Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Выгодна ли России ядерная сделка с США?

С момента избрания нового президента США основным вопросом в мировой политике стало выстраивание отношений с Россией.

Ещё в ходе предвыборной кампании Трамп отличался прагматичным подходом и избегал излишне политизированных высказываний.

В нынешних же условиях по итогам прошедшей пресс конференции стало ясно, что нормализация отношений и частичное снятие санкционных ограничений вполне возможны.

Естественно, в обмен на это Россия должна пойти на определённые уступки, в качестве которых рассматривается возможность сокращения ядерных вооружений.

Данный факт предопределяет возникновение резонного вопроса: настолько ли нам выгодна отмена санкций и готовы ли мы пожертвовать ради этого собственной безопасностью?

Движущая сила отмены санкций и механизмы сближения США и России

Если вспомнить историю вопроса, то очевидно, что основной причиной принятия антироссийских мер стало присоединение Крыма.

Военные действия на Донбассе и в Сирии, якобы имевшие место вмешательство в ход выборов в США и другие обвинения уже имели косвенный характер и лишь усугубляли санкционное воздействие.

Стоит также учесть, что администрация Обамы довольно оперативно реагировала на быстро развивающиеся события 2014 года, что наводит на мысль о неизбежности санкций вне зависимости от реальных обстоятельств.

Подобное мнение впервые озвучил президент Российской Федерации ещё в конце 2014 года, однако тогда это прозвучало как попытка оправдаться за обвал курса рубля, кризис банковского сектора, экономический спад и падение реальных доходов граждан.

Но прошло всего пара лет и уже ни у кого не возникает сомнений в том, что антироссийские меры всё равно были бы введены, в том числе и с использованием подложных обвинений в чём бы то ни было.

Таким образом, даже с учётом такого факта, как возможное нежелание Трампа продолжать конфронтацию с Россией, прежде чем говорить даже о частичном снятии санкций, следует понимать, что США потребует взамен значительные уступки по многим направлениям.

Крым стал российским, это тот факт, с которым придётся смириться противникам по всему миру. Слишком большая цена за это уже заплачена, слишком большие деньги вложены в инфраструктурные проекты, да и имидж сильного внешнеполитического игрока не позволит России отказаться от этих территорий.

Исходя из этого, следует принимать во внимание, что нынешнему президенту Америки потребуются другие, сопоставимые по значимости, шаги нашего государства.

То есть, говорить об односторонней отмене санкций было бы наивно. И вот здесь появляется следующий вопрос: что может представлять реальную политическую альтернативу возврату Крыма.

Дело в том, что сами США от санкций пострадали не так сильно, да и товарооборот между нашими странами совсем не велик.

Да, безусловно, для того чтобы поддерживать антироссийские настроения и принятие очередных ограничительных мер европейскими государствами, Америка тратит значительные ресурсы, однако их величина не сопоставима с достигнутыми позициями на мировой арене.

Таким образом, отмена санкций с позиции экономики для США неэффективна, реализация такого потенциала предопределяет значительно большие преференции.

И вот, когда политологов со всего мира терзал вопрос о механизме сближения Москвы и Вашингтона, Дональд Трамп в одном из интервью заявил, что в качестве первого шага на сближение может стать сокращение ядерных вооружений.

Действительно, наличие у России ядерного оружия давно уже вызывает истерию у западныхСМИ, что на фоне формирующегося образа «неконтролируемого агрессора» вызывает определённые страхи и у рядовых граждан.

Именно поэтому вместо абстрактного возвращения Крыма Украине избиратели в США и Европе предпочли, чтобы их правительство добилось сокращения этого вида вооружений. Именно этот механизм сближения и может быть реализован без ущерба авторитету президента Америки.

Сокращение вооружений – переход к новой модели взаимодействия или снижение собственной обороноспособности?

Если с позицией Запада всё предельно просто, то интерес России в данной ситуации не так очевиден. Дело в том, что совместные программы по сокращению ядерных вооружений активно реализовывались ещё в 80-х годах прошлого столетия, а ко второй половине 90-х стало очевидно, что США склонны преследовать исключительно свои цели, в результате чего паритетного разоружения добиться не удалось.

В реальности мы столкнулись с уменьшением тогда ещё советского потенциала и имитацией сокращений со стороны Америки. Надеяться на то, что ситуация с новыми договорённостями станет принципиально иной, не приходится.

Прежде всего, следует иметь в виду, что для реализации подобных соглашений следует провести огромную работу по оценке имеющихся запасов ядерного оружия, оговорить механизмы его уничтожения, чтобы избежать такой же ситуации, с которой мы столкнулись при утилизации плутония.

Напомним, что, выполняя достигнутые договорённости, Россия создала предприятие по полной переработке этого материала, без возможности его восстановления.

Что же касается США, то спустя несколько лет от подобной технологии было решено отказаться в пользу смешивания с реагентами и безопасного захоронения, что делает вполне технически осуществимой повторную переработку и обогащение полученной смеси.

Примерно такая же картина наблюдалась и при сокращении ядерных вооружений, когда вместо боеголовок Америкой осуществлялась разборка на составные элементы ракет-носителей, что фактически позволяло оперативно вернуть их в строй.

Исходя из вышесказанного, нет никакой уверенности в добросовестном исполнении взятых на себя обязательств США, что никак не способствует соблюдению интересов России.

Кроме того, американские санкции – это лишь часть антироссийских ограничительных мер, ввиду чего даже после достижения определённых договорённостей существенного облегчения для отечественной экономики не последует, поскольку страны ЕС в указанных соглашениях участвовать не будут и вполне могут компенсировать потенциальные послабления ужесточением своих мер.

Главный советник Российского института стратегических исследований Владимир Козин вполне разделяет эту точку зрения. Дело в том, что в настоящий момент у США есть гораздо больше преимуществ в ядерной сфере, нежели у России.

В частности, это единственная страна в мире, у которой подобное вооружение базируется за пределами собственной территории.

Помимо этого, в Америке действует доктрина о возможном превентивном ударе, в то время как в нашей стране подобные действия могут носить исключительно ответный характер. Всё это, в совокупности с постоянно модернизируемыми и развёртываемыми системами ПРО в непосредственной близости у российских границ, делает равноценное сокращение физически неосуществимым.

В действительности, для того чтобы обеспечить равнозначный уровень безопасности, США должны будут пойти на значительно большие уступки, чем Россия, а на это ни одна из их президентских администраций не пойдёт.

Член Совета Федерации Франц Клинцевич считает, что любое сокращение подобных вооружений автоматически идёт вразрез с интересаминашего государства, поскольку по объёмам стратегических запасов мы значительно уступаем Америке.

Трамп ещё недостаточно опытен в политике, его президентство постоянно находится под угрозой, в результате чего лозунги и высказывания стали ориентированы на максимально целевую аудиторию и приобрели популистский характер.

Это касается и ядерного оружия, в вопросе которого, по мнению Владимира Котляра — члена Совета по международно-правовым вопросам при МИД России, Трамп ещё не разобрался должным образом.

Стоит также иметь в виду, что наличие ядерного оружия – это уже не гарант суверенитета и обороноспособности, этот вид вооружений должен постоянно модернизироваться, это касается и средств его доставки на территорию потенциального противника, способных преодолеть современные ПРО, размещённые по всему миру.

И вот здесь кроется ещё одна опасность, заключающаяся в том, что поддержанию ядерного щита в актуальном состоянии Россией уделялось существенно меньше внимания. Более того, у ряда экспертов есть сомнения в способности отечественных специалистов создавать боеголовки нового поколения.

«Ржавая Америка» против мирового господства: о чём будет Большая Сделка?

Следует принять во внимание, что санкции – это механизм экономического влияния, который нивелируется построением внутренней эффективной модели и развитием отечественного производства. Кроме того, подобные меры сильно зависят от отношения к ним действующего правительства, что мы и наблюдаем сейчас.

Что же касается обороноспособности, то её снижение может оказать не сопоставимое негативное влияние на десятилетия вперёд, а также сказаться на суверенитете России.

Ввиду вышеизложенного, можно с уверенностью сказать, что сокращение ядерных вооружений на паритетных условиях – практически неосуществимая задача, потенциальные выгоды от которой не сопоставимы с рисками.

Кроме того, как отмечал и сам Дональд Трамп, санкции и «ядерные договорённости» — это вещи несвязанные между собой, поэтому рассматривать их как способ снятия антироссийских ограничительных мер не стоит.

Автор: Сергей Василенков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

782
Похожие новости
11 декабря 2017, 15:45
12 декабря 2017, 13:00
11 декабря 2017, 23:45
13 декабря 2017, 23:30
12 декабря 2017, 18:15
13 декабря 2017, 10:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
09 декабря 2017, 13:30
08 декабря 2017, 13:45
08 декабря 2017, 16:45
11 декабря 2017, 15:45
11 декабря 2017, 10:15
12 декабря 2017, 15:45
10 декабря 2017, 10:45