Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Венесуэла перед «дефолтом». Спасут ли её русские?

Почём нынче Венесуэла? Инвесторы-стервятники, специализирующиеся на проблемных долгах, уже кружат над страной. Москва дала добро на реструктуризацию госдолга Венесуэлы, но едва ли это спасёт правительство Мадуро.



Подписанный неделю назад межправительственный протокол предусматривает реструктуризацию российской задолженности Венесуэлы в течение десяти лет. «Нефтяной социализм» в республике давно переживает тяжёлые времена. При этом на страну давят международные кредиторы: если бы не дружеский шаг Москвы, уже сегодня можно было бы говорить о частичном дефолте. Впрочем, «выборочный дефолт», как его окрестили в прессе, состоится в любом случае: Венесуэла слишком много должна, и 3,15 млрд. долл. консолидированного долга, «временно подаренного» республике Россией, ни в коем случае не спасут положение, пусть платежи и растянутся на десять лет при минимальных выплатах в первые шесть лет. «Облегчение долгового бремени, предоставляемое республике в результате реструктуризации задолженности, позволит направить высвободившиеся средства на развитие экономики страны, улучшит платёжеспособность дебитора, повысит шансы всех кредиторов на возврат ранее предоставленных Венесуэле кредитов», — отмечается в сообщении Минфина РФ.



Сама Россия подстраховалась следующим образом: по некоторым оценкам, в 5 венесуэльских нефтяных проектах у «Роснефти» по 40% акций. Скоро таких проектов якобы будет 14. По тем же оценкам, «Роснефть» получает от Венесуэлы около 220.000 баррелей нефти в сутки, или товара примерно на 8,8 млн. долларов ежедневно (3,212 миллиарда долларов в год, и это если считать всего по сорок долларов за баррель).

Венесуэла страдает сегодня одновременно от двух «зависимостей»: во-первых, крупные государственные долги, очень быстро выросшие на фоне низких цен на нефть; во-вторых, американские санкции, которые натуральным образом удушают её экономику.

Российская отсрочка, пусть и длительная, едва ли повлияет позитивно на общую ситуацию. Судите сами.

Подписанное соглашение о реструктуризации долга Венесуэлы перед Россией, о котором на днях сообщил «Интерфакс», определяет срок реструктуризации в десять лет, что является стандартными условиями для такого рода соглашений.

Реструктуризация должна обозначить условие — осуществление расчётов с российскими экспортёрами за ранее реализованные поставки.

Россия — один из крупных кредиторов Венесуэлы. Вот ряд примеров: в 2011 году Москва предоставила Каракасу денежный кредит на сумму до 4 млрд. долл. для финансирования поставок российской промышленной продукции. Позднее возникли трудности с погашением долга: в кризисный 2014 год, когда рухнули цены на нефть, Венесуэла попросила Кремль продлить период кредитования. Два года спустя, в 2016-м, правительство РФ одобрило проект протокола об изменениях в соглашение о кредитовании Венесуэле. Было определено, напоминает агентство, что долг на сумму 2,84 млрд. долл. консолидируется и гасится равными полугодовыми траншами в течение 3 лет с марта 2019 года. Эта сумма установлена с учётом просрочки по долгу и по процентам, а также процентам на просрочку.

В США считают, что Венесуэле особо надеяться не на что, ибо её долги превратились уже в настоящий «круговорот».

О «круговом движении» гигантских венесуэльских долгов и почти катастрофической ситуации с венесуэльскими ценными бумагами пишет Лэндон Томас в газете «Нью-Йорк Таймс».

В течение многих лет, напоминает аналитик, инвестиции в венесуэльские облигации были «популярной игрой для крупнейших мировых инвесторов», которых «соблазняли» весьма «аппетитные» процентные ставки. Дельцов не останавливали даже очевидные риски.

Однако сегодня облигации упали в цене на фоне опасений неисполнения венесуэльским правительством своих обязанностей по облигационным выплатам. Отсюда и реакция спекулянтов: многие «традиционные инвесторы» Венесуэлы направились «к выходу». Теперь эти неудачливые бизнесмены интересуются фондами-скупщиками госдолгов, специализирующимися на долгах тех стран, которым светит дефолт (читай: банкротство) в самое ближайшее время. В этих фондах уже знают: Венесуэла станет следующей в списке тех, кто попал в тиски «реструктуризации». В списке этом числятся Аргентина (2000 год), Греция (2012 год) и ещё некоторые страны. (Россияне, заметим в скобках, тоже не понаслышке знают, что такое дефолт.)

Финиш с долгами Венесуэлы уже очевиден, считают специалисты-финансисты. Весь вопрос «в цене», говорит Ли Букхейт, специалист по долговым выплатам с тридцатилетним опытом, работающий в юридической фирме «Cleary Gottlieb Steen & Hamilton». «Если вы посмотрите на поведение проблемных инвесторов, то увидите: они ждут, когда цена достигнет определённого порога. Обычно это 20 центов за доллар…» — напоминает этот эксперт.

Ситуация находится пока на грани дефолта. Дефолт бы наступил уже в ноябре, но по суверенному долгу Венесуэла пока не признаёт себя «дефолтной», хотя в агентстве «Standard & Poor's» заявили, что все «условия» для определения дефолта налицо.

Среди этих «условий» «Нью-Йорк Таймс» называет призывы к реструктуризации долгов, пропущенные процентные платежи, дефолт по облигациям энергетической госкомпании и «неубедительная» встреча с инвесторами, состоявшаяся в минувший понедельник. Несмотря на имеющиеся проблемы, инвесторы «длинных позиций» всё-таки верят, что правительство найдёт способ продолжать выплаты.

Мистер Букхейт считает, что инвесторы просто ждут, что реальная цена облигаций не опустится ниже той, которой можно было бы достигнуть посредством соглашения о реструктуризации долга.

Впрочем, заметим, предполагать и прогнозировать можно что угодно. А тем временем в стране продолжаются политический хаос и общественные беспорядки. Одновременно с этим на республику давят санкции Соединённых Штатов. Всё это вынудило правительство президента Мадуро вступить в переговоры с инвесторами, а венесуэльские облигации на таком фоне упали.

По данным специализирующейся на долгах фирмы «FactSet», такие компании, как «Goldman Sachs», «Fidelity» и «T. Rowe Price», по-прежнему держат у себя облигации Венесуэлы на общую сумму около 3,5 млрд. долларов. Эти бумаги выпущены национальной нефтяной компанией «Petróleos de Venezuela» («Pdvsa»).

Вот эти-то бумаги и были раньше «любимыми облигациями» для иностранных инвесторов: ведь эта компания считалась «дойной коровой страны». «Pdvsa» имела постоянный приток валютных активов.

Однако несколько лет назад ситуация переменилась. И сегодня экономика Венесуэлы продолжает падать. Поэтому риск владения подобными облигациями довольно велик. Валютные резервы Венесуэлы сократились ниже уровня 10 млрд. долл. По убеждению экономистов, такой уровень близок к ситуации неплатежеспособности. Эксперты считают, что признание дефолта нанесёт сильный удар по непопулярному правительству Н. Мадуро.

Потому-то спекулянты и начали избавляться от ценных бумаг.

«За последний год мы значительно сократили наш венесуэльский портфель», — отметил Ян Дэн, один из руководителей «Ashmore Investment Management» (Лондон), фирмы, специализирующейся на рынке ценных бумаг. Аналитик считает, что Венесуэла идёт прямиком к краху.

Другие специалисты, напротив, потирают руки в предвкушении добычи.

Страны, терпящие бедствие, интересуют «инвесторов-стервятников»: такие спекулянты в кризис как раз разворачивают свою работу. И те из них, кто поучаствовал во многих таких ситуациях, говорят, что Венесуэла может стать самой «прибыльной» из всех скатившихся в дефолт стран.

Многие прежние дефолты, случавшиеся в малых странах Африки и Латинской Америки, имели ограничения по числу выпускаемых и приобретаемых облигаций. В более крупных странах, таких, как Аргентина и Греция, прибыль стервятников оказалась трудной: эти страны «вели жёсткие сделки».

Но вот Венесуэла — особый случай. Тому несколько причин, говорят эксперты по долгам.

Из-за американских санкций страна не смогла нанять команду лучших банкиров и адвокатов, которые могли бы помочь достичь выгодного соглашения с кредиторами, пишет Лэндон Томас. И, что необычно, само правительство попросило держателей облигаций разработать план реструктуризации долга. В большинстве случаев, когда у суверенной нации «заканчиваются наличные», долговые предложения попросту спускаются инвесторам «сверху».

И главное: у нефтяной компании Венесуэлы имеются прибыльные активы в Соединённых Штатах и в Европе. Эти денежки инвесторы могут придержать через суды — в том случае, ежели страна вдруг перестанет платить по долгам. И ещё: в конце концов, «при всех своих проблемах Венесуэла богата ресурсами и имеет крупнейшие доказанные запасы нефти в мире». Кроме того, «многие миллиарды долларов» утекли из страны, однако они «могли бы быстро вернуться, если бы случились изменения в правительстве».

* * *

Вот почему, заметим, стервятники кружат над Венесуэлой. Одновременно с крахом нефтесоциализма американские и европейские воротилы признают: в стране полно полезных ресурсов, нужно только правильно ими распорядиться. Беда в том, что при наследнике Чавеса сделать это нельзя. Так в чём проблема? Нужно сменить правительство, и спекулянты снова заинтересуются вложениями в бумаги республики.

Однако новому правительству Венесуэлы придётся весьма несладко. Едва ли оно станет популярнее правительства Мадуро: по сути, тем, кто сменит ставленника Чавеса, придётся за полцены распродавать национальные богатства ради возвращения долгов, то есть ради того, чтобы просто удержаться на плаву. Иностранные «инвесторы-стервятники» не сомневаются, что так оно и будет.

Знаменитый специалист по проблемным долгам Дэвид Мартинес, в своё время сумевший удачно поиграть на аргентинском кризисе, готовится погреть руки на Венесуэле.

За ним придут и другие стервятники. К примеру, Ханс Хьюмс, основатель и исполнительный директор «Greylock Capital», фонда, специализирующегося на проблемных долгах, стремится сейчас не продавать бумаги Венесуэлы, а, наоборот, покупать. «В течение ближайших пяти лет Венесуэла станет лучшей новостью на рынке. Это же сказочно богатая страна!» — радуется он.

Нет, этот спекулянт, как и многие ему подобные, отнюдь не думает извлечь из её финансовых недр миллиарды. Но о «средней» норме грядущей прибыли он говорит вполне уверенно. По его словам, нечего и думать, чтобы Венесуэлу превратить в Швейцарию, но этой стране «просто нужно перестать быть Зимбабве».

Итак, торг открыт, стервятники кружат. Кто больше даст за Венесуэлу?

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

306
Похожие новости
17 декабря 2017, 04:00
13 декабря 2017, 07:15
16 декабря 2017, 09:30
13 декабря 2017, 15:00
16 декабря 2017, 09:30
13 декабря 2017, 12:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 декабря 2017, 15:30
13 декабря 2017, 02:15
13 декабря 2017, 15:45
11 декабря 2017, 15:45
12 декабря 2017, 18:15
14 декабря 2017, 15:30
14 декабря 2017, 07:30