Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

WP: попытки переманить Россию на сторону США – это бесполезное занятие

Президент США Джо Байден справедливо сделал конкуренцию с Китаем своим внешнеполитическим приоритетом. В своем первом крупном политическом документе администрация Байдена заявила, что Китай «является единственным конкурентом, потенциально способным объединить свою экономическую, дипломатическую, военную и технологическую мощь, чтобы бросить вызов стабильной и открытой международной системе». В своем обращении к совместной сессии конгресса США Байден сказал: «Мы соревнуемся с Китаем и другими странами, чтобы завоевать XXI век». В коммюнике по итогам саммита НАТО, в котором Байден принял участие, впервые было отмечено, что подъем Китая «имеет последствия для безопасности всех союзников». Таким образом, для нынешней администрации и многих последующих администраций разработка эффективных стратегий противостояния росту Китая станет центром внешней политики Соединенных Штатов — то есть будет играть такую же центральную роль, какую играл Советский Союз в расчетах американских стратегов в период холодной войны.
Следовательно, Соединенным Штатам стоит изучить и повторить некоторые уроки холодной войны, чтобы иметь дело с Китаем сегодня. От некоторых шагов, напротив, лучше отказаться. Одним из шагов, которые оказались успешными в период холодной войны, но которые не стоит повторять сегодня, являются попытки «оторвать» Россию от Китая.
Чисто теоретически идея о том, чтобы притянуть Россию ближе к Соединенным Штатам, чтобы сбалансировать мощь Китая, звучит довольно привлекательно. Это классическая логика реальной политики. Следуя этой логике, Дэниел Ергин (Daniel Yergin) недавно высоко оценил гибкость Соединенных Штатов в вопросе санкций в отношении российско-германского газопровода «Серверный поток — 2», назвав принятое решение «оливковой ветвью», способной побудить Россию дистанцироваться от Китая. Ергин считает такой подход «приоритетной стратегией для нынешней администрации».
Взгляд Ергина является отражением настроений многих самопровозглашенных реалистов, которые выражают их порой во всеуслышание, порой в частных беседах: поскольку президенту Ричарду Никсону удалось отдалить Китайскую Народную Республику от Советского Союза во время холодной войны, Байдену тоже следует попытаться притянуть Россию ближе к Соединенным Штатам и отдалить от Китая. Один анонимный правительственный чиновник недавно четко сформулировал эту стратегию: «Соединенные Штаты должны перебалансировать свои отношения с Россией, нравится им это или нет. Это в интересах Америки — воспрепятствовать дальнейшему укреплению альянса Москвы и Пекина».
Нынешнее российско-китайское партнерство действительно вызывает беспокойство, а позыв рассматривать все другие внешнеполитические вопросы через призму американо-китайских двусторонних отношений весьма заманчив. Однако этот конкретный сценарий времен холодной войны не сработает сегодня — даже если бы он сработал, он не принес бы тех же преимуществ, которые он принес в прошлом веке.
Сторонники стратегии «Никсон едет в Китай» забывают о существенной предпосылке ее успеха, а именно о советско-китайском расколе. После короткого «медового месяца», случившегося после прихода Мао Цзэдуна к власти в 1949 году, два коммунистических режима серьезно разошлись в доктринах, и раскол усилился после смерти Иосифа Сталина и в результате политики Никиты Хрущева, которую Китай считал ревизионистской. В 1969 году СССР и Китай даже провели короткую приграничную войну. К моменту, когда советник по национальной безопасности Генри Киссинджер нанес свой первый секретный визит в Пекин в 1971 году, ему уже не нужно было уговаривать премьер-министра Чжоу Эньлая дистанцировать Китай от Москвы — этот развод произошел намного раньше.
Между тем сегодня российско-китайские отношения в сфере экономики, безопасности и идеологии являются тесными, как никогда прежде. Владимир Путин облекает международную политику в идеологические термины: автократы против демократов. Он считает Си Цзиньпина своим самым важным идеологическим партнером, а Си, в свою очередь, называет Путина своим «лучшим другом». Так зачем Путину бросать свою автократическую родственную душу ради того, чтобы заигрывать с демократическим лидером, с которым встречался всего два раза? Более того, Соединенные Штаты — это демократия, внутри которой другие игроки, в первую очередь, конгресс, могут непосредственным образом оказывать влияние на принятие решений, особенно в вопросе прав человека. С точки зрения Путина, Си — более сильный и более надежный партнер, такой партнер, которым ни Байден, ни его преемники никогда не смогут стать.
Даже если такая перемена в политике произойдет, сближение с путинской Россией принесет довольно мало выгоды и массу ущерба. Что конкретно Соединенные Штаты могут обрести в своем соперничестве с Китаем, перетянув Россию на свою сторону? Ответ — немногое. Китай нуждается в российских энергоресурсах, а Соединенные Штаты — нет. Помимо того, что уже есть сейчас, Путин никогда не развернет дополнительный военный контингент, ракеты или корабли, чтобы сдерживать Китай в Азии. Возможно, Путин мог бы помочь изолировать Си в Совбезе ООН и на других международных форумах, но у Пекина тоже есть право вето.
Во-вторых, в обмен на смену курса Путин обязательно потребует весьма неприятные уступки, в первую очередь касательно Украины и Грузии. Это плохой обмен. Возвращение к геополитике сфер влияния — пропутинские эксперты иногда называют ее Ялтой 2.0 — вредит долгосрочным интересам Соединенных Штатов и наших европейских союзников.
Что еще важнее, сближение с российским автократом ради того, чтобы сдержать китайского автократа, негативно скажется на стремлении Байдена объединить свободный мир, о чем он с такой страстью говорил последние шесть месяцев. Заявленные Байденом глобальные цели — борьба с коррупцией и поддержка демократии — будут выглядеть лицемерием, даже если он просто рассмотрит возможность сближения с коррумпированным диктатором в Москве. Некоторые из наиболее досадных и разорительных ошибок, допущенных Соединенными Штатами в период холодной войны, стали следствием их терпимого отношения (порой даже открытой поддержки) к диктаторам, генералам, теократам и апартеиду во имя сдерживания Советского Союза.
Однажды Соединенным Штатам нужно будет постараться укрепить партнерские отношения с Россией ради сдерживания и противодействия Китаю. Однако такую политику нужно затевать вместе с демократической Россией, а не с автократом Путиным — и неважно, как долго нам придется ждать этого момента.
Комментарии читателей
TedJenkins
Несмотря на опыт Макфола (он был послом США в России), здесь мало геополитики. Задача либеральных демократий — избегать войны с Китаем, одновременно продолжая подталкивать его в сторону либерально-демократического пути (как это было сделано в Японии, Южной Корее, Сингапуре и Тайване). Макфол прав в том, что альянс с коррумпированной, управляемой олигархами Россией непродуктивен. Задача должна заключаться в том, чтобы ослабить этот режим. Демократическая Россия станет отличным дополнением к Евросоюзу и НАТО.
Но главная цель — это Китай. В качестве либеральной демократии Китай мог бы эффективно решить задачу по созданию стабильного, мирного и процветающего будущего для всего человечества. Ради этого я бы предложил избавить Китай от его тревог по поводу безопасности и от его воспоминаний о прошлых унижениях, поспособствовав воссоединению Тайваня с Китаем на компромиссных условиях и убрав западные силы из Южной Кореи в обмен на обещание Китая избавиться от диктатуры Кима и его оружия массового уничтожения. Корейский полуостров для Китая — это то же самое, что Мексика для Соединенных Штатов. Устранение этой проблемы может стать основой для позитивных отношений с Китаем и ускорить его демократизацию.
Но, чтобы этого достичь, нам необходимо решить проблему отчуждения западного рабочего класса.
ColoradoNugget
Сама идея и предпосылка о «соперничестве с Китаем» и о «сдерживании Китая» с помощью военной силы в западной части Тихого океана ущербна. Мы совершаем огромную ошибку в том, как нужно взаимодействовать с Китаем. Испытывая страх перед китайской авторитарной моделью, мы движемся в ложном направлении.
Китай не заинтересован в том, чтобы экспортировать свою идеологию, которая, как сказал Си, работает в Китае, но не будет работать в других странах. Китай хочет получить доступ к рынкам для экспорта и импорта. Запад использует проблемы с правами человека, существующие в Китае, в качестве дубинки. Но Китай может с легкостью раскритиковать Соединенные Штаты за бесчисленное множество их собственных правонарушений, совершенных ими за последние 50 лет, от войн во Вьетнаме и Ираке, до жестокой политики на американской южной границе. Все это отвлекает нас от главного.
Китай — это одна шестая населения планеты. Если мы не будем его уважать и будем надеяться на «смену режима», этим мы лишь повысим популярность Си и навредим своим собственным интересам. Мы уже стоим на пути, ведущем к Третьей мировой войне. И мы должны избежать такого поворота событий любыми способами. На самом деле нам необходимо сотрудничать с Китаем и надеяться на его экономический успех. Лучшая геополитика — это стабильный мир, где нет войн.
Может быть, Майклу стоит спросить, как мы можем отделить Китай от России? Это наиболее разумный вопрос, учитывая размеры китайской экономики и численность населения. Мне кажется, американский внешнеполитический истеблишмент сейчас допускает ошибку и является жертвой стадного мышления.
Expat222
Касательно Китая Путин точно знает одно: Китай — колосс. Если Запад не будет сдерживать его геополитические амбиции, следующий неизбежный конфликт будет именно с Китаем.
Uaau
Китай — естественный враг России. Сколько времени пройдет, прежде чем Китай решит прибрать к рукам огромные ресурсы слабозаселенной и плохо управляемой России? Вопрос не в том, может ли такое произойти. Вопрос в том, когда это произойдет.
Ink stained wretch ответил Uaau
Возможно, Россия — это слабозаселенная страна, но у нее есть 6,2 тысячи единиц ядерного оружия (у Китая — всего 350). Если Китай даже просто подумает о том, чтобы начать вторжение, его гигантское население станет не ценным активом, а бременем — в смысле человеческих потерь.
Diogenespdx
Все это очень похоже на апологию Путина. Как будто на фоне ужесточения санкций Владимир говорит Западу: «Ну давайте же, сделайте мне какое-нибудь предложение».
Мы находимся в состоянии войны с Россией — ассиметричной, но все же войны. Зачем нам объединяться с кем-то, кто активно подрывает демократию?
И зачем нам волноваться по поводу советско-китайской Антанты? Что Россия может предложить Китаю, кроме отвлекающих маневров, ассиметричных атак против Запада, вирусов-вымогателей и очень длинной границы? Нефть? России нужна западная валюта, а не юани.
Каждая из этих двух стран заслуживает индивидуального, адресного ответа. И нам необходимо сосредоточиться на них по отдельности.
Лично мне кажется, что будет гораздо продуктивнее сосредоточиться на том, чтобы реформировать ООН и сделать ее более эффективной.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

581
Похожие новости
24 сентября 2021, 05:15
24 сентября 2021, 01:30
24 сентября 2021, 01:30
23 сентября 2021, 16:00
24 сентября 2021, 05:15
23 сентября 2021, 10:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
21 сентября 2021, 14:30
19 сентября 2021, 11:15
19 сентября 2021, 01:45
20 сентября 2021, 02:30
20 сентября 2021, 19:45
21 сентября 2021, 14:45
17 сентября 2021, 21:15