Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Войны, которые действительно связаны с нефтью

 
 
"The Spectator”, Великобритания- 30 августа 2014 г.
"The wars that really are about the oil"

От переводчика: эта статья 2014 года по-прежнему имеет значение, так как разъясняет многие вещи, происходившие в последние 10-15 лет, и даже предсказывает то, что произошло в ноябре 2016 года.

===

Невозможно понять мировые кризисы, не понимая нефтеполитику

Майкл Линд

 

Является ли международный конфликт в действительности всего лишь схваткой за нефть? Иногда так и кажется. В Сирии и Ираке боевики так называемого "Исламского государства" продают захваченную нефть, одновременно сражаясь за то, чтобы установить пуританскую суннитскую теократию. От Центральной Азии до Украины, Россия борется с попытками (поддерживаемыми США) максимально сократить зависимость Европы от российской нефти и природного газа. А тем временем "поворот к Азии" Обамы позволяет США угрожать уязвимым узким участкам, по которым должна проходить большая часть китайского импорта нефти. 

Распространяющие теории заговора нефтедетерминисты, которые пытаются свести мировую политику всего лишь к конфликту из-за нефти, слишком примитивны. Нет никакой теневой клики, состоящей из топ-менеджеров нефтяных компаний, которые командуют мировой политикой. Большая часть нефти и газа в мире является собственностью контролируемых правительствами компаний, и даже такие частные нефтяные компании как ExxonMobil и BP в целом считаются с правительствами своих стран. Но знание глобальной нефтеполитики тем не менее является важным для понимания кризисов в международных отношениях, которые мы наблюдаем сегодня. Нам также нужно немного знать недавнюю историю. 

Окончание Холодной войны оставило руководителей Америки с вопросом, как им оправдать американские военные протектораты над западной Европой и Японией. Вторжение Саддама в Кувейт в 1990 году стало ответом: вместо временной защиты их европейских и восточно-азиатских союзников от Красной армии США будут отныне постоянно защищать их от других угроз, включая перебои с поставками нефти, от которых зависят их экономики.   

Контролируя такие важные регионы как Персидский залив от имени всех промышленных стран, Вашингтон надеялся воспрепятствовать перевооружению и односторонней борьбе за безопасность, включая энергетическую безопасность, со стороны других великих держав. Джордж У. Буш выразил эту мысль в выступлении в 2002 году в Уэст-Пойнте: "Америка располагает и намеревается сохранить военную силу, превосходящую любые вызовы, делая тем самым бессмысленными дестабилизирующие гонки вооружений других эпох и ограничивая соперничество торговлей и другими мирными устремлениями".

Американо-японские отношения лучше всего подходили для этой модели политики покровителя-клиента. Япония зависит от Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара и Кувейта для поставок большей части импортной нефти, небольшие объемы нефти поступают из Ирана, России и других стран мира. Из этого следует, что Япония также зависит от ВМС США для патрулирования морских путей из Персидского залива, через Индийский океан и воды восточной Азии. Когда Япония внесла вклад в виде денег, а не солдат, чтобы оплатить расходы на войну в Заливе, многие американцы возмущались, не понимая, что это именно то, что предусматривала американская стратегия.  

Американцы, надеющиеся, что "энергетическая независимость" сможет уменьшить вовлеченность США на Ближнем Востоке, также не понимают стратегию собственной страны в период после Холодной войны. Благодаря революции в добыче нефти и газа, ставшей возможной за счет технологии гидравлического разрыва пласта (фрэкинга) и горизонтального бурения, США обошли Россию как ведущего мирового энергетического производителя и Саудовскую Аравию как ведущего производителя сырой нефти. Односительно небольшая доля американского импорта нефти поступила в прошлом году из Персидского залива, главным образом из Саудовской Аравии (17 процентов), Ирака (4,4 процента) и Кувейта (4,2 процента). Самая большая доля пришлась на Канаду (33 процента). Американские военные находятся в Персидском заливе не столько для того, чтобы защищать нефть, предназначенную для США, сколько для обеспечения поставок нефти Европе, Японии и Южной Корее и ради косвенного шантажа Китая. 

Одним элементом этой американской большой стратегии после Холодной войны является попытка максимально сократить зависимость Европейского Союза от России, которая поставляет около трети природного газа Европы. Начиная с 1990-х годов, США содействовали строительству трубопроводов, которые бы транспортировали нефть и газ из бывших советских республик Кавказа и Центральной Азии в Европу в обход российской территории. Один такой трубопровод - Баку-Тбилиси-Джейхан - функционирует с 2006 года. Другой - трубопровод "Набукко" - должен был транспортировать газ из Азербайджана в Европу через Грузию, Турцию и Болгарию, но от него отказались в пользу двух трубопроводов с намного меньшей пропускной способностью. Россия продолжает работу со своей альтернативой - газопроводом "Южный поток", который должен пойти в обход Украины и транспортировать газ из России по Черному морю в Болгарию, Сербию, Венгрию, Словению и оттуда - в Италию. Пока не совсем ясно, станет ли этот и другие проекты жертвой европейских санкций против России вследствие украинского кризиса. 

Китай также вовлечен в трубопроводные войны с США - как потребитель нефти и газа, а не как производитель, как Россия. Около 80 процентов китайского импорта нефти проходит через Малаккский пролив, между Малайзией и Индонезией, давая ВМС США потенциально полный контроль. Это объясняет поддержку Китаем предложенного трубопровода между Ираном и Пакистаном, который можно было бы продлить до Китая. Этот трубопровод, против которого выступают США, был сорван саудовским финансовым давлением на пакистанское правительство. Но у Китая есть другие варианты, чтобы избежать американского морского удушения, включая трубопровод по территории Бирмы и финансируемый Китаем порт Гвадар в Пакистане.  

Притязания Китая на острова в Южно-Китайском море, втянувшие его в недавние конфликты с Вьетнамом, Филиппинами и Японией, несомненно, продиктованы частично желанием разрабатывать нефтяные резервы морских месторождений. После того, как Китай установил нефтедобывающую платформу в спорных водах в мае, во Вьетнаме были убиты почти два десятка человек во время анти-китайских беспорядков. 

Самой важной из всех является сделка между Пекином и Москвой о траспортировке газа в Китай по трубопроводу с месторождений в Сибири. Эта торговая сделка является не только крупнейшей в истории, но и стала эффектным отпором попытке США окружить и ослабить обе державы.  

Китай и Россия вместе с Индией и Бразилией бросают вызов другой основе американской гегемонии после Холодной войны - "нефтедоллару". 

Обычай платить за нефть в долларах, даже если американцы никак в этом не участвуют, укреплял позицию доллара как мировой резервной валюты и помогал США иметь большой бюджетный дефицит со времен Рейгана без особых неприятностей. Многие концессии на добычу нефти в Ираке после Саддама получили не-американские фирмы, но США одержали небольшую победу, гарантировав, что в этих сделках будут использоваться доллары.  

Совсем не будучи уверенными, что их "законные интересы" защищены, Китай и Россия активизировали свои усилия по увеличению их собственных нефтяных сетей за счет Америки. И, несмотря на два десятилетия поддержки США не-российских трубопроводных маршрутов, Европа остается чрезвычайно зависимой от российского газа. Бывший немецкий канцлер Герхард Шрёдер даже заседает в правлении консорциума, строящего российско-немецкий газопровод. В то же самое время американская общественность, ополчившаяся против войн в Ираке и Афганистане, просто хочет меньше внешней политики, а попытки сократить бюджетный дефицит направили военные расходы США по нисходящей траектории. 

Двадцать лет спустя после войны в Заливе стремление Америки обеспечить безопасность поставок нефти из Персидского залива и безопасность морских путей, необходимых для их транзита, от имени других промышленных держав оказалось намного более дорогостоящим, чем ожидал Вашингтон. Размещение американских войск в Саудовской Аравии и других странах Залива привело в ярость анти-американских джихадистов, среди них Усаму бен Ладена.

Администрация Буша цинично использовала массовую панику после атак 11 сентября и ложные утверждения об "оружии массового уничтожения" у Ирака, чтобы оправдать американское вторжение в Ирак в 2003 году. В дополнение к превращению богатого нефтью Ирака в постоянную американскую военную базу наподобие Южной Кореи вторжение должно было сэкономить деньги посредством замены политики после войны в Заливе "двойного сдерживания" Ирака и Ирана сдерживанием одного Ирана. В марте 2003 года заместитель министра обороны по вопросам политики Пол Вулфовиц сказал Конгрессу, что "мы в реальности имеем дело со страной, которая может профинансировать собственное восстановление", а месяцем позднее Пентагон сделал оценку, что иракская война будет стоить 4 миллиарда долларов. Вместо того, чтобы окупиться, эта война на сегодняшний день стоила США 800 миллиардов долларов - это цифра, в которую не входят такие финансовые обязательства как медицинское обслуживание для раненых ветеранов или потери жизней и имущества иракских граждан.  

Если бы Джордж У. Буш был иранским агентом, клерикальный режим в Тегеране едва бы выиграл больше от подстрекания США и их союзников использовать военную силу, чтобы сместить двух основных врагов Ирана: Саддама и правительство Талибана в Афганистане. Вместо того, чтобы стать американским союзником против Ирана, пост-саддамовским Ираком управляют про-иранские шииты. Шиитское сектантство правительства Нури аль-Малики способствовало, в свою очередь, успеху ИГИЛ.   

Сланцевая революция означает, что у Америки будет столько нефти и газа, что ей не придется их импортировать к 2035 году, согласно Международному энергетическому агентству. Этот временной график, конечно, предполагает, что энергичным американским защитникам окружающей среды не удастся замедлить прогресс, а впереди еще 21 год, который нужно пережить. Так что если Европа хочет избавиться от своей зависимости от российских энергоресурсов, то ей нужно будет начать проводить собственный фрэкинг - а не ждать американского импорта. Сохраняющуюся уверенность Путина по поводу Украины на этой неделе можно объяснить простым фактом: приближается зима, и страны, недовольные им, очень сильно нуждаются в его газе. 

Прошел почти ровно 41 год с тех пор, как сауды и египтяне обсуждали использование нефти как оружия - в то время это было для наказания Америки за помощь Израилю в арабо-израильской войне (1973 года). И тем не менее трубопроводная дипломатия имеет такое же значение сегодня, как и всегда. Присмотритесь повнимательнее и вы увидите, что такие игры все еще разыгрываются сегодня в погоне за большими политическими целями - будь то создание суннитского халифата или сохранение американской гегемонии над развивающимися европейскими странами. Когда-то Америка верила, что ей всегда придется контролировать эту глобальную борьбу за ресурсы; но вскоре американские избиратели могут решить, что игра не стоит свеч.      

На следующем саммите НАТО в Уэльсе будет много дискуссий о будущем мира. Европейские союзники Америки с течением времени уменьшили свой военный потенциал, убежденные, что дядюшка Сэм всегда будет защищать их поставки энергоресурсов, если ситуация станет трудной. Такая былая уверенность быстро уходит. И Европе, возможно, все равно придется узнать на собственной шкуре, что нефтеполитика по-прежнему имеет значение.     

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1120
Похожие новости
22 августа 2017, 09:00
22 августа 2017, 16:15
22 августа 2017, 08:45
22 августа 2017, 09:00
18 августа 2017, 10:00
21 августа 2017, 08:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 23:01
18 августа 2017, 13:00
18 августа 2017, 23:00
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 20:30
20 августа 2017, 09:30
18 августа 2017, 07:33