Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Возможен ли «майдан» в ЮАР? Кому и почему не нравится президент Зума

Массовыми протестами встретило население ЮАР знаменательную дату — 75-летие действующего президента страны Джейкоба Зумы. Десятки тысяч протестующих прошли маршем по улицам южноафриканской столицы. Они требовали отставки главы государства, обвиняя его в коррупции и многочисленных злоупотреблениях во время восьмилетнего пребывания у власти.



Напомним, что Джейкоб Зума родился в далеком 1942 году, 12 апреля, а ЮАР возглавил 8 лет назад, 9 мая 2009 года. Зума — ветеран южноафриканского национально-освободительного движения. Зулус по национальности, Зума родился в семье полицейского и домработницы. Его отец умер, когда Джейкоб был еще ребенком, и семья жила в бедности. Зума даже не получил формального школьного образования. Молодость Зумы пришлась на период активизации национально-освободительной борьбы против режима апартеида. В семнадцатилетнем возрасте, в 1959 году, он вступил в Африканский национальный конгресс, а в 1963 году стал членом Южно-Африканской коммунистической партии.




История жизни и политической карьеры Джейкоба Зумы типична для многих представителей современной южноафриканской политической элиты — «птенцов гнезда Манделы». В 1975-1990 гг. Зума проживал за пределами ЮАР — режим апартеида усиленно боролся с политическими противниками из АНК и ЮАКП, поэтому большинство видных оппозиционеров эмигрировали в соседние страны. Зума жил в Свазиленде, Замбии и Мозамбике. В 1990 году он вернулся на родину, а уже в 1999 г. занял пост вице-президента ЮАР при президенте Табо Мбеки. В 2009 г. Джейкоб Зума был избран президентом ЮАР. Его политические взгляды можно охарактеризовать как африканский национализм, в некоторых аспектах даже граничащий с «черным расизмом». Надо понимать, что становление Зумы как политика происходило в 1950-е — 1970-е годы, когда Африканский национальный конгресс вел упорную борьбу против режима апартеида, с которым ассоциировалось все «белое» население страны. В те годы, вошедшие в историю мира как эпоха деколонизации Африки, на континенте распространились различные афронационалистические теории, основанные на концепции «негритянской исключительности». В более мягких или более жестких формах, но африканский национализм и даже «черный расизм» проповедовали очень многие постколониальные политики континента — и те, кто ориентировался на сотрудничество с Западом, и просоветские сторонники т.н. «социалистической ориентации». Но затем афронационализм стал постепенно выходить из моды, а африканские политики становились все более прагматичными.

На этом фоне Джейкоб Зума — один из самых ярых приверженцев африканского традиционализма. Например, известно, что он — официальный многоженец. Зума хранит верность этому древнему обычаю зулусов и всячески гордится им. Еще в 1973 г. 31-летний Зума первый раз женился на Гертруде Сизакеле Хуало, затем — на Кейт Зума (она умерла в 2000 году). Третьей женой стала Нкосазана Дламини-Зума, с которой президент, тем не менее, развелся. Четвертая жена — Номпумелело Нтули, на которой Зума женился в 2007 году. В 2010 г. Зума заключил еще один брак — с Тобекой Мадиба, а в 2012 г. 70-летний президент женился на Глории Бонги Нгема. Известно, что у Джейкоба Зумы — 18 собственных детей, что не удивительно при таком количестве жен. Однако, несмотря на то, что президент всячески подчеркивает свою верность древним зулусским традициям, согласно данным социологических опросов свыше 50% жителей ЮАР выступают против многоженства. Среди женщин число недовольных многоженством достигает 83% опрошенных. Это вполне ожидаемо, учитывая, что далеко не все южноафриканцы являются приверженцами африканских традиционных верований. Многие — верующие христиане, протестанты или католики, которым религия запрещает многоженство.

Четверть века, прошедшие после передачи власти в ЮАР Африканскому национальному конгрессу, изменили это далекое государство до неузнаваемости. Если до начала 1990-х гг. ЮАР считалась одним из последних оплотов «белого» правого движения, подвергаясь жесткой критике и со стороны Советского Союза и социалистических стран, и со стороны европейских и американских либеральных кругов, то после прихода к власти АНК идеологией государства стал африканский национализм. Конечно, в ЮАР он оказался помягче, чем в соседнем Зимбабве, где Роберт Мугабе проводит политику в духе наиболее радикальной версии черного национализма. Но, тем не менее, на уровне социально-экономического развития ЮАР политическая трансформация власти сказалась очень серьезно. Дело не в том, что Нельсон Мандела, Табо Мбеки или Джейкоб Зума чем-то серьезно отличались от других африканских лидеров в худшую сторону. Скорее, наоборот, они были более цивилизованными на первый взгляд, и ЮАР удалось избежать многочисленных военных переворотов, которые сопровождали жизнь таких стран как Нигерия, или жестоких диктатур по типу режимов Камузу Банда в Малави или Мобуту Сесе Секо в Заире. Но социально-экономическое развитие страны серьезно притормозилось. Именно это ставят в вину Джейкобу Зуме его противники. Тут следует отметить, что проблемы ЮАР лежат не столько в плоскости коррупции и злоупотреблений властью, или ее несменяемости, сколько в особенностях той политической парадигмы, которая после передачи власти АНК стала доминировать в жизни страны.

Вопреки той информации, которую распространяла в свое время советская пресса, в действительности Запад (а именно США и Великобритания) не только не стремились поддерживать режим апартеида, но и к 1980-м гг. превратились в его жестких противников. «Белая» ЮАР представляла определенную опасность для Запада — прежде всего, как динамично развивающаяся страна с сильной экономикой и, главное, альтернативной идеологией, не вписывавшейся в концепцию «нового мирового порядка». Грабить богатые природные ресурсы Южной Африки было бы удобнее, если бы к власти в ЮАР пришли новые «черные» элиты. Тогда республику можно было бы легко превратить в полуколонию, коими осталось большинство африканских стран после деколонизации. О том, что происходило в жизни ЮАР после передачи власти АНК, лучше всего говорит статистика.

Конечно, во время апартеида жизнь для африканцев в республике была не сахар, но после победы АНК она ухудшилась в разы — не только для «белых», которые потеряли свои главенствующие позиции в политической жизни государства, но и для подавляющего большинства «черных». Выиграли только африканские клановые элиты, оказавшиеся у руля власти и приобретшие те выгоды, о которых прежде они и не могли мечтать. Разрушение старой ЮАР осуществлялось с помощью Запада, который прямо покровительствовал лидерам АНК, особенно Нельсону Манделе. Мировые СМИ превратили Нельсона Манделу в настоящего героя, ему дали Нобелевскую премию, хотя не очень понятно, чем Мандела оказался лучше, чем другие лидеры африканских национально-освободительных движений — скажем, Роберт Мугабе, Агостиньо Нето или Самора Машел.

За время власти АНК социально-экономическое положение значительной части населения серьезно ухудшилось. Так, вырос уровень безработицы, осталось прежним количество граждан, живущих за чертой бедности. Серьезнейшей проблемой ЮАР стала эпидемия СПИДа, из-за которой уровень продолжительности жизни в стране в течение двадцати лет снизился почти на десятилетие — с 60 лет в 1995 году до 50 лет в 2012 году. Эпидемия не обошла стороной даже семью самого Нельсона Манделы — от СПИДа умер его сын. Именно социальными и экономическими проблемами страны и недовольна значительная часть населения ЮАР.

Улучшить материальное положение чернокожих граждан Зума пытается, следуя по пути своего коллеги — президента Зимбабве Роберта Мугабе. В марте 2017 г. Зума выступил за национализацию земельной собственности всех белых землевладельцев ЮАР. Долгое время сельское хозяйство страны развивалось благодаря белым фермерам. Буры давно стали коренными жителями Южной Африки — они живут здесь столетиями, с XVII века, и, по справедливости, должны обладать теми же правами, что и африканцы — банту. Тем более, что банту тоже изначально пришли на земли Южной Африки, оттеснив в пустынные районы или уничтожив аборигенное население — койсанские племена (бушмены и готтентоты). В развитии экономики страны буры сыграли важнейшую роль. Но Зума и его сторонники стремятся игнорировать этот аспект южноафриканской истории. Более того, Зума призывает к национализации земель, принадлежащих фермерам европейского происхождения, без выплаты компенсаций. По мнению южноафриканского руководства, это станет восстановлением исторической справедливости в отношении чернокожего населения. Однако, что ждет южноафриканское сельское хозяйство в этом случае, легко представить на примере соседнего Зимбабве.



Впрочем, многие аналитики считают, что слова Зумы о экспроприации земель — обычный популизм, цель которого заключается в ослаблении позиций леворадикальных критиков режима. Но, в то же время, понятна обеспокоенность белого населения ЮАР подобными заявлениями. Стоит отметить, что за 25 лет из ЮАР уехали почти миллион человек — преимущественно это были люди европейского происхождения, которые спасались от роста насилия и преступности в стране. Криминогенная ситуация в ЮАР в 1990-е — 2000-е гг. действительно серьезно ухудшилась.

Так, Йоханнесбург, один из крупнейших экономических и культурных центров ЮАР, после передачи власти АНК пережил серьезнейший спад своего развития. Деловой центр города фактически оказался заброшенным и быстро превратился в место обитания маргинальных элементов. Меры по улучшению экономической ситуации и социального климата в Йоханнесбурге не дали существенных результатов — он продолжает оставаться одним из самых опасных в криминогенном отношении городов Африканского континента. Криминализации и маргинализации южноафриканского общества способствовали и существенный рост безработицы, и постоянное увеличение населения на фоне прогрессирующего ухудшения экономического положения большинства африканских семей, и снижение эффективности работы полицейских подразделений. В то же время, когда дело касается интересов представителей элиты, то здесь полиция действует крайне оперативно и эффективно, не гнушаясь применением огнестрельного оружия против безоружных людей. Например, 16 августа 2012 г. полиция расстреляла бастующих шахтеров в Марикане. Тогда погибли 34 человека, причем они были убиты выстрелами в спину, т.е. версия о самообороне полицейских сразу же отметалась. Общественность обвинила в причастности к убийствам в Марикане вице-президента страны и крупного промышленника Матамела Сирил Рамафоса — одного из самых влиятельных в современной ЮАР политиков.



Однако, наивно было бы предполагать, что Запад, который все чаще критикует Зуму, действительно обеспокоен уровнем коррупции, экономического развития или социальными проблемами чернокожих и белых жителей ЮАР. Гораздо в большей степени США и Великобританию тревожат попытки Зумы проводить относительно независимую политику, по крайней мере — создавать видимость такой политики. Известно, что Зума всегда подчеркивал дружелюбный настрой в отношении России и не отказался от этой позиции даже после «Крымской весны» и воссоединения Крыма с Россией. В этом нет ничего удивительного — дань старой доброй традиции. Ведь Советский Союз оказывал самую серьезную поддержку Африканскому национальному конгрессу. Бойцы АНК готовились на территории Советского Союза, в том числе в специальном военном училище в Крыму, где проходили подготовку партизаны и революционеры из африканских и азиатских стран. В годы президентства Нельсона Манделы ЮАР в большей степени ориентировалось на сотрудничество со странами Запада, однако при Табо Мбеки и, тем более, при Джейкобе Зуме, произошли определенные изменения внешнеполитического курса страны. Зума неоднократно позитивно оценивал деятельность БРИКС как очень перспективного в экономическом отношении объединения. Кроме того, ЮАР высказывалась против чрезмерного американского присутствия на Африканском континенте. Наконец, Зума неоднократно высказывался против сексуальных меньшинств, что также очень не нравится Западу, для которого этот вопрос в последние годы имеет принципиальное идеологическое значение.

Впрочем, оппозиция, выступающая против президента Джейкоба Зумы, это такие же африканские националисты, часто — еще более радикальных взглядов, поскольку находятся «не у дел». Один из лидеров протестов — глава движения «Борцы за экономическую свободу» Джулиус Малема, известный своими радикальными высказываниями. Именно Малема в свое время первым заговорил о необходимости экспроприации земель у белых фермеров, а Зума воспринял эту риторику уже потом, с целью перетянуть у «Борцов за экономическую свободу» часть электората. Также Малема публично спел песню «Убей буров», он открыто восхищается политикой президента Зимбабве Роберта Мугабе и выступает за национализацию банков и энергетического сектора.

Основной электорат Малемы — радикальная молодежь, недовольная своим плачевным социальным положением и отсутствием возможностей для вертикальной мобильности. «Рассерженные» молодые люди рассчитывают свергнуть действующую элиту ЮАР и взять бразды управления в свои руки. Так что Западу нет смысла поддерживать Малему, который придерживается еще более радикальных, чем Зума, позиций. Единственной причиной поддержки оппозиционных выступлений в ЮАР может быть лишь желание «майданизировать» южноафриканскую политическую ситуацию с целью дальнейшего разрушения национальной экономики.
Автор: Илья Полонский

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

776
Похожие новости
22 сентября 2017, 17:30
23 сентября 2017, 11:00
24 сентября 2017, 09:30
22 сентября 2017, 15:00
24 сентября 2017, 12:00
23 сентября 2017, 08:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 сентября 2017, 21:15
22 сентября 2017, 00:15
21 сентября 2017, 08:45
21 сентября 2017, 19:00
18 сентября 2017, 23:45
19 сентября 2017, 09:30
22 сентября 2017, 15:00