Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Война нового типа

От редакции "Россия навсегда": Приводим выступление замечательного русского философа и социолога Александра Александровича Зиновьева на 6 заседании "Русского интеллектуального клуба" на тему "Новая эпоха — новые войны", состоявшегося 20 марта 2001 года в Московской гуманитарно-социальная академии.

Сейчас, спустя полтора десятилетия, мы еще явственнее видим очертания и обострение этой войны нового типа, о которой предупреждал нас Зиновьев.

Опубликовано в сборнике №2 материалов "Русского интеллектуального клуба".

***

Тема моего выступления "Война нового типа". Разумеется, я не смогу в отведенное для доклада время полностью изложить эту тему. Предложу вам для обсуждения основные идеи. Я не специалист в военной сфере. Я социолог, причем социолог необычный, не традиционный. Однако с войной мне приходилось иметь дело не только с точки зрения той социологической теории, которую я разрабатываю...

На мой взгляд, проблема войны в наше время — это прежде всего проблема социальная. И лишь на этой основе она является проблемой профессиональной, то есть проблемой для людей, профессионально занятых в сфере организации, подготовки войн, в сфере создания современных армий.

Общепринято понимание войны как борьбы враждующих сил, такой борьбы, в которой используются пушки, оружие, пулеметы, танки, самолеты и т.д. (таким был опыт второй половины ХХ века в отношении войн). Но в это понятие, в это понимание войны необходимо внести существенные коррективы.

Самая грандиозная война в истории человечества, которая называется "холодной войной", нанесла нашей стране гораздо больший ущерб, чем самая страшная в истории "горячая война" — война с Германией. Хотя пушки не стреляли, бомбы не взрывались. Но это была война на территории нашей страны. По своим последствиям "холодная война", если рассматривать ее с точки зрения целей, занятых человеческих ресурсов и так далее, — это самая настоящая война. Называть ее каким-то другим словом — значит уклоняться от беспощадной реальности. Тем более что "холодную войну" нельзя считать законченной, она еще продолжается. Она перешла в "теплую войну". "Теплая война" — это период предстоящей, будущей "горячей войны", к которой вследствие "холодной войны" присоединились некоторые средства "горячей войны", а также новые, в частности, операции глобального масштаба. Я думаю, что XXI век будет веком перманентной войны. Война XXI века, на мой взгляд, уже началась. Но представление о войне такое, что люди понять этот факт никак не могут, а чаще всего уклоняются от оценки переживаемого периода истории.

Вы знаете, что широким слоям населения навязывается идеология "лишь бы не было войны". И люди не замечают или стараются не замечать, что война идет и мы несем потери гораздо большие, чем потери в Великой Отечественной войне. Но понять это люди не хотят или списывают потери за счет каких-то других факторов.

Между тем война идет, но война особого типа. Какая именно? Я назову лишь несколько моментов. Ибо для того чтобы в полном объеме охарактеризовать происходящую войну, нужны фундаментальные исследования. Некоторые черты войны нового типа наметились уже в ходе "холодной войны". В полной мере они стали развиваться только теперь, и, по всей вероятности, в XXI веке они получат всестороннее развитие.

Дело в том, что при оценке всякой войны нужно выяснить, кто ведет войну, как ведется, как протекает сама война. И только в этом случае можно понять на научном уровне, что представляет из себя предстоящая война. Без понимания эволюционного перелома, который произошел во второй половине ХХ века, это сделать невозможно.

Во второй половине ХХ века произошел действительно великий эволюционный перелом, вполне сопоставимый с величайшими социальными переломами в истории человечества.

Я не историк, не хочу давать точные данные, когда в результате эволюции человечества возникли общества, высшим результатом развития которых явились так называемые национальные государства западного мира. А в переживаемый нами период начался переход человечества от эпохи обществ к эпохе сверхобществ — социальным объединениям гораздо более высокого уровня социальной организации, чем привычные общества. В двух словах: этот более высокий уровень социальной организации определяется тем, что над системой государственности вырастает система сверхгосударственности; над сферой сферой экономики вырастает сфера сверхэкономики; над сферой идеологии вырастает сфера сверхидеологии. В совокупности все они образуют новый уровень социальной организации, который включает в себя предшествующий уровень — уровень общества, то есть и государственность, и экономику, и идеологию, но доминирует над ними.

Тот, кто изучал в свое время диалектику, знает, очевидно, такое понятие, как "снятие". Произошел эволюционный скачок, возник новый уровень развития, который "в снятом виде" содержит в себе предшествующий уровень.

Первым классическим образцом сверхобщества был Советский Союз. В этом качестве он остался совершенно непонятым. За все 70 лет существования Советского Союза не было написано ни одной строчки, удовлетворяющей критериям научности. Ни одной. Хотя тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч людей этим занимались. Это не было сделано ни Советском Союзе, ни на Западе. А между тем Советский Союз был первым в истории сверхобществом. Как я писал в книге "Запад" еще десять лет назад, "разгромив коммунизм на Востоке, Запад сам устремился в этом направлении". Запад эволюционирует в направлении сверхобщества. Понятия "капитализм", "демократия" сегодня бессмысленны, они превратились в идеологические пустышки. Более того, это сверхобщество уже сложилось. Метрополия сверхобщества, т.е. основные учреждения, предприятия, организации и т.д., находятся в Соединенных Штатах. Поэтому и понятия "Вашингтон", "США" тоже стали двусмысленными. С одной стороны, они обозначают конкретное общество — Соединенные Штаты Америки, наряду с Францией, Италией и т.д. С другой стороны, эти понятия обозначают именно то сверхобщество, которое сложилось на Западе.

"Холодную войну" против нашей страны, против советского блока вели не просто Соединенные Штаты как национальное государство; ее вело то сверхобщество, о котором я говорю. Сейчас продолжается период "теплой войны". И возглавляет ее именно сверхобщество. Это огромное объединение. В него, по моим подсчетам еще пятилетней давности, уже было вовлечено более 80 млн. человек, а сейчас, по моей оценке, более 100 млн. человек. Это сверхобщество опутало своими щупальцами всю планету. Вот Игорь Михайлович на днях побывал в Соединенных Штатах, он вам приведет один из блестящих, очень характерных примеров того, как функционирует современное сверхобщество, какой вид принимает механизм управления западным миром и в перспективе всем человечеством. Это один аспект того эволюционного перелома, о котором я говорю. Другой аспект — это то, что эволюция человечества из стихийной, неуправляемой превратилась в планируемую, проектируемую и управляемую.

Та история, с которой в свое время имел дело Маркс, когда говорил о стихийных законах эволюции человечества, та история уже является достоянием прошлого. Сейчас человечество, а точнее сказать, сверхобщество, которое контролирует более 70% мировых ресурсов, обладает такими возможностями, что даже глобальные эволюционные процессы протекают так, как раньше осуществлялись локальные процессы.

Применительно к проблеме войны этот перелом означает, что война нового типа, о которой я говорю, это не просто война за передел мира. Нет. Так сказать об этой войне — это мало. Это не война за то, чтобы обеспечить лучшие условия для своей экономики, захватить для нее новые рынки сбыта, рынки рабочей силы, рынки ресурсов. Ничего подобного. Это война гораздо более серьезная. Это эволюционная война. Это война за всю последующую эволюцию человечества. Не случайно поэтому главным противником западного мира в этой войне стала наша страна, опередившая в эволюционном отношении западный мир более чем на полвека. Повторяю: проблема разгрома нашей страны в этой войне была не просто проблемой ослабления конкурента или идеологического противника. Нет. Это была война против эволюционного конкурента. СССР открыл линию эволюции, принципиально отличную от той, по которой теперь пошел западный мир, с которой свернуть он не может, которую навязывает всему человечеству. Я повторяю и подчеркиваю — врагом нашей страны в прошедшей "холодной войне" и в наступившей "теплой войне" являются не просто Соединенные Штаты, а глобальное сверхобщество, метрополии которого располагаются в США. Война эта идет за всю последующую историю, а как пойдет эволюция человечества, зависит целиком и полностью от исхода этой войны.

Теперь общепризнано, что Советский Союз потерпел поражение в "холодной войне". Советский блок распался. Советский Союз распался. Советская коммунистическая социальная система разгромлена. И нашей стране сверху, извне насильно навязана социальная система, совершенно не соответствующая ее условиям, ее истории, ее человеческому материалу. Систему, которую мы сейчас имеем, я называю гибридом советизма и западнизма. Что представляет собой этот гибрид, вы знаете. Эта система была навязана вовсе не с целью спасти Россию от ига коммунизма и превратить в процветающую страну, преодолеть тот черный провал, который якобы имел место в прошлом. Если бы был черный провал, если бы наша страна деградировала, то не было бы надобности в войне такого масштаба, какой была "холодная война". Эта система навязана с целью не допустить подъема России ни при каких обстоятельствах. И что бы ни предпринимали в России патриоты и всякого рода силы, заинтересованные в подъеме нашей страны, в рамках сложившейся социальной системы осуществить этот подъем в принципе невозможно. В принципе невозможно. Можно немножко улучшить условия существования населения, создать видимость подъема экономики. Но задача этой системы — обеспечить деградацию России, деградацию такую, чтобы Россия выпала из мирового процесса. И она уже сброшена с уровня сверхдержавы. Теперь им важно не допустить ее подъема даже на уровень значительного фактора дальнейшего эволюционного процесса.

Я опускаю тему, почему Советский Союз и Россия потерпели поражение в "холодной войне". Я замечу только, что пропагандируемая, распространяемая западной и прозападной российской пропагандой идея, будто это результат несостоятельности коммунистической системы, что поражение произошло в силу внутренних причин эволюции нашей страны, — далека от истины. Конечно, внутренние причины сыграли свою роль, и это было использовано силами глобального сверхобщества. Но главные причины поражения не в этом. Они гораздо серьезнее. Среди этих причин я прежде всего называю перевес сил врагов. Мы вели войну не с одними Соединенными Штатами. Мы вели войну со всем западным миром, который превосходил нашу страну экономически и в человеческом материале — как в количественном соотношении, так и в качественном. Нам противостоял отборный человеческий материал. А то, что было у нас в России, было только началом формирования наднациональной советской общности. Для истории жизнь нескольких поколений — это ничто. Нормальная жизнь нашей социальной системы еще только начиналась. Заключительную, решающую роль сыграл чрезвычайно важный фактор — фактор предательства. Я обращаю ваше внимание на это.

Он и в Отечественную войну играл свою роль, а в период "холодной войны" он превратился в фактор социологический. Социологи совершенно не учитывают этот фактор, а между тем он гораздо более серьезный, чем перевес сил наших противников.

Если вы не учтете фактор предательства, тогда капитуляция нашей страны в этой войне непонятна. Мы могли и не проиграть ее. А если и проиграть, то не с такими потерями. Фактор предательства сыграл решающую роль в капитуляции. Возглавил эту капитуляцию человек, стоявший на вершине системы власти. Он был не одинок. Сложился определенный коллектив, огромное число людей, образовавших "пятую колонну" Запада. При характеристике нового типа войны этот фактор нужно обязательно включать как важнейший. Именно образование "пятой колонны", раскол населения страны противника имеет решающее значение. А дальше — громите страну ее же собственными руками. Так это и произошло в нашей стране. Ведь ни один солдат НАТО не вступил на территорию нашей страны. Мы разгромили себя своими собственными руками, расколов страну на два лагеря. Один лагерь — пассивный, который стал соучастником массового предательства. Это масса населения, возглавляемая предателями более высокого уровня, многие из которых были сознательными марионетками глобального сверхобщества, о котором идет речь. Этот фактор сработал.

Если бы на вершине системы власти не появились люди такого типа, как Горбачев и его соратники, мы не имели бы того, что у нас сейчас есть. Этого не было бы.

Или взять августовскую революцию 1991 года — явление потрясающее, совершенно уникальное в истории. Достаточно было бы пары выстрелов по тому сброду, который собрался у Белого дома во главе с Ельциным, и страна имела бы минимум лет двадцать пять гарантированной передышки. Китайцы в этом отношении поступили мудро: уничтожив несколько человек, они получили лет пятьдесят передышки. Они не ушли от войны. Война против Китая займет весь XXI век, по крайней мере первую его половину. Но китайцы будут сопротивляться и не сдадутся так дешево, как получилось с нашей страной.

Я более 20 лет жил на Западе, изучал ситуацию в России из первых рук, знаю реальный механизм, который работал ради разрушения нашей страны, механизм войны нового типа. То есть знаю, как работали штабы, различного рода подразделения той армии, армии нового типа, которая громила нас. В одних Соединенных Штатах действовало более 300 исследовательских центров, изучавших СССР и планировавших его разгром. А сколько этих центров было в Европе? Это не какая-то горстка людей. Это миллионы и миллионы. Силы Запада, которые были заняты во Второй мировой войне, во много раз уступают тем силам, которые были заняты в "холодной" войне против советского блока, против Советского Союза, а теперь против России в "теплой войне". Средств в эту войну нового типа было вложено в десятки раз больше, чем было вложено во все операции Второй мировой войны, вместе взятые.

Обратите внимание еще на такой факт, на одну из характерных черт войны нового типа.

Во Второй мировой войне американцы потеряли ничтожное число людей, а в "холодной войне" в смысле человеческого состава они вообще ничего не потеряли. В материальном плане они не только ничего не потеряли, но и выиграли. Это тоже одна из черт войны нового типа: побежденный сбрасывается с занятых в мировой истории высоких позиций, а в перспективе вычеркивается из истории вообще. Я с полной ответственностью за свои слова утверждаю, что такие планы существуют. Они не публикуются. Но если провести исследовательскую работу детективного типа, то эти планы вполне можно вычислить. Запланировано не просто ослабить позиции нашей страны, не просто лишить ее роли лидера в эволюционном процессе, но низвести ее на самый жалкий уровень и в конечном счете вычеркнуть из истории. Вычеркнуть таким образом, чтобы через какое-то число поколений ситуация выглядела так, будто нас вообще никогда не было. Теперь я скажу о войне будущего. Война неизбежна. Она уже идет. Она началась.

Глобальное сверхобщество действует. Его цель — не просто захват мира. Это сравнительно легко выполнить. Цель — подчинение всего эволюционного процесса тому типу социальной организации, который у них сложился, подчинение до такой степени, чтобы в истории никогда потом даже не возникали попытки идти каким-то иным путем.

Еще одна важная черта этой войны нового типа. Раньше, когда создавались теории войн, имелось в виду множество войн. Сейчас речь идет не о каких-то типах войн, каком-то классе войн, а об одной-единственной войне. Уже в период "холодной войны" шла одна-единственная война. Все прочие многочисленные войны были лишь эпизодом, подразделениями этой войны. Война будущего — это одна конкретная, уникальная, неповторимая война. Ее нужно изучать именно как индивидуальное явление. В той литературе, которая мне попадалась на глаза, принято подводить все явления современной реальности под какие-то схемы прошлого. Если что-то происходит, сразу начинают искать аналогию в истории, пытаясь подвести новую, уникальную, неповторимую ситуацию под какие-то схемы прошлого.

Надо понять: таких войн в прошлом не было. И в будущем после того, как эта война завершится, не будет. Эта война есть элемент эволюционного перелома. Сыграв свою роль, она уступит свое место явлениям другого типа. Это один из ключевых пунктов понимания данной проблемы. Это уникальная, единственная в своем роде война. Если говорить об эпизодах, то, я думаю, главным противником глобального западнистского сверхобщества, в частности, Вашингтона, США в этом смысле, в XXI веке будет азиатский коммунизм, Китай, в первую очередь. Для нас важнее установить, какая роль стратегами западнистского сверхобщества уготовлена в этой войне XXI века России. К великому моему сожалению, я должен констатировать, что Россия уже направлена на путь западнизации. Все разговоры о том, что надо бы создавать какой-то евразийский мир, противостоящий миру американскому, что Россия может возглавить этот евразийский мир и т.п., — эти разговоры лишены каких-либо оснований. Это несерьезные разговоры, скорее, самоутешение. Представьте себе — разгромленная Россия с годовым бюджетом в 26 млрд. долларов, бюджетом, которого не хватает на карманные расходы только одному бюрократическому аппарату, — чтобы она возглавила евразийский мир. Вы думаете, что Китай поплетется за Россией как за лидером в этом эволюционном процессе? Китай сам себе на уме. Китай сам думает о том, как бы оттяпать какие-то территории у России. Арабский мир пойдет? Нет. Нужно трезво смотреть на происходящее. Я скорее вижу такую перспективу: Россия уже включена в орбиту глобального западнистского сверхобщества. И вырваться из этих тисков чрезвычайно трудно, если вообще каким-то образом удастся.

Я нисколько не удивлюсь, если Россия войдет в НАТО. Вооруженные силы России, на мой взгляд, находятся в жалком состоянии. Я сейчас скажу одну вещь, которая многим из вас наверняка не понравится, но я считаю своим долгом высказаться.

Я думаю, что США и глобальное сверхобщество готовят для России роль антикоммунистического бастиона в уже начавшейся войне с Китаем. Этому в России придумают и идеологическое оправдание. У нас холуев-идеологов сколько угодно. Найдут подходящее оправдание. Головы людей забьют вздорными идеями типа "лишь бы не было войны" для России в этой самой гибельной войне.

В случае, если Россия начнет каким-то образом рыпаться, я не исключаю возможность интервенции в Россию реальных армий западнистского сверхобщества. С точки зрения технического исполнения для оккупации России, а это будет оккупация нового типа, не так уж много и войск-то нужно. Россия сама себя оккупирует своими собственными холуями западного интервента. Такая операция материально и технически может обойтись дешевле, чем строительство нового аэропорта около Москвы. Для этого потребуется недели две-три, не больше.

Говорят, что у нас есть атомный щит. Это все пропагандистская липа. Не будет Россия воевать против НАТО, против Соединенных Штатов. Психологически, идейно массы российского населения разложены, дезориентированы, дезорганизованы, они не готовы к этому. А высшие власти, если даже созреет какая-то патриотическая готовность сопротивляться и воевать, они просто не допустят этого сопротивления. Высшее руководство страны, новые слои российского населения, среди которых уже немало богатеев высшего и среднего уровня, не захотят терять свое богатство. Работает также масса других факторов. Например, такой фактор: в случае поражения в войне в России будут привлечены к суду те люди, которые возглавят сопротивление. И опять какой-то суд в Гааге будет разыскивать этих людей и судить их. Как разыскивают сейчас Милошевича. И это не случайно делается. Это идейная, психологическая обработка тех людей, которые могли бы возглавить сопротивление, это создание таких условий в стране, чтобы она оказалась неспособной оказывать сопротивление интервенции и той роли, которую нам навязывают.

На этом я свое выступление хочу закончить.

Александр Зиновьев 

***

ОБСУЖДЕНИЕ ДОКЛАДА

А.А.Зиновьев: Уважаемые коллеги, мой доклад был на тему: "Война нового типа". Война нового типа — это не "холодная война". "Холодная война" просто внесла в общее понятие войны нечто новое, что заставляет нас по-другому взглянуть вообще на понимание войны <...>

Ю.Ю.Болдырев (политический и госуд. деятель): У меня два общих вопроса к обоим докладчикам. Первый вопрос — это в большей степени к вам, Александр Александрович. Вы подчеркнули, что если бы не появление во власти таких людей, как Горбачев и его окружение, то, может быть, мы находились бы в совершенно другом положении. Так вот, Вы рассматриваете появление таких людей во власти как случайность или как закономерное следствие той системы, которая была выстроена в нашей стране? И если это система, то такие люди могли появиться рано или поздно: в 70-х или 80-х, в 90-х или в 2010-м? Это как случайность или как какой-то системный дефект в системе, который позволил таким людям сконцентрировать власть и повернуть развитие в ином направлении, в интересах победителей в "холодной войне"?

А.А.Зиновьев: Понятие "случайность" — неоднозначно. Явление может быть случайным, но закономерным. Я не буду вдаваться в философские тонкости. Одним из явлений периода "холодной войны", которая перешла, по моей терминологии, в "теплую войну", явилось осуществление диверсионных операций глобального масштаба. Проведение Горбачева на пост генсека — это была продуманная на Западе и хорошо проведенная диверсионная операция. Ее могло и не быть. Дело в том, что когда я говорю это, сразу начинают возникать ассоциации, подобные фактору предательства. Как осуществлялась эта диверсионная операция, я в деталях наблюдал на Западе. Это заранее было спланировано, и уже в 1984 году люди, занимавшие серьезное положение в западных центрах по "холодной войне", мне говорили: "Подожди, Александр, скоро на русском престоле будет сидеть наш человек".

Ю.Ю.Болдырев: Если можно, второй вопрос. Является ли сам подобный метод работы действительно принципиально новым или это то, что в истории было всегда? Просто в разных случаях удавалось более или менее успешно реализовывать идею проведения своего человека на престол.

А.А.Зиновьев: Такого рода приемы использовались и используются, но в таких масштабах — впервые в истории. Ничего подобного не было. Чтобы человек, стоящий во главе партии, в которой он сделал карьеру, чтобы глава государства перебежал в лагерь врагов и возглавил разгром со всем своим штабом своей страны — в истории человечества ничего подобного не было. Это уникальное явление. И, вероятно, больше никогда не повторится. В этом можно усмотреть и закономерность. Но это удел случая. Если бы не умер Андропов, допустим, если бы прошел на пост генсека партии Романов или кто-то другой, тогда такой катастрофы не случилось бы.

Ю.Ю.Болдырев: И еще один вопрос к Вам, Александр Александрович. Вы несколько раз подчеркнули, что цель войны — не просто мировое господство, а подчинение определенным планам всего эволюционного процесса на будущее. С какой целью? Речь идет о каком-то фанатизме идеологическом, религиозном или речь идет все-таки о реализации каких-то экономических интересов какой-то определенной группы людей? То есть с какой целью?

А.А.Зиновьев: Этот вопрос методологический. Обычная ошибка в рассуждениях, когда понятие, имеющее смысл в каких-то узких пределах, распространяют на явления, выходящие за его рамки. Если помните, Толстой в "Войне и мире", по существу, запутался в проблеме причинности, то есть он имел дело с явлением огромного масштаба, где понятие причинности лишено смысла.

В данном случае, когда речь идет об исторических явлениях, процессах такого масштаба, понятие цели имеет совсем не тот смысл, когда мы говорим: цель — поступить в институт, получить диплом, получить прибыль. В глобальных масштабах понятие цели приобретает совсем другой смысл. Стратеги этого глобального сверхобщества – вы что думаете, они высокообразованные люди? Они все понимают? У них нет ни малейшего научного понятия о том, что происходит в мире. Все подобно тому, как было и в Советском Союзе – ни у одного руководителя советского общества, ни у одного теоретика не было научного понятия о советском обществе. Когда я написал работу о неизбежности кризиса коммунизма и СССР и послал эту работу в ЦК, меня разгромили за клевету на советское общество и осудили на семь лет. А в Советском Союзе были тысячи и тысячи теоретиков... Что касается леса в целом, не сводится к тому, что касается отдельного дерева. Это разное... Если бы у меня была возможность прочитать лекцию, мне потребовалось бы пара двухчасовых лекций, чтобы объяснить, как работает механизм целеполагания.

Ю.Ю.Болдырев: Можно я переспрошу. В чем суть новой войны? Есть ли принципиальная разница в том, что вы сформулировали, что цель не просто господство, а спланировать коренным образом процесс на будущее? Есть ли принципиальная разница между попыткой установления мусульманских империй, гитлеровской империи и многих других империй? Ведь они тоже стремились установить как бы определенный порядок, эволюцию этого порядка навсегда. В чем принципиальная разница?

А.А.Зиновьев: Принципиальная разница тут есть. И Гитлер, и мусульмане имели конкретную цель. В каком смысле? Где-то маячил идеал, до которого надо дойти. Другое дело — определить направление, вектор движения. Направление — и никакой пункт там не маячит. Отличие того, что происходило и происходит, — в завоевании направления эволюции. А на этом направлении может быть все что угодно.

И.А.Михайлов (политолог и публицист, вице-президент Русского интеллектуального клуба): Так получилось, что я определенное время работал помощником советника Рыжкова (бывший Председатель Совета Министров СССР. — прим. ред.). Я его спросил: "Как вообще родилась идея перестройки, произошел выход на переднюю позицию Горбачева и Рыжкова?" И он откровенно рассказал, как это было. В 1983 году Андропов вызвал Рыжкова и Горбачева к себе и сказал, что нужно разрабатывать новый экономический курс страны. Курс перестройки родился в 1985 году на Пленуме ЦК партии, как мне кажется, спонтанно. Здесь просто случайно совпали позиции Запада и те настроения, то положение, которые сложились в партии, находившейся в глобальном кризисе. Это к разговору о том, что готовилось на Западе и что готовилось здесь, у нас.

А.А.Зиновьев: Я отвечу кратко на ваш вопрос. Могу сказать следующее. Ни о какой перестройке не было речи вообще. Поверьте мне. Я говорю это как человек, своими глазами читавший документы, встречавшийся с людьми, которые их готовили до тех пор, пока на исторической арене не замаячил Горбачев. То есть пока не появилась возможность совершить эту диверсионную операцию. А до этого почти все ответственные лица, руководители, стратеги считали, что диссидентское движение в СССР исчерпало себя, потерпело крах. Идеологическая война, "холодная война" не давала желаемых результатов. От нее уже в 80-х годах отказались. И лишь в начале 80-х годов стратеги западного сверхобщества взяли установку на штурм Кремля. Помню, я делал тогда доклад на тему: "Как иголкой убить слона". Я сказал в этом докладе: проведите на пост генсека своего человека, и он развалит вам страну в течение нескольких месяцев. Но я не думал, что на посту генсека окажется предатель.

19 сентября 2008. Михаил Горбачев награжден медалью Свободы за окончание холодной войны. Торжественная церемония состоялась в Филадельфии. Высокую награду бывший президент СССР получил из рук Джорджа Буша-старшего. 

Вообще, состояние Советского Союза и вооруженных сил на тот момент надо переосмыслить. В действительности дело было вовсе не так плохо для нашей страны, как говорят теперь.

<...>

Н.А.Аэропетова (обозреватель "Независимой газеты"): Разрешите мне. Александр Александрович, у меня вопрос к Вам. Сознает ли часть интеллектуальной элиты Запада и политическая элита ту опасность, о которой Вы говорили?

А.А.Зиновьев: Какую опасность?

Н.А.Аэропетова: Вот сверхобщество и коренной перелом в эволюции всего человечества. И будет ли Запад сопротивляться США или он будет идти в его кильватере постоянно?

А.А.Зиновьев: А это не опасность. Это закономерный эволюционный процесс. И по существу, все страны Западной Европы ориентируются на это. И это не есть опасность для США. США сами такая же жертва глобального сверхобщества, как Германия, Франция и другие. То сверхобщество, о котором я говорю, оно стоит над всеми, в том числе над Соединенными Штатами. И Клинтон был марионеткой сверхвласти глобального сверхобщества, и Буш такая же марионетка. Понимаете? Какая это опасность... Это исторический процесс, закономерный.

Н.А.Аэропетова: То есть мы обречены? Или все-таки есть возможность...

А.А.Зиновьев: Проблема выглядит так. Советский Союз уже был сверхобществом. Партийный аппарат — это была сверхвласть. Наша экономика была сверхэкономикой, идеология — сверхидеологией и т.д. То же самое сейчас происходит и на Западе. Если они по этому пути не пойдут, они более пяти или десяти лет просуществовать не смогут. Понимаете, есть процесс движения. Если вы остановите этот процесс, то начинается деградация. Это один из социальных законов. Они сами не отдают отчета в том, что происходит.

Н.А.Аэропетова: Но все-таки я хочу уточнить. У России есть возможность сопротивляться этому процессу?

А.А.Зиновьев: Постсоветская Россия тоже идет по этому пути. Что такое наша президентская власть? Это аналог ЦК КПСС и партийного аппарата. И в России складывается финансовый, денежный тоталитаризм — то, что имеет место на Западе. В современных условиях ограничиться существующим уровнем развития общества, значит, превратиться в зону колонизации. Один выход есть. Я в своих статьях об этом говорил: если уж западнизация, то надо идти решительно в этом направлении, уходить дальше, делать что-то лучше. Опережать. И Россия в этом направлении имеет шансы. То есть я выдвинул такой лозунг: нам нужно переумнить Запад. Там интеллектуальный уровень не очень высокий. Сила есть, как говорится, ума не надо.

Е.С.Сенявская (историк): Я хочу поддержать Владимира Васильевича в его определении "холодной войны" и сказать, что, рассуждая об этом предмете, мы все находимся в плену некоей лингвистической конструкции, которая, собственно, родилась как пропагандистский, публицистический термин, запущенный газетчиками. И слово "война" в этом сочетании влияет на нас чисто эмоционально и психологически. Я здесь, кажется, единственный историк из всех присутствующих. Так вот, у историков, которые занимаются изучением "холодной войны", есть такое ее понимание: это система международных отношений в определенный период, которая включает весь комплекс экономических, политических, дипломатических, идеологических отношений, включая противостояние, в том числе и элементы военного противостояния. И здесь как один из элементов этого военного противостояния – гонка вооружений. Второй элемент – это демонстрация силы в локальных вооруженных конфликтах: Корея, Вьетнам, Афганистан, где одновременно испытывались и новые средства ведения войны, и новое оружие. Тем самым это была демонстрация силы и попытка воздействовать на противника таким вот образом.

А.А.Зиновьев: Это уже выступление. В чем вопрос у Вас?

Е.С.Сенявская: Мне кажется, что в своем понимании нового типа войн вы все-таки отталкивались именно от понятия "холодной войны" и шли именно от этой лингвистической конструкции, которая является достаточно условной.

А.А.Зиновьев: Нет, Вы ошибаетесь. Я прошу, если Вас это интересует, познакомиться с моими работами. Я исследую эти явления не один десяток лет, так что не думайте, что я на такой дешевке мог попасться.

***

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

2170
Похожие новости
23 августа 2017, 07:30
24 августа 2017, 08:15
23 августа 2017, 09:30
22 августа 2017, 16:15
22 августа 2017, 09:00
24 августа 2017, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 13:00
22 августа 2017, 08:45
21 августа 2017, 08:00
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 10:00
22 августа 2017, 09:01