Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Всем партнер, никому не союзник

В период срочной службы автор слышал рассказ своего командира – полковника-танкиста об индийцах, учившихся с ним в академии. Его поразило, что те, составляя один экипаж, обедали за разными столами. «Им же в бой вместе идти, в одном танке гореть!» – сокрушался мой командир. Дело было в том, что танкисты принадлежали к разным кастам.

Наряду с Китаем Индия на современном этапе – ведущая азиатская держава, располагающая внушительным военно-техническим потенциалом и огромными людскими ресурсами. В последнее время перспективы наших взаимоотношений многим в России видятся уже не столь радужными, как в советские времена. Обеспокоенность вызывает стремление Нью-Дели к более тесным контактам с Западом и США не только на политическом уровне, но и в военно-технической области. Это выразилось, например, в разрешении Вашингтона поставлять в Индию ядерные технологии, соглашении о так называемом практическом мониторинге, по которому Белый дом получил возможность продавать Нью-Дели самое современное вооружение. Подобные шаги крайне невыгодны российским оружейникам. Для них Индия наряду с Китаем – крупнейший заказчик.


Чем же обусловлено стремление США к более тесному военно-техническому сотрудничеству с Индией, которого также желает Нарендра Моди? Растущей демографической, интеллектуальной, военно-экономической мощью Китая. Не исключено, что взаимодействие Вашингтона с Нью-Дели в перспективе приведет к военному проникновению США на полуостров Индостан. Тенденции прослеживаются. Так, Вашингтон добился права на строительство в Индии двух американских ядерных реакторов по программе сотрудничества в энергетике. Поэтому основные направления геополитического развития обладающей ОМП и огромным людским потенциалом Индии должны находиться в центре внимания отечественных стратегов. Тем более что, по словам аналитика Дмитрия Наркевского, Россия и США сошлись в борьбе за Индию.


Российско-индийские отношения на рынке вооружений также никак нельзя назвать простыми, о чем свидетельствовало, к примеру, требование Нью-Дели предоставить всю документацию по совместному проекту истребителя пятого поколения FGFA, создаваемого на базе Т-50 (ПАК ФА). Работы, по оценке эксперта Андрея Фролова, продвигаются трудно прежде всего потому, что в индийской армии сильны позиции лоббистов, представляющих интересы военных концернов Франции, Великобритании и США.

Не буду вдаваться в детали сотрудничества в области ВТС Вашингтона и Нью-Дели, отмечу только, что если в 2009 году американцы поставили Индии оружия на сумму 200 миллионов долларов, то в 2015-м – уже на 10 миллиардов. Это не означает, что отношения двух стран перешли из партнерских в союзнические. Как отмечает политолог Борис Волхонский, индийцы развивают партнерские отношения со всеми, но в союзы не входят ни с кем. Однако вспомним Китай эпохи холодной войны: уподобившийся обезьяне, он сидел – не всегда, впрочем, смирно – на дереве и наблюдал за противостоянием двух тигров. Ныне обезьяна, все более трансформируясь в красного дракона, слезает с дерева. Не случится ли нечто подобное в обозримой перспективе и с индийским слоном?

Каста от боли

Что мы знаем об индийцах – их менталитете и прежде всего воинских традициях и культуре? Для моего командира индийцы были загадкой, представителями странного и непонятного мира, скрывавшегося за умилительным фасадом советских телепередач, где мелькали кадры визита в Москву столь любимой у нас Индиры Ганди, она, к слову, побывала не только в столице, и первого индийского космонавта, Героя Советского Союза Шармы Ракеша.

Невнимание к мелочам нередко приводит к трагическим последствиям в жизни государств и народов. В истории Индии есть яркий пример такого рода. Поводом к восстанию сипаев в 1857–1859 годах стали новые патроны к ружьям «Энфильд», смазанные свиным салом и говяжьим жиром. Скусывание обертки к патронам оскверняло и мусульманина, и индуса. Британцы знали об этом, но не придавали серьезного значения. Подобное пренебрежение к религиозным ценностям обернулось для колонизаторов серьезными потерями среди не только военных, но также и мирного английского населения, включая женщин и детей. Под угрозу было поставлено владычество Великобритании в Индии.

Да и в истории СССР невнимание к религиозным ценностям жителей соседнего и ранее дружественного Афганистана, элементарное незнание ментальных установок населяющих страну племен привели к десятилетней изнурительной и неудачной – не в военном, а именно политическом плане – войне.

Нужно принимать во внимание, что геополитическое развитие той или иной страны не всегда зависит от воли ее руководства, но иной раз определяется настроениями отдельных этноконфессиональных групп и военных корпораций – вспомним гулямов и янычар в исламском мире, гвардию в европейских странах. В России XVII столетия во многом благодаря воле казаков и вопреки пожеланиям некоторых влиятельных боярских группировок на престол был возведен Михаил Романов. Да и XVIII век вошел в историю страны как эпоха дворцовых переворотов, когда судьба трона зависела от настроения полупьяных гвардейцев. Для Индии, в государственных структурах и Вооруженных силах которой важную роль играют сикхи, данные рассуждения особенно актуальны.

Профессиональными воинами там с древнейших времен были кшатрии – родоплеменная знать, возникшая в среде ариев (кочевников-скотоводов) в доиндийский период их истории. Дословный перевод с санскрита слова «кшатрий» означает «тот, кто защищает от боли». Арии заселили север Индии во II тысячелетии до Р. Х. Согласно индуизму кшатрии были созданы из рук бога Брахмы для того, чтобы сражаться и управлять, чем они и занимались в древний и средневековый периоды.

Интересно, что представители этой касты блестяще проявили себя и на теоретическом поприще. Джайнизм, называемый философией кшатриев, основал профессиональный воин Джина Махавира. Примечательно сходство путей джайна и самурая в финальной стадии: и тот, и другой при определенных обстоятельствах должны закончить земное бытие ритуальным самоубийством, совершаемым, как пишет один из ведущих российских индологов Сергей Пахомов, «в состоянии полного и спокойного осознания смысла происходящего. Это не жест отчаяния или стремление свести счеты с жизнью, но хладнокровное исполнение своего долга».

Отношение кшатрия, как и любого индийского воина, к смерти – отдельная и очень важная тема. Не вдаваясь глубоко, замечу, что для индийцев весь мир – иллюзия, а они персонажи сна, причем не своего, а бога Брахмы. Поэтому смерть не трагедия. Индийский воин в большей степени готов сложить свою голову на поле сражения, нежели европеец или американец, для которых прекращение земного бытия есть конец, хоть и неизбежный, но его нужно всячески оттягивать – благо, высокоразвитая медицина позволяет это сделать.

Возвращаясь к кастовой системе, замечу, что она в той или иной степени затрагивала все индоарийские народы: от предгорий Загроса до равнин Ирландии, а сам термин «каста», как известно, не индийского, а португальского происхождения. После завоевания ариями северной Индии в состав кшатриев стала входить и местная неарийская родоплеменная знать. Это так называемые кшатрии по обету, а не по рождению. Консерватизм индийского общества, в котором кастовая система отменена на официальном уровне, не преодолен, о чем свидетельствует современное положение «неприкасаемых» (далитов) – представителей низших слоев. Они и сегодня подвергаются нападениям представителей высших каст. Далитов не только избивают, но порой и убивают. К слову, повышенная агрессивность индусов к «другим» (мусульманам, христианам, буддистам) – отдельная тема.

Основная доминанта поведения кшатриев, как, собственно, средневековых европейских рыцарей, японских самураев и русских дружинников, состояла в идее служения, находившей в древности, как правило, религиозное выражение. Существуют кшатрии и в современной Индии, где они заняты не только военной службой, но и управленческой деятельностью, в том числе в сельской местности.

В нашей стране довольно распространен миф, будто военное дело в Индии было привилегией исключительно кшатриев. Это не совсем так, ибо правом ношения оружия обладали также брахманы, вайшья (торговцы и земледельцы), шудры (ремесленники). Во время частых иноземных вторжений представители этих каст выступали на защиту родины.

Более того, оружие было частью быта индийцев. Процесс разоружения индийского общества был начат британскими колониальными властями после подавления восстания сипаев в 1859 году. Понять завоевателей можно: по словам английских офицеров, не один год проживших в Индии, им не приходилось видеть более храбрых воинов, нежели индийцы. Британские писатели, побывавшие в этой стране в XVIII столетии, свидетельствовали, что индийский воин не имел себе равных ни в искусстве управления конем, ни во владении оружием.

Казаки Пенджаба

Особую роль в госструктурах, культуре и вооруженных силах Индии играют сикхи – последователи самостоятельной религии, возникшей в XVI столетии в среде индуизма и проникшего еще в VII веке на полуостров ислама, но никак не связанной с ними. В самых общих чертах их можно сравнить с казаками: и те, и другие живут на границе государства (сикхи – в штате Пенджаб, расположенном на северо-западе страны). Долгое время и одни, и другие претендовали на роль некоего государства в государстве и представляли собой достаточно замкнутую этноконфессиональную группу, быт и образ жизни которой характеризовался военным укладом. И казаком, и сикхом мог стать любой человек вне зависимости от национальности. Как и сикхизм, казачество возникло на стыке религиозно-культурных традиций: в нашем случае православия и ислама с добавлением язычества. Неотъемлемой принадлежностью сикхов и казаков является оружие. И еще: сикхам запрещено стричь волосы и бороды. Но в отличие от современных казаков сикхи играют по-настоящему важную роль в военно-политической жизни Индии.

Некогда им пришлось вести ожесточенную борьбу с мусульманами, что и способствовало развитию их воинской культуры. Прямым следствием этого стало создание в 1699 году «ордена чистых» – хальсы, представлявшей собой не разделенное на касты сообщество готовых умереть за веру сикхов. В сущности хальсу можно назвать религиозно-воинским братством. С образованием ордена к имени сикхов стали добавлять воинский титул «Сингх» (Лев), означающий смелость и мужество. И если в семье сикхов рождается девочка, то к ее фамилии соответственно добавляется имя «Каур» (Львица). Многие «Львицы» делают успешную карьеру в индийских вооруженных силах. Оружием же сикхов были копья, сабли, дротики и чакры – боевые диски для метания, остро заточенные по краям. Владели сикхи и приемами рукопашного боя, создав собственную оригинальную систему – гатку.

К слову, общеизвестно, что атрибутом любого профессионального воина является владение боевыми искусствами. Специалисты по сей день спорят об их прародине, и, по мнению многих из них, это именно Индия. Формирование богатой воинской традиции сикхов не должно вызывать удивления: они ведь сражались не только с мусульманами. В XVII–XVIII веках сикхи вели долгую и героическую борьбу с Великими Моголами, а во второй половине XVIII столетия создали свое государство в Пенджабе, разгромленное только английскими войсками. Впрочем, британцы по достоинству оценили воинское мастерство сикхов и активно привлекали их на службу в свои колониальные войска, а ранее – в Бенгальскую армию Ост-Индской компании.

В жизни независимой Индии роль сикхов неоднозначна. С одной стороны, они занимают 20 процентов всех командных должностей в вооруженных силах, составляя всего два процента населения страны. С другой – в 80-е многие сихки ушли в терроризм, когда боролись за отделение Пенджаба. Центром их сопротивления стал Золотой храм в Амритсаре. В конце концов тогдашний премьер-министр страны Индира Ганди отдала приказ о штурме храма, в результате были значительные жертвы с обеих сторон. В том же году телохранители-сикхи убили Ганди. Примечательно, что среди сикхов – защитников Золотого храма было много бывших военных.

В начале XXI столетия возросла роль сикхов и в политической жизни Индии, премьер-министром которой в течение десятилетия (с 2004 по 2014 год) был Манмохан Сингх – первый неиндуист на этой должности. Думается, это подвигнет творцов российской геополитики к более пристальному изучению ментальных установок и военных традиций сикхов. Отмечу, что одну из главных их ценностей составляет свобода, которую они готовы отстаивать с оружием в руках.

Невнимание к мировоззрению народов, придерживающихся отличных от наиболее распространенных в России христианских религиозно-культурных ценностей, может привести к появлению химер, таких, например, как создание противостоящего НАТО альянса ядерных держав, включающего Россию, Индию, Китай. О перспективе подобного союза много говорили и писали в 1996–1998 годах во время визита возглавившего МИД РФ Евгения Максимовича Примакова в Индию и затем в КНР. Дело в данном случае даже не в тесном и вызывающем обеспокоенность Нью-Дели китайско-пакистанском сотрудничестве в военной сфере и нерешенных пограничных проблемах. Миросозерцание этих народов слишком полярно, как следствие – чуждые друг другу ментальные установки и геополитические интересы правящих элит. Все это делает в долгосрочной перспективе идею «союза трех» нереальной. И взаимовыгодное сотрудничество совершенно разных цивилизаций возможно только при изучении менталитета народов, прежде всего этноконфессиональных групп, большинство представителей которых ориентированы на военную карьеру и играют важную, а подчас и определяющую роль в военно-политической жизни своей страны.
Автор: Игорь Ходако

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

934
Похожие новости
20 ноября 2017, 13:15
20 ноября 2017, 10:45
21 ноября 2017, 23:45
22 ноября 2017, 07:45
22 ноября 2017, 15:45
20 ноября 2017, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 ноября 2017, 08:15
22 ноября 2017, 10:45
19 ноября 2017, 16:30
22 ноября 2017, 13:30
21 ноября 2017, 10:45
17 ноября 2017, 16:45
18 ноября 2017, 13:30