Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Выборы на Украине, в Грузии и Молдавии: политические драмы с последствиями для всего ЕС (Info)

На фоне драматичных выборов американского президента мог затеряться тот факт, что недавно в трех восточноевропейских странах: на Украине, в Грузии и Молдавии — состоялись важные голосования. Три ближайших союзника и партнера Европейского Союза в эти дни сами переживают бурные политические события, готовясь ко второму туру на выборах мэров (Украина), президента (Молдавия) и депутатов (Грузия).
Эти голосования отличаются друг от друга и имеют свою локальную специфику, но все они повлияют на будущую ориентацию стран, а также их сотрудничество с Европейским Союзом и Чехией в ближайшие годы. Поэтому нам следует внимательно за ними следить.
Региональные разочарования президента Зеленского
Для поддержания сотрудничества с Евросоюзом в прежнем объеме и продолжения прозападного курса страны, как ни парадоксально, наименее важны выборы на Украине, крупнейшего из шести партнерских государств в Восточной Европе и на Южном Кавказе, объединенных евросоюзным проектом «Восточное партнерство». Поскольку выбираются представители региональных органов власти, а также мэры украинских городов, для европейской внешней политики ничего драматичного произойти не может. Конечно, на очень разной с точки зрения регионов Украине, где в последние годы не только изменилось избирательное законодательство, но и, что главное, произошла децентрализация власти и города и местное самоуправление получили целевые финансовые средства, за этими выборами пристально следят и оценивают на них успешность Владимира Зеленского и его партии «Слуга народа». И как раз в этой связи у Европы есть основания для беспокойства, ведь предварительные результаты подтвердили незаинтересованность (явка лишь на три процента превысила необходимый минимум) и уже наметившуюся тенденцию к снижению популярности украинского президента и его кабинета под руководством Дениса Шмыгаля.
Причин на то сразу несколько, и свою роль, в частности, играет неудовлетворительная борьба с пандемией коронавируса, изменение курса реформ и возвращение некоторых сомнительных политиков и государственных деятелей, заявивших о себе еще до Евромайдана в 2014 году. Негативно сказывается и неспособность президента выполнить собственные обещания, включая борьбу с коррупцией и выход из конфликта с Россией. Зеленскому не удалось сломить негативную тенденцию даже с помощью хитрого предвыборного маневра: он пообещал так называемый народный референдум с пятью вопросами украинским гражданам, например, о легализации марихуаны и внешнеполитических шагах правительства.
Однако свою роль в данном случае играют и более прозаичные вещи, в частности то, что элиты Зеленского не были широко представлены на региональном уровне, и жители периферии в этот раз сделали ставку на нынешних глав городов и администраций (часто организованных в собственные политические объединения). Избиратели решили, несмотря на множество проблем, выразить им доверие в трудные «коронавирусные» времена. Это также подтверждают спад популярности и весьма скромные успехи других политических субъектов в регионах.
В определенной мере исключение составляют некоторые олигархические объединения и пророссийская партия «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктора Медведчука. Ей удалось добиться успеха в некоторых городах на востоке Украины, а также получить, например, второе место в Киеве. Однако окончательно все решит второй тур, который состоится, скорее всего, 22 ноября. Только окончательные результаты и некоторые другие политические процессы, в том числе последние сомнительные решения украинского Конституционного суда, позволят определить, смогут ли неудачи президента Зеленского перерасти в более масштабный кризис.
Упущенный парламентский шанс в Грузии
Более важными с европейской точки зрения могли бы показаться парламентские выборы в Грузии, в которые ЕС вместе с Соединенными Штатами немало инвестировал в последние месяцы и поддержал реформу избирательного законодательства. Нынешняя правящая партия «Грузинская мечта» под руководством миллиардера Бидзины Иванишвили пообещала гражданам эту реформу, но под сильным дипломатическим давлением внутри страны и из-за рубежа была вынуждена провести ее только в июне этого года. На самом деле каким бы ни было будущее грузинское правительство, оно будет ориентироваться, в первую очередь, на Запад во главе с Европейским Союзом, а отныне еще и на Соединенные Штаты с Байденом. Просто в сложной геополитической обстановке Южного Кавказа и по соседству с Россией других вариантов не остается.
Что намного проблематичнее с западной точки зрения, так это ход первого тура парламентских выборов в 30 одномандатных округах и пропорционального голосования за политические партии (120 мест). По информации центральной избирательной комиссии, «Грузинская мечта» получила 48,22% и вышла в лидеры. Однако оппозиция, СМИ и грузинское гражданское общество уже представили материалы, подтверждающие беспрецедентное нарушение прав избирателей, запугивание и покупку голосов, а также фальсификации избирательных данных и результатов в некоторых округах. Говорят, что фальсификаций подобных масштабов не было несколько последних десятилетий и выборы выдались наименее демократичными за все время правления «Грузинской мечты». Сначала Запад отреагировал общими словами, но теперь ЕС, США и ОБСЕ и Бюро по демократическим институтам и правам человека громко критикуют выборы и добиваются исправления доказанных фальсификаций.
Если 21 ноября после второго тура выборов в одномандатных округах ничего не изменится, то политические силы вокруг «Грузинской мечты» Иванишвили уже в третий раз переизберутся и смогут править независимо, что в новой политической истории Грузии после 1991 года еще никому не удавалось. Хотя часть грузинской общественности, а также западные партнеры надеялись на изменение политической культуры, в которой до сих пор главенствовал принцип «Победитель получает все», а также на достижение коалиционного консенсуса. Особенно большие надежды в этой связи Запад возлагал на изменения в избирательном законодательстве. Отмечу, что процесс дополнительно осложнило участие бывшего главы Грузии и представителя оппозиционного «Единого национального движения» Михаила Саакашвили, который обещал вернуться с Украины и взять власть в свои руки. Подобные высказывания из уст крайне непопулярного и сомнительного политика оказали грузинской оппозиции медвежью услугу.
Наконец, эти выборы оказались упущенным шансом на создание так называемого третьего пути в грузинской политике далекого как от правящего истеблишмента, так и от противоречивого Саакашвили. Хотя в парламент, по крайней мере теоретически, прошли еще семь политических объединений (процентный барьер для этого снизили до символического одного процента), вместе эти субъекты не получили и 19% голосов и, таким образом, не реализовали свой потенциал. Итак, ясно, что первоначальные надежды не оправдались и Грузия не станет ни более консенсуальной, ни более плюралистической страной. Новое избирательное законодательство и его последующая реализация, что парадоксально, могут только усугубить эту тенденцию, что для ЕС, конечно, не желательно. Так или иначе в ближайшие дни и недели мы увидим в Грузии множество политических поворотов и кульбитов, что подтверждают уже проходящие в Тбилиси массовые демонстрации против результатов фальсифицированных выборов.
Высокие ставки в мелкой (как казалось) игре за кресло молдавского президента
Наиболее непредсказуемым с точки зрения ЕС и Чехии кажется второй тур президентской схватки между Майей Санду и Игорем Додоном в Молдавии. Правда, там президент — это должность в большей степени церемониальная. Тем не менее выборы проходят в весьма напряженной геополитической обстановке, и в обществе их часто преподносят как выбор между ЕС и Россией. Действительно, во время своего президентства нынешний глава Молдавии во многом ориентировался на Россию и ставил под сомнение прежнее сотрудничество с Европейским Союзом, включая подписание договора об ассоциации с ЕС, хотя Молдавии он приносит большую выгоду.
Нас, представителей Запада, может только радовать то, как до сих пор развивались события на этих выборах, поскольку кандидат Санду победила в первом туре и символически обошла Додона. Беспокоит, однако, что за ними выстроились кандидаты из противоположного лагеря, кто по своим взглядам скорее ближе к Додону и его пророссийскому и авторитарному стилю управления страной. Например, это третий кандидат Ренато Усатый, а также следующая за ним по результатам первого тура Виолетта Иванова. Оба они представители олигархических структур, связанных с молдавским бизнесом и коррупционной средой. Что касается прежнего союзника Майи Санду Андрея Нэстасе, проигравшего на выборах мэра Кишинева, то он получил 3,26% голосов, заняв пятое место. Поэтому ясно, что во втором круге ставки будут высоки и борьба развернется за каждый голос.
На выборах в Молдавии используются самые разные возможности, и во время первого тура мы видели, как был задействован традиционный административный ресурс, а кроме того, избирателей свозили из де-факто отторгнутого Приднестровья. Кстати, они могут очень серьезно повлиять на результаты выборов в небольшой Молдавии. Как и раньше, проводится масштабная дезинформационная кампания против Санду, ей предъявляется множество лживых обвинений. При этом Санду поддерживают соотечественники из-за рубежа, куда на работу уехала почти треть молдавских граждан. Им не безразлично будущее их страны, и они в основном поддерживают более тесное сотрудничество с ЕС и ориентацию на Запад. А вот от русской эмиграции ожидать поддержки Санду не приходится.
Чем в воскресенье 15 ноября закончится второй тур президентских выборов, запланированных в этой маленькой, но очень фрагментированной стране, пока неясно. Однако уже сейчас понятно, что борьба идет не только за место президента, но и за новую политическую карту страны, которую могут изменить внеочередные выборы (неофициально их хотят обе стороны), а также за геополитическую ориентацию Молдавии в ближайшие четыре года. Наконец, может выясниться, что довольно формальные пост и полномочия молдавского президента могут стать важным якорем в бурных водах молдавской политики. Поэтому эти выборы имеют большое значение и для ЕС, и для Чехии и заслуживают нашего внимания.
По выше описанным событиям на Украине, в Грузии и Молдавии понятно, что драматические моменты в последнее время пережили не только Соединенные Штаты, но и ближайшие союзники Европейского Союза на востоке, которые сейчас готовятся ко второму туру выборов. Хотя у ЕС и Чехии есть целый ряд собственных проблем, в том числе вторая волна пандемии коронавируса, мы должны уделять этим избирательным процессам пристальное внимание. На кону не только уровень наших взаимоотношений и сотрудничества в ближайшие годы, но и внутреннее устройство трех демократических государств на востоке Европы в ближайшие несколько лет. Именно это сыграет роль при выполнении союзнических обязательств, включая реформы и проект «Восточное партнерство», который сейчас коренным образом пересматривается и готовится к новому пакету приоритетов после 2020 года. Украина, Грузия и Молдавия — три государства, подписавшие с ЕС договор об ассоциации, имеют ключевое значение для этого проекта, а также для достижения долгосрочных европейских целей: стабильности, безопасности и процветания в Восточной Европе.
Автор — аналитик Исследовательского центра Ассоциации по международным вопросам.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
596
Похожие новости
26 ноября 2020, 01:45
25 ноября 2020, 16:15
26 ноября 2020, 01:45
25 ноября 2020, 12:30
25 ноября 2020, 20:00
25 ноября 2020, 16:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
19 ноября 2020, 08:15
20 ноября 2020, 16:15
20 ноября 2020, 12:30
20 ноября 2020, 10:45
20 ноября 2020, 20:15
19 ноября 2020, 17:45
20 ноября 2020, 12:30