Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Внедрение стратегии США в будущее Китая

Исторически геополитику Китая определяли три национальных императива: поддержание единства Китая династии Хань, контроль над буферными регионами страны и защита своего побережья. Недавно на Stratfor было опубликовано, что экономический рост Китая, в дополнение к этим императивам, обозначил новую национальную задачу по обеспечению безопасности ключевых торговых маршрутов и защите своих зарубежных ресурсов и рынков от иностранного запрета. Хотя этот новый императив не влияет на отношение Китая к соседним странам или США, в ближайшие годы он спровоцирует изменение издержек и выгод различных направлений действий.

Этот императив требует от Китая занять более активную позицию, в частности, расширить свои морские возможности и достижения, что неизбежно создаст конфликт с США, чья собственная национальная задача – сдерживание роста Китая. Соединенные Штаты должны реагировать на усиление Китая, чтобы продолжать контролировать просторы мирового океана и предотвратить появление еще одной региональной сверхдержавы.

Напряженность между двумя странами неизбежна. Чем обернется эта напряженность, однако, выходит за рамки того, что называется фундаментальным геополитическим анализом, который связан с «базовыми принципами» - закрепленными структурными ограничениями и требованиями, которые определяют направление международной политики. Базовые принципы, утверждают, например, что в 1900 году война в Европе была неизбежна. Они не объясняют, почему война наступила в 1914 году, а не в 1905 или 1920; они не объясняют поведение Германии в обеих мировых войнах; или реакцию Англии, Франции, России и Соединенных Штатов на усиление Германии. Более того, согласно базовым принципам, до тех пор, пока богатство и мощь Китая будут продолжать расти, его отношения с Соединенными Штатами будут отмечены конкуренцией и конфликтами. Но они не прогнозируют, начнет ли Китай войну против США, или одна страна в конечном счете согласится с другой, или две стороны придут к какому-то общему знаменателю.

Глобальная стратегия

Чтобы разобраться в этих вопросах, надо выйти за рамки фундаментальных ограничений и требований базовых принципов и рассмотреть, как страны оценивают свое окружение и вырабатывают соответствующую политику. Другими словами, необходимо учитывать глобальную стратегию, в частности, принятую Соединенными Штатами.

Мы ориентируемся на стратегию США, потому что их военное превосходство, экономический вес и политическое влияние означают, что принимаемые ими решения, больше, чем какие-либо другие внешние переменные, будут определять ход действий Китая в долгосрочной перспективе. Это не означает, что Китай не заинтересован в таких странах, как Россия, Япония и Индия, но поскольку фундаментальные географические, исторические и экономические реалии, которые формируют поведение Китая, оставили их лидерам возможности для маневра, наиболее важным фактором, определяющим их выбор стратегии, будут США. Более того, как самое мощное государство в международной системе и наиболее защищенная держава в истории, США более свободны в выборе своей стратегии, чем другие страны. Чтобы понять будущее безопасности в Восточной Азии, необходимо наметить стратегические варианты, доступные США, и оценить их вероятные последствия для роста Китая.

Четыре Основные Стратегии

Сегодня США могут выбирать из четырех основных больших стратегических доктрин: изоляционизм, оффшорное балансирование, выборочное вмешательство и внерегиональное доминирование.

Изоляционизм предполагает полное невмешательство в вопросы безопасности за пределами Соединенных Штатов Америки и их ближайших соседей. Изоляционизм вряд ли приемлем для Соединенных Штатов, поскольку, как единственная мировая держава, страна несет ответственность за защиту морских коммуникаций, от которых зависит международный экономический порядок. Тем не менее, эта концепция популярна среди американской общественности, так что она может быть учтена в будущей внешней политике США. Продолжительное влияние изоляционизма является в значительной степени следствием силы его логики: поскольку Соединенные Штаты защищены двумя океанами и подавляющей военной (в том числе ядерной) силой, сторонники изоляционизма задаются вопросом, зачем США направлять свои ценные ресурсы для поддержания мира в отдаленных регионов.

Вторая потенциальная глобальная стратегия, которую специалисты по международным отношениям обычно связывают с оффшорным балансированием, заключается в следующем. Соединенные Штаты абстрагируются в военном отношении от других регионов, за исключением маловероятного случая, если потенциальная сверхдержава появится в одной из трех самых геополитически значимых областей: в Европе, Восточной Азии или на Ближнем Востоке. Сторонники оффшорного балансирования считают, что Соединенные Штаты должны вмешиваться только в том случае, если вспомогательные силы в других регионах не в состоянии сами противостоять набирающей силу сверхдержаве.

Третья базовая стратегия – выборочное вмешательство. Согласно этой стратегии, США должны активно действовать, чтобы сохранить мир и предотвратить рост потенциальных сверхдержав в Европе, Восточной Азии и на Ближнем Востоке, но следует избегать прямого вмешательства в другие, менее геополитически значимые регионы. В отличие от оффшорного балансирования, стратегия выборочного вмешательства требует, чтобы Соединенные Штаты активно поддерживали надежное безопасное присутствие за пределами своих территорий, а не просто рассчитывали на региональных партнеров, чтобы сдерживать потенциальные сверхдержавы в других частях мира.

Последняя стратегия – это так называемое мировое господство, внерегиональное доминирование или наступательное сдерживание. Суть стратегии в том, что США, как «незаменимая нация», имеет право и обязанность вмешиваться и отстаивать свои интересы по всему миру, в том числе в регионах или в конфликтах, которые не представляют серьезной угрозы для национальной безопасности США. В последние десятилетия эта стратегия была очевидной во внешнеполитических подходах США, в таких различных областях, как неоконсерватизм и либеральный интернационализм, которые различаются отношением к международным институтам и к использованию американской военной силы, но которые в конечном итоге объединяет приверженность к поддержанию мира на планете и активному использование силы США, чтобы изменить международную систему по своему образу и подобию.

С момента окончания «холодной войны» последняя стратегия, с небольшими изменениями, составляла основу американской внешней политики. Но стоит признать, что каждый из этих подходов, по крайней мере в теории или частично, жизнеспособен. В отличие от своих конкурентов, США имеют сравнительно широкую возможность выбора модели поведения, потому что в военном плане, а также географически и экономически, они менее ограничены, чем другие. Для США нет принципиальных препятствий к принятию более либеральной военной и экономической политики в отношении потенциальных конкурентов, особенно если выгоды перевешивают издержки. К тому же пока Соединенные Штаты в значительной степени сохраняют свой экономический и военный перевес, они будут по-прежнему способны действовать агрессивно – будь то военные или политико-экономические методы, или и то, и другое – чтобы отстаивать свои интересы в глобальном масштабе. Что движет США в выборе той или иной стратегии - это отдельный вопрос. Здесь важно просто отметить, что многие стратегические постулаты более соответствуют Соединенным Штатам, чем любому из их соперников, включая Китай.

Последствия для Китая

Невозможно точно предвидеть, какой подход США изберут по отношению к Китаю на ближайшие десятилетия, тем более, что поведение США в отношении Китая будет влиять на решения и действия китайцев. Но ряд базовых сценариев может рассматриваться. 

Ошибка в политике изоляционизма или оффшорного балансирования, которую допустили США в своей глобальной стратегии, вероятно, поспособствует более спокойному стратегическому окружению Китая. Такое окружение не только позволит Китаю сосредоточиться на разрешении внутренних социальных и экономических проблем, но также снизит риск того, что Китай может принять более жесткую стратегию региональной безопасности в ближайшее время. Между тем, такая стратегия США может умерить ощущение незащищенности Китая, которое происходит главным образом от угрозы военно-морских сил США. Это заставит их вести себя менее напористо и не провоцировать ответную реакцию региональных конкурентов, таких как Япония и Вьетнам. В целом, за счет ослабления власти США в регионе, стратегии американского изоляционизма или оффшорного балансирования увеличили бы вероятность усиления Китая через 5–10 лет. Хотя в краткосрочной перспективе это может ослабить безопасность Китая, снизив вероятность региональных конфликтов.

Напротив, стратегии выборочного вмешательства или внерегионального доминирования, которые требуют активного усиления американского военного присутствия в регионе, скорее всего повлекут за собой экономическое и стратегическое сдерживание и ограничение Китая, затруднят достижение Китаем своих внутренних экономических и политических задач и возможность стать равным конкурентом США. В то же время такая стратегия повышает риск того, что напряженность в отношениях с Китаем перейдет в открытый конфликт, либо непосредственно между Соединенными Штатами и Китаем или между посредниками, такими как Северная Корея и страны Юго-Восточной и Центральной Азии.

Учитывая основные стратегические постулаты Соединенных Штатов со времен окончания «холодной войны» (которые, тем не менее, глубоко укоренились в политическом истеблишменте США), стратегии, подобные выборочному вмешательству и внерегиональному доминированию, встречаются чаще, чем оффшорное балансирование или изоляционизм, по крайней мере сейчас. Основные стратегические постулаты, особенно те, что влекут за собой значительные предварительные затраты, как, например, нынешнее глобальное военное присутствие США, часто требуют огромных обязательств, от которых со временем становится все труднее отказаться. Даже если Соединенные Штаты будут неизбежно стремиться сдерживать Китай, так, словно он является потенциальной региональной сверхдержавой – как США и делает – и таким образом, еще не решено, чем закончится это противостояние.

Независимо от того, какую стратегию изберут США по отношению к Китаю, последствия будут противоречивые. Менее агрессивные Соединенные Штаты могут спровоцировать более жесткую политику Китая (например, в зависимости от действий Японии), или это может иметь обратный эффект: ослабление вопросов внешней безопасности, в то время, как китайское правительство предпочло бы направить свои силы на решение внутренних экономических и социальных проблем. 

Более агрессивные постулаты США могли бы иметь такие же смешанные эффекты. Суть в том, что с учетом основных геополитических отношений между Соединенными Штатами и Китаем, различные исходы одинаково возможны. Определение того, какой исход является наиболее вероятным, и как будут разворачиваться отношения между двумя странами, требует постоянного и пристального внимания. Стоит обратить внимание не на заявления представителей власти, а на то, как развивается стратегическое окружение, в котором они работают.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

970
Похожие новости
17 августа 2017, 09:01
17 августа 2017, 09:01
17 августа 2017, 06:30
17 августа 2017, 14:00
16 августа 2017, 18:00
17 августа 2017, 16:31
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 августа 2017, 13:01
12 августа 2017, 18:30
14 августа 2017, 15:45
14 августа 2017, 13:30
14 августа 2017, 13:30
13 августа 2017, 17:45
17 августа 2017, 22:01