Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Все в выигрыше: о «предотвращении переворота» в Белоруссии и роли России (TUT)

В субботу, 17 апреля, Александр Лукашенко рассказал, что задержанные в начале недели политолог Александр Федута и юрист Юрий Зенкович были причастны к планированию покушения на него и его сыновей. Позже в тот же день на канале ОНТ вышел сюжет с комментарием главы КГБ Ивана Тертеля о том, что спецслужбам «удалось предотвратить попытки вооруженного мятежа в Беларуси и устранения представителей власти». Свой комментарий опубликовала ФСБ России, в котором подтвердила спецоперацию, проведенную совместно с КГБ (правда, некоторые вопросы остались).
«Информация имеет признаки провокации спецслужб РФ и РБ». Что говорит Светлана Тихановская
«Информация, распространяемая 17 апреля госорганами и озвученная Лукашенко, имеет признаки провокации спецслужб РФ и РБ, куда втянули граждан Беларуси и США, — говорится в заявлении пресс-службы Светланы Тихановской, пишет БелаПАН. — Необходимо воздержаться от скоропалительных выводов и решений, которые могут нанести ущерб национальным интересам, суверенитету и независимости Беларуси». В заявлении подчеркивается, что Светлана Тихановская «последовательно выступает за разрешение политического кризиса в Беларуси путем переговоров и проведения свободных, честных выборов».
«Сложно говорить, было ли тут со стороны ФСБ что-то большее, чем желание поиграть в пропагандистскую войну»
Политический обозреватель Артем Шрайбман отмечает, что «между белорусскими и российскими спецслужбами тесные взаимоотношения, они часто решают задачи друг с другом и выдают людей друг другу». Вместе с тем, считает эксперт, пока есть слишком мало информации для того, чтобы судить, на какой стадии ФСБ подключилась к этому процессу и какова была ее роль в организации «заговора».
«В качестве базовой рабочей версии мне кажется, что ФСБ подключили ближе к концу и привлекли к задержанию, к тому, чтобы дать разрешение на такую работу, и к информационному обеспечению в конце, чтобы синхронно показать совместную работу двух спецслужб. А ФСБ охотно подключилась к этому, потому что сейчас есть общий враг — США, — комментирует Артем Шрайбман. — Сейчас отношения России и США, как и Запада в целом, находятся в низшей точке за последние годы. Эскалация продолжается, взять хотя бы последние события в Чехии. И любая возможность показать такую союзную операцию, направленную на срыв западных планов по дестабилизации, работает в пропагандистском русле, которое нужно и ФСБ, и КГБ. Здесь их интересы совпали. Поэтому сложно говорить, было ли тут со стороны ФСБ что-то большее, чем желание поиграть в пропагандистскую войну. Пока мы не видим доказательств, что у них были какие-то более серьезные интересы, связанные с белорусско-российской интеграцией или чем-то еще. С точки зрения КГБ, это еще и борьба с политическими оппонентами через вовлечение их в, судя по всему, специально под это созданные искусственные заговоры. Это не новая тактика, ее использовали еще советские спецслужбы сто лет назад, в 20-е годы XX века».
Нестыковки в комментариях белорусской и российской сторон по поводу происходящего Артем Шрайбман объясняет в первую очередь несогласованностью версий между спецслужбами.
«Понятно, что легенду придумывали те, кто вовлекал белорусских оппозиционеров в этот „заговор". Видимо, на каком-то уровне легенды между спецслужбами не успели согласовать и получились такие разнобои, — полагает эксперт. — В том, что российская сторона обвиняет в попытке переворота в том числе украинских националистов, а белорусская сразу начала кивать в сторону американских спецслужб, я вижу проявление политико-пропагандистской цели этой операции. Каждый выбирает того, кто сегодня главный враг. У России это традиционно украинские националисты, поэтому их приплетают сюда. Сейчас США готовятся вернуть санкции против Минска, поэтому у нас главным врагом оказались ЦРУ и ФБР. Но это просто политические заявления, вряд ли мы увидим здесь какие-то доказательства, как до этого произошло, например, с „вагнеровцами"».
То, как события будут развиваться дальше, во многом зависит от того, захочет ли Россия делать эту историю еще одним конфликтом в отношениях с Западом или все останется на уровне локальной белорусской политической игры, говорит Артем Шрайбман: «Сейчас ничего сказать об этом нельзя, но, по идее, эти события должны привести к новому погружению на дно белорусско-американских отношений. Если власть напрямую обвиняет спецслужбы и политическое руководство США в организации военного переворота и попытке убийства белорусского президента и его детей, то в таком случае логичный шаг — это разрыв дипотношений, какие-то санкции. Последствия для белорусско-российских отношений тоже могут быть разными. Нельзя исключать, что под шумок этой истории Лукашенко скажет, что теперь только Россия сможет гарантировать нашу безопасность и поэтому надо теснее интегрироваться, например, в военной сфере. Но этого может и не произойти. Какие-то прогнозы делать сложно, слишком много факторов, которых мы не видим и не знаем. Например, мы не знаем, о чем сейчас идет диалог на высшем уровне между Россией и США. Но напряженность растет, а это всегда чревато какими-то новыми срывами в отношениях. Никакой траектории улучшения я тут не вижу, вопрос в том, как глубоко и на каком уровне эти отношения будут ухудшаться».
«Россияне разыграли полезную для них комбинацию, заодно оказали услугу Лукашенко»
Обозреватель белорусской службы «Радио Свобода» Юрий Дракохруст так описывает свое видение ситуации с происходящим вокруг задержания Юрия Зенковича и Александра Федуты: «На первом этапе разные люди обсуждали в Zoom всякие планы. Грубо говоря, болтали: а что, а как, а если. Люди это обсуждали, не имея никаких механизмов реализации своих проектов. Поскольку, судя по всему, они этим занимались какое-то время, об этих разговорах стало известно другим людям — из КГБ. А они все кончали соответствующие школы, где изучались классические операции советских спецслужб в 1920-е годы — „Трест" и „Синдикат-2". В ходе операции „Трест" в Москву выманили Сиднея Рейли (британский разведчик — прим. ред.), в ходе операции „Синдикат-2" в Минск выманили Бориса Савинкова (один из лидеров партии эсеров, участник Белого движения, один из лидеров эмиграции. — прим. ред.). Вот и здесь появился кто-то, кто сообщил этим разговорчивым людям о существовании некого подполья, сопротивления, далее их выманили в Москву. Судя по всему, эти „белорусские генералы", с которыми встречались Зенкович и Федута, были просто „подставой" — они выполняли свою профессиональную работу. Мне все видится именно так».
Говоря о роли России в этой истории, Юрий Дракохруст отмечает, что если в июле или августе прошлого года могли быть какие-то предположения, что Россия может «добрым взглядом посмотреть на белорусскую оппозицию», то сейчас очевидно, что она этих «добрых взглядов» не бросает.
«Тому есть разные причины: и то, как они оценивают ситуацию в Беларуси, и ситуация в большой политике — тот клинч, в который Россия вошла с Западом и особенно с Соединенными Штатами. В этом смысле ФСБ сыграла в пас с белорусскими коллегами, — говорит эксперт. — Здесь они преследовали две цели. Основная цель — это дискредитировать белорусскую оппозицию, в чем они заинтересованы, второстепенная — немножко мазнуть Запад. Если белорусская сторона заявляет, что Лукашенко хотел убить чуть ли не лично Байден, то российская спецслужба в своем заявлении эту тему затронула мягко. Они тоже заявили о заговоре, но расставили свои акценты. Там у них фигурируют и белорусские националисты, и украинские националисты, и какие-то люди из США и Польши. В этом смысле глава БНФ Григорий Костусев нужен был в „заговоре" как „страшный белорусский националист". Вот такая получилась игра в четыре руки. Все оказались в выигрыше».
По мнению Юрия Дракохруста, большой роли в дальнейших отношениях Беларуси с Россией и с США нынешняя ситуация играть не будет: «Россияне разыграли полезную для них комбинацию, заодно оказали услугу Лукашенко. Они тоже заинтересованы в том, чтобы показать такой образ оппозиции. Мол, раз белорусская оппозиция такая, то и российская оппозиция, которая восхищается белорусской, тоже может быть такой же. Но я думаю, что все понимают эту схему „заговора" а-ля „Трест" и „Синдикат-2": россияне знают, американцы — понимают, а официальный Минск понимает, что те понимают. Поэтому вряд ли это каким-то образом кардинально изменит политику. Кремль продвигает идею интеграции — он будет продолжать ее отстаивать. Из этой колеи их ничто не выбьет. Со своей стороны, Лукашенко все равно будет отбрыкиваться от этого, потому что он власть не хочет отдавать ни Тихановской, ни Путину, причем в равной степени. Что касается американцев, то у них, как я понимаю, политика встала на определенные рельсы. 26 апреля — дедлайн по возвращению санкций. Представить, что из-за этой ситуации возвращение санкций будет отложено, сложно. Какой-то жест американская сторона может предпринять, но не думаю, что ситуация будет такой же, как была со Шкляровым».
«Такое заявление — это решение политическое, и принималось оно не на Лубянке, а непосредственно в Кремле»
Журналист Игорь Ильяш в своем телеграм-канале пишет, что единственный важный момент во всей этой истории, который его «действительно удивил», — это официальный пресс-релиз ФСБ.
«Сотрудничество лукашенковских и путинских спецслужб в вопросах политических репрессий, конечно, далеко не новость. Но все же такого рода истории обычно стараются не слишком афишировать. Уж тем более это выглядит необычно, когда речь идет о деле в духе „фашистско-троцкистских заговоров" времен Большого террора. В данном же случае ФСБ рапортует об успешной спецоперации по предотвращению госпереворота в соседнем государстве. Такое заявление — это, безусловно, решение политическое, и принималось оно не на Лубянке, а непосредственно в Кремле», — считает Игорь Ильяш.
У него есть две версии того, для чего сейчас Путин решил «столь демонстративно подыгрывать Лукашенко».
«Играя на фобиях Лукашенко, Путин хочет подтолкнуть его к решительным шагам в вопросе так называемой конституционной реформы, о которой Москва говорит с августа 2020 года, — озвучивает первую версию Игорь Ильяш. — На фоне сообщений о „покушении" и „госперевороте" Лукашенко пообещал, что вскоре будет принято одно из самых „принципиальных" решений за все время его правления. „Это будет очень серьезно. Поэтому даже если меня не будет, по-народному говоря, „только через мой труп" и так далее, у них ничего не получится. Я принял решение. Сейчас мне надо его формализовать", — заявил он 17 апреля. В феврале на Всебелорусском народном собрании Лукашенко дал понять, как должна выглядеть политическая система Беларуси „даже без него". Тогда, напомню, предлагалось из числа преданных сторонников Лукашенко сформировать орган с чрезвычайными полномочиями, к которому перейдет вся власть в стране в том случае, если на выборах вдруг победят «не те». То есть речь идет о легализованном варианте правительственной хунты. Да, с юридической точки зрения с помощью декрета Лукашенко невозможно придать ВНС конституционные полномочия. Но в сегодняшней Беларуси закона и так не существует: подобное преобразование политической системы вполне может быть оформлено де-факто в формате чрезвычайных мер. А уж потом начнется «отмывание» этого решения с точки зрения законодательной базы».
Вторая версия, которую выдвигает Игорь Ильяш, — это то, что Путин хочет втянуть Лукашенко в открытое противостояние с Западом и Украиной.
«В пресс-релизе ФСБ внезапно всплывают „украинские националисты", которые якобы должны были участвовать в „госперевороте", а также подчеркивается, что Зенкович консультировался насчет „мятежа" в США и Польше. Лукашенко пошел еще дальше, по сути заявив, что покушение на него готовило ЦРУ с санкции Белого дома. Когда режим попадает в дискурс, где диктатора и его семью хочет убить Джо Байден при помощи «„украинских националистов", то, в общем-то, любую политическую или военную эскалацию можно легко оправдать. Более того, эскалация будет логически вытекать из ранее сделанных заявлений. Если же военный конфликт Кремлю не понадобится, то страшилка про „погреб в Гомельской области" как минимум станет сдерживающим фактором от любых попыток Лукашенко пойти на компромисс и сближение с Западом. Что Москва также сможет занести себе в актив», — констатирует Игорь Ильяш.
«Весь этот сложный сценарий имеет смысл только в том случае, если это идеологическое прикрытие для полного интегрирования страны»
«Весь этот сложный сценарий, с существованием мирового заговора против Лукашенко и его семьи, с явной попыткой внешнего вторжения и вооруженного захвата Беларуси имеет смысл только в том случае, если это должно создать идеологическое прикрытие для полного „интегрирования страны", — пишет в своем телеграм-канале политолог Павел Усов. — Подписание всех интеграционных «карт», возможно размещение российских военных баз или военного контингента (полный разрыв дипломатических отношений с Западом) должно выглядеть не как сдача суверенитета России и полная капитуляция Лукашенко, а как спасение Беларуси от „фашистской оккупации". <…> Более того, Лукашенко будет теперь заявлять, что это он настаивал на подписании всех карт, что именно он убеждал Путина объединиться, чтобы дать отпор „фашистам". Утверждая „союз", он спасает саму Россию от гибели, он герой, его историческая миссия выполнена. Участие России в этой мистификации имеет свою цель, усиление внутриполитической воинствующей истерии и мобилизации для дальнейших внешних и внутренних побед».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
479
Похожие новости
14 мая 2021, 15:15
14 мая 2021, 11:15
13 мая 2021, 16:15
14 мая 2021, 17:00
14 мая 2021, 15:15
15 мая 2021, 00:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
10 мая 2021, 02:45
08 мая 2021, 18:15
13 мая 2021, 14:15
08 мая 2021, 18:15
08 мая 2021, 14:30
11 мая 2021, 14:45
12 мая 2021, 04:00