Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Война для меня не закончилась

На войне в Донбассе я видел несовершеннолетних, молодых женщин, писателей и пенсионеров. К концу четвертого года войны, наконец, увидел и беременную военнослужащую! «Плохо, что наша военная форма не рассчитана на беременных, — смеется 37-летняя киевлянка Татьяна и продолжает деловым тоном: Сейчас немного сложно проходить обследования. Раньше мы находились в другом месте, где рядом была больница».
На фронте Татьяна является медиком батальона «Донбасс» в украинской армии. Она на пятом месяце беременности. «Еще не знаю, кто будет. Мне должны будут провести второй скрининг. Я хочу девочку, а он — мальчика», — говорит Татьяна, чей военный позывной — «Кошка». А «он», то есть Андрей, молча сидит за столом в штабе и слушает радио. Андрей, чей позывной — «Донг», снайпер в том же батальоне. Под «скринингом» Татьяна имеет в виду ультразвуковое обследование для беременных.
Фронт, одна из самых горячих военных точек за последний год, проходит примерно в километре от нас. Но и в таких условиях можно играть в семью: у Татьяны и Андрея есть своя комната в блиндаже. «Сразу по прибытии в военную часть я предупредила командира, что мы вместе и нам нужна отдельная комната», — рассказала «Кошка». В батальон «Донбасс» они с Андреем пришли более года назад. «В нашей военной части уже было три свадьбы. В моем прошлом батальоне было шесть свадеб. И все по залету», — рассказала Татьяна.
«У нас уже было договорено в Бахмуте, что военнослужащих, желающих вступить в брак, принимают вне очереди и с предварительным часовым уведомлением», — добавляет женщина. Она сослалась на большой город, в прошлом именуемый Артемовском, который ближе всего находится к месту расположения их батальона «Донбасс» и недалеко от Дебальцева.
Киевлянка Татьяна, до войны работавшая криминалистом, говорит, что к фронтовой жизни давно привыкла. Она участвует в военных действиях с августа 2014 года, уже больше трех с половиной лет. Показывает мне медицинский рюкзак, подаренный Силами обороны Эстонии, которым она очень довольна: «С него очень легко отмыть кровь!» Татьяна продолжает рассматривать рюкзак и чуть позже добавляет, но уже больше про себя: «Но нет, некоторые пятна крови остались». И затем обращается ко мне: «Я эту сумку использовала очень много раз. Большое спасибо Силам обороны Эстонии, действительно отличная сумка».
Зимой 2015 года в Дебальцеве во время отступления украинских военных, попавших в кольцо окружения, Татьяна вместе с другими медиками только за день помогла спасти свыше 170 раненых солдат. «Это был просто поток, — говорит она. — Когда мы эвакуировали раненых из Дебальцева по „дороге жизни", по нам стреляли, не смотря на то, что у нас был знак Красного креста на флаге и машине. Наших просто убивали».
Пока мы разговаривали с Татьяной, приходит известие, что один солдат из их отряда ранен сепаратистским снайпером. Штаб наполнился мужской руганью. Татьяна молча встает, достает пачку сигарет и закуривает. Она скурила полсигареты, не смотря ни на кого, а затем вспомнила о своей беременности. Потушила сигарету и снова села. Нельзя смирится с потерей своих, какой бы сильный характер не был у женщины. Все нервничают, в том числе и на войне. «На войне нет простых дней или легких моментов», — говорит Татьяна.
В начале войны в частях украинской армии почти не было медиков. Все медики, которые были, служили добровольно. В первое военное лето умерло много бойцов из-за отсутствия первой помощи или недостатка знаний. «Жгуты накладывали неправильно, не умели остановить кровотечение, с точки зрения спасения жизни обращали внимания на неправильные вещи. Многие умерли из-за глупых ошибок при оказании первой помощи», — заметила Татьяна почти бесстрастно. На войне эмоции быстро сходят на нет.
«Помню, как летом в 2014 году наши только учились использовать американский «Целокс» (Celox, порошок для остановки кровотечения — прим. автора). Его нужно насыпать на рану, сильно надавить и держать так некоторое время», — рассказала «Кошка». «Проблема была в том, что среди наших было мало владеющих английским языком, мы не могли даже прочесть инструкцию на упаковке. Принесли одного парня с девятью огнестрельными ранениями, ни одна рана не была опасна для жизни. Его всего обсыпали этим порошком Celox, но не зажали ни одной раны. Он просто истек кровью. Они не знали даже таких элементарных вещей», — добавила Татьяна.
Эстонские Силы обороны в то время также участвовали в организованном в срочном порядке обучении медперсонала украинской армии. Сумка медика досталась Татьяне как раз от эстонцев. Теперь у украинских медиков настолько большой опыт в военной медицине, что они могут сами обучать других. Эстонцы поддерживают Украину.
«В бою, к сожалению, солдат может потерять голову, если его (боевой) напарник, хороший друг, получает ранение, он просто не может правильно действовать, — говорит Татьяна. — Поэтому я часто вдалбливаю в их головы, чтобы они действовали на автомате, если их напарник получит ранение. Глаза бояться, а руки делают! Кроме того, если ты знаешь, что нужно делать, то не так страшно. Но если возникает страх, и теряются драгоценные две-три минуты, то мы уже можем потерять человека».
За Татьяну и ее будущего ребенка не нужно волноваться. В последний день февраля месяца она демобилизовалась вместе с сожителем Андреем. «Мне больше ничего не остается, в военной обстановке я просто не могу дольше находиться. К тому же скоро я стану большим бременем и риском для других», — говорит Татьяна. «Но война для меня еще не закончилась, — добавляет она. — В Киеве я начну подготавливать медиков-добровольцев, которые отправятся на фронт».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1313
Похожие новости
16 ноября 2018, 22:00
16 ноября 2018, 19:15
15 ноября 2018, 21:15
16 ноября 2018, 19:15
17 ноября 2018, 03:30
16 ноября 2018, 13:45
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 ноября 2018, 15:15
15 ноября 2018, 13:00
10 ноября 2018, 19:15
15 ноября 2018, 01:30
16 ноября 2018, 02:45
13 ноября 2018, 19:15
16 ноября 2018, 21:30