12 часов по жаре, без еды и воды…
– И не только в автозаке его мариновали. Как я уже сказал, досудебное следствие проводило Главное управление СБУ АРК с локацией в Херсоне. 2 июля Днепровский суд Киева должен был провести заседание по делу Фаруха Камалова. Но его не доставили в этот день. Вместо того, чтобы его нормально из Херсона привезти в Киев, его отправили этапом через Одессу. Мне кажется, это было сделано специально.
– Как, в конце концов, вашему подзащитному удалось вернуться в Крым?
– Доказательная база у обвинения в этом процесс была слабая. Вернее, ее не было вообще. И прокуратуре это стало понятно. Потому что состоявшиеся судебные заседания не приводили ни к какому положительному результату для стороны обвинения. То, что они предоставляли суд, не выдерживало никакой критики. Перспективы рассмотрения данного производства не просматривались. Прокурор предложил Фаруху компромисс: он своими действиями осуществлял не государственную измену, а призывал к изменению территориальных границ Украины, а именно призывал людей к вступлению в российское гражданство, к вступлению в российские спортивные организации. Мы этим вариантом воспользовались, пошли на соглашение со следствием с той целью, чтобы как можно скорее получить свободу. И было принято решение подписать соглашение о признании вины, а действия Камалова переквалифицировали со статьи 111 на честь 1 статьи 110. Он получил три года условно. Как я уже сказал, это был нереально мягкий приговор: часть 1 статьи 110 предусматривает лишение свободы до 3 лет. Но тем не менее, соглашение есть соглашение. Такой компромисс устраивал обе стороны.
– То есть существуют такие формы отхода, дающие возможность прокуратуре пойти на попятную?
– Конечно. Прокуратура поддерживает обвинение в суде. А досудебное следствие проводит соответствующее управление. В данном случае – Главное Управление СБУ АРК в Херсоне. Следователи сделали свою работу некачественно. Тем не менее прокурорам не удалось начальника Главного Управления СБУ АРК и начальника следствия убедить, что данным делом заниматься не стоило. Ну, и пришлось им на определенном этапе поддерживать версию досудебного следствия. А на следующем этапе, когда прокуратура уже поддерживала обвинение в суде, понятно, что ответственность лежит на ней. Они примерно прикинули, какие могут быть перспективы: длительное рассмотрение, но все равно потом будет оправдание, потому что нет состава преступления.
Получается так. Предъявляют статью, в государственной измене подозревают, а потом и обвиняют. И если в суде не выдерживает это обвинение, то банально, чтобы сохранить свое лицо прокурорское, нужно получать хоть какие-то результаты производства. Ну, не оправдательные же приговоры, которые являются позором для обвинения! Поэтому предлагают сделку о признании вины и пишут там ерунду всякую, какую только можно писать. Под что подводят, с тем мы и соглашаемся, чтобы побыстрей получить свободу. В данном случае, у человека жена, малолетние дети, престарелые родители живут в Крыму. И я считаю, что абсолютно правильное решение Фарухом было принято, чтоб не истязать себя дальше в условиях СИЗО: с клопами, туберкулезом, грибком. Есть возможность получить свободу – значит, лучше получать свободу.
Точно также и крымчанка Лена Одновол вышла по соглашению, даже не доходя до суда. Потому что она беременная, ей пришлось бы рожать в СИЗО. И евпаторийский депутат Сергей Осьминин точно так же вышел.
– Чем объясняются эти соглашения и последующее освобождение? Украинские органы стали вести себя мягче и адекватнее?
– Нет, никто не стал мягче и адекватнее. Я могу предположить, что в начале года управление СБУ АРК пыталось показать свою значимость и сымитировать активную деятельность. Поэтому провели ряд задержаний лиц, которых якобы подозревали в совершении государственной измены: Михальчевского, Камалова, Осьминина, Одновол. Эти задержания должны были свидетельствовать о том, что управление СБУ АРК занимается поимкой очень важных государственных изменников. Ведь содержится штат сотрудников, которые, по сути, ничего не делают, это управление бесполезно. Это надо констатировать. Вот они и показывали, что необходимы государству. И прокуратура АРК поддерживает эти обвинения в судах, хотя при этом выступает абсолютно бездарно. Но ей тоже нужно засвидетельствовать свою значимость и эффективность.
– То есть фиктивные силовые структуры АРК пытаются показать свою эффективность, арестовывая крымчан, приезжающих на Украину? Некуда больше девать деньги украинских налогоплательщиков?
– Хорошо, отчитались, дали интервью о задержании государственных изменников. Но в дальнейшем же эти дела надо расследовать… А там – полный провал. В случае в Фарухом Камаловым на каждом продлении содержания под стражей я снимал видео, выкладывал в интернет: можно было лицезреть этот цирк. То же самое происходит и с другими крымчанами. Нет там изменников – есть банальная «охота на ведьм».
– Расскажите о судьбе ваших подзащитных – военнослужащих, задержанных СБУ на нейтральной полосе возле КПП «Чонгар».
– На сегодня у россиян Александра Баранова и Максима Одинцова ситуация такая. По обоим недавно апелляционный суд г. Киева оставил в силе приговоры, которые им вынесли в феврале соответственно Подольский и Дарницкий районные суды Киева. Сейчас мы готовимся к подаче кассационных жалоб.
Александру Баранову приговором Подольского районного суда было определено наказание в виде 13 лет лишения свободы и лишения его воинского звания сержанта. Максима Одинцова Дарницкий райсуд приговорил к 14 годам лишения свободы. Оба обвинялись в госизмене и дезертирстве.
– А там всё происходило при странных обстоятельствах – и задержание, и вынесение приговора… Проясните картину событий.
– Конечно, приговор зимой выносился исключительно в связи с договоренностями о возможно предстоящем обмене. Прокурор в кабинете судьи, в моем присутствии, убеждал судей в необходимости вынесения обвинительного приговора Баранову именно 8 февраля. Что впоследствии и произошло. Я понимаю, что судьи это делали под воздействием договоренностей о возможном обмене. Ну, а уже суд в апелляционной инстанции не принял во внимание мои доводы об обстоятельствах вынесения приговора.
Что касается их задержания на нейтральной полосе у КПП «Чонгар». В уголовном деле нет никаких материалов, которые свидетельствовали бы о том, что это была специальная операция, что задержание планировалось заранее. В уголовном производстве присутствует протокол задержания, который составлен уже в городе Николаеве, куда они были доставлены.
– Чем подзащитные объясняют свое появление на нейтральной полосе?
– Им позвонил начальник курса из Национального аэрокосмического университета «Харьковский Авиационный Институт», который они закончили. Он предложил им за сравнительно небольшое вознаграждение в 600 долларов предоставить дипломы об образовании. Договорились, что им эти дипломы будут направлены по почте. Через некоторое время он позвонил и сказал, что по почте в Крым направить не может, надо лично передать. Одинцов и Баранов пригласили его любезно в Крым. Еще через неделю он сказал, что не может приехать в Крым, а предлагает им приехать на Украину. Однако, понимая ситуацию, ребята ответили, что это невозможно. В итоге договорились о встрече на нейтральной полосе. Вот и встретились… И после этого Одинцов и Баранов попали в СИЗО Николаева. А потом – в СИЗО Киева.
Начальник курса действовал под полным контролем СБУ. Обычная операция по выманиванию людей.
– Как получилось, что ребята служили в Крыму, а документы находились в Харькове?
– Они не успели завершить весь процесс обучения там. Оставались юридические формальности. Они в армии с нулевых годов, с момента призыва. И в дальнейшем проходили службу в Крыму, потому что там проживали. Служили себе. А теперь, чтобы подтвердить воинские звания и соответствующее образование, понадобилось предоставить дипломы.
– Зачем понадобилось выманивать военнослужащих, не собиравшихся приезжать на Украину, и задерживать крымчан, ехавших туда по семейным обстоятельствам? Ради потенциального обмена набирают «команду» с большими сроками?
– Баранов и Одинцов – первые, кто получили большой срок. До этого был еще у одного военнослужащего, крымчанина, срок восемь лет. Я не могу сказать, что происходит «набор» заключенных из жителей полуострова, чтобы потом торговаться ими. Военные – это особый случай. А, как мы видим, крымчане гражданские, арестованные в этом году, уже на свободе. Мотивы СБУ АРК и прокуратуры АРК по их задержанию я уже объяснял.
Ну, и, однозначно, Украина таким образом как минимум показывает гражданам РФ, которые совсем недавно были гражданами Украины и сейчас проживают на территории Крыма, каким образом к ним будут относиться, если они здесь появятся. Это абсолютно противоположно тому, что на словах декларирует украинская власть: о якобы поддержке населения Крыма. На деле же демонстрируется, что крымчане будут здесь преследоваться по самым тяжелым статьям, получать жутчайшие обвинения и приговоры. Так власть Украины относится к жителям Крыма.
Беседу вела Алина Крылова

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

449
Похожие новости
12 декабря 2018, 13:46
12 декабря 2018, 13:46
14 декабря 2018, 16:15
15 декабря 2018, 00:30
14 декабря 2018, 16:15
12 декабря 2018, 16:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
10 декабря 2018, 14:15
09 декабря 2018, 10:30
11 декабря 2018, 03:15
10 декабря 2018, 17:30
09 декабря 2018, 15:45
09 декабря 2018, 07:45
09 декабря 2018, 13:00