Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Вести: признаки внешнего управления на Украине налицо

Разговоры о внешнем управлении нашей страной ведутся давно: кто-то уверен, что Украиной управляют из США и ЕС, кто-то считает, что сам вопрос о внешнем управлении — манипуляция и ложь. Как всегда, указанные позиции не только диаметрально противоположны, но и непримиримы: сторонники первой говорят о том, что Украина перестала быть независимым государством, приверженцы второй — призывают сажать первых в тюрьму.
При этом и у первых, и у вторых есть весомые аргументы: «внешнее управление» воде бы подтверждается, например, «пленками Деркача» (на которых Байден отдает команды Порошенко), оппоненты же (включая и столь авторитетный источник, как посольство США в Украине) указывают на заинтересованность России, которая якобы и спонсирует всех, кто доказывает, что Украиной управляют извне.
Впрочем, за пределами указанной дискуссии находятся бесспорная зависимость Украины от внешних кредитов и различных видов помощи, засилье влияющих на власть «соросят» (и самого Сороса), сковывающий экономику страны конфликт на востоке… Итак, каковы признаки внешнего управления страной, есть ли они в Украине?
Какие события и процессы следует считать признаками управления государством откуда-то извне?
Илья Кононов, заведующий кафедрой философии и социологии, профессор в ЛНУ им. Т. Шевченко:
— Внешнее управление — это политическая составляющая зависимого положения страны. Причем это предельное выражение политической зависимости, когда страна лишается субъектности, превращается в инструмент реализации чужих интересов. Зависимое положение, в принципе, может принимать и другие формы — неравноправные союзнические отношения и прочие.
С точки зрения американского социолога Иммануила Валлерстайна, все страны мира делятся на центр, полупериферию и периферию. Периферия характеризуется асубъектностью, то есть эти страны не принимают решений, выступая средствами реализации чужих целей. Конечно, в этих странах могут рассказывать, что народ — суверен и все для народа, но при этом политические элиты этих стран при принятии тех или иных принципиальных решений обращаются в посольства стран центра. Без этого ни одно принципиальное решение не принимается. Эти страны становятся зависимыми в кадровой политике, их правительства наполняются марионетками стран центра. Они не имеют самостоятельной внешней политики. Их культурную политику разрабатывают в иностранных think tank или brain trust. Даже художественная литература в этих странах приобретает проектный характер.
Увы! Все сказанное характеризует нынешнюю украинскую реальность. После 2014 года страна самостоятельных решений по принципиальным вопросам не принимает. Бюджеты свести без МВФ мы не можем. Наша внешняя политика инструментальна. Наша образовательная система выстраивается по иностранным образцам, и весьма сомнительным. Наша культурная политика подчинена по большому счету одной цели — радикально оторвать Украину от России. Кадровые назначения на ключевые должности определяются извне.
Эдуард Ставицкий, министр энергетики и угольной промышленности (2012-2014):
— Это прямые указания не в классически принятой дипломатической форме, а указание внешних структур, типа G7, Госдепа, МВФ. Как необходимо себя вести всем ветвям власти в Украине, как разговаривать и вести свою внешнюю и внутреннюю политику в своем государстве. Например, в медицине — сокращение медперсонала, больниц, медпунктов. В вопросе покупки вакцин происходят прямые, даже не косвенные указания из посольств о том, что запрещено. Ситуация в КС, да и вообще в реформе судебной власти — второй вопиющий пример, чего только стоят предложения о назначении в высшие судебные структуры иностранцев. Третий — блокировка в соцсетях неугодных политиков, представителей власти, которые просто пытаются высказать иную позицию, отличную от позиции своих оппонентов. Фактически это прямая цензура, что в конечном итоге приведет просто к пассивной внутренней и внешней политике, вытеснению из власти людей, заинтересованных в развитии государства.
Как я уже сказал ранее, складывается такое впечатление, что условный Запад сейчас пользуется глобальным экономическим кризисом в Украине, начавшимся после известных событий Майдана 2014 года и усугублявшимся за последние семь лет. А также мировой пандемией 2020 года, которая не только усугубила, но и вскрыла порочность всех этих псевдореформ, которые в совокупности, к сожалению, ставят вопрос о существовании Украины как унитарного государства в конституционном и экономическом плане. Сейчас Запад пытается за счет Украины просто решить свои собственные проблемы — как внутренние, так и внешние, в том числе свои идеологические разногласия и экономическую конкуренцию с Россией.
Сергей Сивохо, лидер Национальной платформы примирения и единства:
— Внешнее управление — вопрос не вчерашнего дня, а последних 30 лет развития нашей страны. Первый и самый яркий признак — это когда в твою страну начинают поступать финансы извне. Есть такая поговорка: «О чем бы мы ни говорили, мы говорим о деньгах». Как только в любое государство поступают внешние финансовые ресурсы и они не управляются так, как положено — выстраиваются специальные институции для того, чтобы эти финансы контролировать. Это делается для того, чтобы не было коррупции.
Международные финансовые организации нам настолько не доверяют, что следом за кредитами они присылают людей, которые смотрят, как мы расходуем деньги, которые заняли.
Вадим Карасев, политолог, директор Института глобальных стратегий:
— Это когда в стране нет выборов, никого не избирают из властей и колониальная администрация просто присылает своих ставленников или назначает на руководящие посты. Да, иногда из туземных, то есть местных, органов выбирают. Но есть такое классическое внешнее управление, когда местное правительство — чисто бутафорное, номинальное, а реально управляют из-за границы.
Почему в последнее время так обострилась полемика вокруг вопроса о внешнем управлении Украиной? Есть ли объективные признаки такого управления нашей страной?
Илья Кононов:
— Ученые давно об этом говорят, но их голос в нашей стране практически не слышен. В элитных кругах об этом заговорили в связи с обострением конкуренции. Один проект морально устарел («Слуга народа»), но политика у нас проектного характера не утратила. Думаю, уже готовятся проекты ему на смену. Возможно, на замену молодому и изящному молодому человеку готовят мачо в летах. Но все проекты нацелены на сохранение зависимого положения Украины. Поэтому политические группы, которые оказываются в проигрыше, взяли на вооружение объективно важную тему внешнего управления.
Примеров внешнего вмешательства сколько угодно. Достаточно вспомнить откровенные заявления временной поверенной в делах США в Украине Кристины Квин.
Колебания политической конъюнктуры в стране-патроне влияет на все политические процессы в Украине. После победы Дж. Байдена фактически торпедируются все переговоры по Донбассу, так как, видимо, иностранные советники рисуют перспективу изменения ситуации в мире, которая даст призрачные преимущества Украине. В кадровых раскладах существуют непотопляемые личности. Достаточно назвать Тимофея Милованова. Наша страна принимает решения в пользу экономических компаний стран центра. Скандал вокруг «Мотор Січі» — одно из ярких проявлений этого процесса. Особенно цинично это выглядит в случае выбора вакцины от сovid-19. Но этому подчинено и все другое. «ВКонтакте» блокируется в пользу Facebook и так далее.
Интересно, что для продвижения внешних решений в нашей стране есть специальные отряды людей, которые себя публично называют националистами. Это весьма интересная трансформация украинского национализма, которую еще следует осмыслить.
Эдуард Ставицкий:
— Президент Зеленский в начале своей каденции внедрял независимую как внутреннюю, так и внешнюю политику. Это и обмены удерживаемых лиц на Донбассе, отвод войск на линии разграничения согласно Минским соглашениям, решение вопроса по транзиту газа из России в Европу. При этом «Газпром» уплатил штраф практически в 3 миллиарда долларов. И ряд других независимых мер по снятию назначений Кабмина. Абсолютно объективно, такая политика, мягко говоря, не понравилась нашим западным партнерам. И как следствие начал применяться метод кнута и пряника, пряник — это кредиты и финансовая поддержка, а кнут — это раскачивание внутриполитической ситуации через националистические организации. К чему это может привести, мы увидели на Майдане 2014 года.
Марина Черенкова, член правления Национальной платформы примирения и единства, конфликтолог, депутат Донецкого областного совета:
— Обострение полемики вокруг вопроса о внешнем управлении Украиной на сегодняшний момент происходит потому, что в украинском обществе уже очень четко сформировались условные группы влияния. Одна группа хочет, чтобы у Украины все-таки был определенный суверенитет. А второй группе комфортно жить с институтами внешнего управления, потому что эти люди на самом деле являются их яркими представителями.
В Украине есть такое понятие, как «соросята». Это люди, которые получили образование, знания, навыки и умения в тех странах, которые так или иначе давали нам займы, и сейчас это уже активные агенты влияния.
Мы все говорим о представителях набсоветов, которые получают достаточно серьезные зарплаты в непонятных институциях. Но если в стране появляются организации и структуры, которые явно органично не подходят вашей стране и процессу ее управления — значит, это внешнее управление. Ситуации с Конституционным судом, прокуратурой, ГБР это доказывают.
Вадим Карасев:
— Признаки есть, но это не значит, что оно есть в полном объеме. А в Венгрии или Польше, которые управляются Европейской комиссией из Брюсселя, есть внешнее управление? Можно ли сказать, что Польша и Венгрия управляются извне? И что значит управление или влияние? Когда кредитор управляет заемщиком потому, что заемщик у него взял деньги, у него своих нет, а кредитор диктует свои условия — это что? Влияние или управление? Это не проработано. А второе, я думаю, что главная проблема заключается в том, что в стране неэффективно внутреннее управление и такое же плохое, неэффективное внешнее управление. Поэтому сейчас будет борьба за то, какое управление для Украины эффективнее и лучше — внешнее или внутреннее. Такое, как, например, у Польши, Венгрии в рамках ЕС. Или мы можем управлять, исключительно используя внутренние ресурсы. Или будет управлять внутренняя администрация, но при определенном внешнем влиянии. Мы не можем отказаться от доллара, от долгов, от кредитов МВФ. Точнее, мы можем отказаться, но денег у нас не будет.
Что могла бы/что следовало бы предпринять власти для минимизации возможных внешних воздействий на внутренние процессы в Украине?
Илья Кононов:
— Что же будет делать нынешняя власть, если она сама по себе есть результат проекта внешних игроков? Даже если внутри этой команды появляются какие-то движения к самостоятельному решению стоящих перед страной проблем, они быстро пресекаются. Достаточно вспомнить Фокина, Сивохо, эволюцию слов и дел Кравчука как председателя украинской делегации в ТКГ.
Те элитные группы, которые заинтересованы в самостоятельном развитии страны, даже придя к власти, не смогут сразу выбраться из тенет зависимости. Для этого нужно большое политическое мастерство и мужество.
Для начала нужно будет во внешнеполитическом плане перейти к идее многовекторной политики. Возможно, нужно будет вспомнить идею нейтралитета.
Нужно восстановить территориальную целостность, ибо сохранение нынешнего положения только усугубляет внешнюю зависимость. Необходимо наладить взаимовыгодные отношения с соседями, ориентируясь на приоритет высокотехнологических отраслей.
Нужно поддерживать свою науку, свою экспертную среду, свою систему образования, чтобы всегда иметь кадровый резерв высокого качества.
Эдуард Ставицкий:
— Это очень сложная задача. С одной стороны, есть огромные внешние долги, внутренние националистические организации и грантоеды. С другой стороны, нарастающие недовольство населения тарифами, пандемией, войной на востоке, ухудшением социальных стандартов. На мой взгляд, необходимо следовать четко в русле действующей Конституции и закона Украины, причем для всех слоев населения с разными политическими взглядами. Помните старый лозунг: закон один для всех, его надо просто научиться выполнять.
Далее — провести экономические преобразования, поддержав внутреннего производителя. Достаточно взять за основу программу экономического развития, принятую Кабмином Азарова в 2013 году, принятую, причем, на 20-летний срок. Максимально постараться вести независимую как внутреннюю, так и внешнюю политику — прежде всего президенту Зеленскому. Причем в слово «независимую» я вкладываю всеобъемлющий смысл, а именно возврат к субъектности государства Украина, в независимости от хотелок как Запада, так и России. Я убежден, что без внедрения этих базовых принципов Украину ждут сложные времена.
Марина Черенкова:
— Сама по себе власть, без консолидации бизнес-кругов, в нашем случае олигархов, не может избавиться от внешнего управления.
Мы живем сейчас в глобальном мире, где абсолютная независимость — это мечта. Мы взаимодействуем с огромным количеством «акторов», как сейчас принято говорить. Поэтому сейчас заявлять о классической независимости — это, наверное, взгляд в прошлое.
Власть совместно с ключевыми представителями бизнес-элиты должна четко определиться: они хотят вместе иметь относительно независимую Украину или это будет территория влияния наиболее сильных на сегодняшний момент государств? Безусловно, мы говорим о США или о Британии (в связи с тем, что она становится теперь ярким игроком на нашем поле). Ну и о Российской Федерации никогда не нужно забывать и списывать ее со счетов.
Должна быть консолидация усилий, направленных на отстаивание суверенитета или хотя бы на минимизацию внешнего управления. Ведь мы живем в таком мире, где абсолютной независимости не бывает.
Вадим Карасев:
— Главное — действовать и отстаивать свой суверенитет, понимая, что полной независимости нет ни в мире, ни тем более у нас. Мы можем отказаться от внешнего управления, но тогда кредиторы будут деньги выводить из страны, а это значит, что будет расти дефицит бюджета, уменьшатся зарплаты и пенсии, социальные выплаты. Выбирайте: либо внешнее управление и социальные выплаты, например, на данном этапе это увеличение пенсий, либо отказывайтесь от внешнего управления, но тогда и деньги будут уходить отсюда.
Власти надо балансировать между двумя вот этими крайними полюсами для того, чтобы не скатиться в кювет. Власть так и делает, между прочим. Я думаю, что расцвет внешнего управления уже прошел, когда Байден требовал в обмен на кредиты уволить Шокина, это была классика. Сейчас, слава Богу, такого уже нет.
Заключение «Общественной экспертизы»
Украина, как страна на периферии развитого мира, находится в зависимости от его центра. Эксперты по-разному оценивают эту зависимость: кто-то считает, что Украина — под внешним управлением, другие говорят об относительной самостоятельности украинской власти. Впрочем, внешнее влияние отмечают все. В современном глобализированном мире, если страна — не супердержава, и не может быть по-другому.
Однако следует сделать две оговорки. Во-первых, недопустимы случаи принятия под внешним давлением решений, которые наносят очевидный и непоправимый урон Украине и ее населению. Если мы отказываемся от российской вакцины только в угоду интересам компаний из США или ЕС, допуская гибель тысяч украинцев — это преступление.
Во-вторых, власти необходимо предпринимать шаги, выводящие страну за рамки парадигмы обязательной зависимости от кого-то из внешних игроков, будь то США, ЕС, Россия или Китай. Именно путь восстановления полноценной внешней и внутренней субъектности должен стать ориентиром для президента и его команды.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
484
Похожие новости
16 января 2021, 03:15
17 января 2021, 07:45
17 января 2021, 13:30
17 января 2021, 17:15
16 января 2021, 22:15
17 января 2021, 15:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
11 января 2021, 20:45
14 января 2021, 01:45
13 января 2021, 12:15
12 января 2021, 11:45
13 января 2021, 22:00
12 января 2021, 13:45
12 января 2021, 10:00