Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Ядерный кулак Эр-Рияда. На Ближнем Востоке при попустительстве США начинается атомная гонка

Ближний Восток движется к ракетно-ядерной гонке, подкрепляемой политикой США, которые рассматривают регион через двойную призму. В Белом доме считают, что необходимо остановить Иран, стремящийся доминировать в регионе, и во-вторых, рассматривают Ближний Восток как прибыльный рынок для оборонной и атомной промышленности США.
Но политика Вашингтона не единственный фактор, питающий гонку ракетно-ядерных вооружений. Этому содействует неспособность или нежелание других крупных держав – объединенной Европы, России и Китая – противостоять санкциям США против Ирана, наносящим этой стране ущерб, так, чтобы гарантировать заинтересованность Тегерана в присоединении к международному соглашению 2015 года, ограничивающему его ядерную программу, несмотря на выход США из этой сделки.
Поскольку Ближний Восток балансирует на грани военной конфронтации, Иран пообещал приступить к нарушению соглашения со следующего месяца (https://www.nytimes.com/2019/06/17/world/middleeast/iran-nuclear-deal-co...) – наращивать производство обогащенного урана, если международное сообщество и особенно Европа не смогут защитить страну от санкций американцев.
Бывший замгендиректора МАГАТЭ Олли Хейнонен, сторонник жесткой линии в отношении Ирана, во время недавнего визита в Израиль заявил, что Тегерану потребуется шесть – восемь месяцев для обогащения урана в количестве и с качеством, необходимыми для производства ядерных бомб.
Готовность США и Китая снизить гарантии в своих ядерных отношениях с Саудовской Аравией еще больше подогревает иранские сомнения в ценности упомянутой сделки и потенциально открывает дверь к гонке вооружений в регионе.
КСА развивает атомную промышленность, которая позволит Эр-Рияду получить ядерное оружие, если на то будет политическая воля
Госсекретарь США Майк Помпео перед тем, как присоединиться к президенту Трампу в визитах в Индию и Южную Корею и переговорах с мировыми лидерами на саммите G20 в Японии, посетил КСА и ОАЭ. «Мы поговорим с ними, как можно убедиться в том, что мы все стоим в одном стратегическом ряду, и в том, как мы можем создать глобальную коалицию – коалицию не только во всех странах Персидского залива, но также в Азии и в Европе, чтобы дать отпор крупнейшему в мире государственному спонсору террора».
В интервью NBC News Трамп подробно изложил свой подход к Ближнему Востоку. Он отклонил призывы к ФБР расследовать убийство журналиста Джамаля Хашогги, совершенное в октябре 2018 года агентами саудовского правительства в консульстве королевства в Стамбуле.
«Иран убивал много людей в день. Другие страны на Ближнем Востоке – это порочное, враждебное место. Если вы собираетесь смотреть на Саудовскую Аравию, то приглядитесь к Ирану, прочим странам», – заявил Трамп, предполагая, что преступления одной страны предоставляют лицензию на убийство и другим.
На вопрос, были ли закупки оружия Саудовской Аравией причиной, чтобы КСА «сняли с крючка», Трамп ответил: «Нет. Но я не дурак, который говорит: «Мы не хотим иметь с ними дело». И, кстати, если они не будут иметь дело с нами, то вы знаете, что они сделают? Они будут вести дела с русскими или китайцами».
Дональд Трамп и другие высокопоставленные лица в США в последние дни повторили, что не позволят Ирану обзавестись ядерным оружием.
До сих пор Европа безуспешно пыталась создать эффективный механизм, позволяющий европейским, а потенциально и другим компаниям, ведущим дела с Тегераном, обойти санкции США без ущерба.
Поскольку в Вашингтоне готовились объявить о новых антииранских мерах, в Москве заявили, что помогут Тегерану в экспорте нефти и его банковскому сектору, если европейский механизм не сможет начать работу. Но никаких подробностей об этом неизвестно.
Хотя противодействие санкциям является непосредственным приоритетом Ирана, Саудовская Аравия предпринимает шаги для создания «строительных кирпичей» собственной ядерной промышленности, с помощью которых королевство могло бы развивать военный компонент и потенциал производства баллистических ракет. Эти действия не обходятся без помощи администрации США и властей Китая. И они, вероятно, увеличат иранский скептицизм в отношении ценности ядерной сделки.
Аргумент Трампа о том, что Россия и КНР заменят Америку, если та откажется продавать оружие и технологии саудитам, не лишен оснований.
В 2017 году, когда Вашингтон отказался поделиться передовой технологией строительства беспилотных ЛА, Пекин открыл в КСА свой первый зарубежный оборонный завод. Государственная китайская аэрокосмическая научно-техническая корпорация (China Aerospace Science and Technology Corporation – CASC) производит дрон CH-4 Caihong («Радуга») и соответствующее оборудование в Саудовской Аравии. CH-4 можно сравнить с американским ударным беспилотником MQ-9 Reaper.
Спутниковые снимки(https://www.middlebury.edu/institute/news/can-saudi-arabia-produce-balli...), опубликованные институтом международных исследований «Мидлбери» и подтвержденные американской разведкой, показывают, что саудиты значительно расширили свою программу создания баллистических ракет с помощью Китая.
Действия Эр-Рияда противоречат политике США, которая на протяжении десятилетий сводилась к тому, чтобы королевство имело региональное господство в воздухе, но не стремилось обойти США в деле модернизации ракетных сил и средств.
Программа, начавшаяся в конце 80-х с первых закупок Саудовской Аравией ракет у Китая, говорит о том, что Эр-Рияд, неуверенный в надежности партнерства с США, страхует свои ставки. Создание КСА потенциала для производства баллистических ракет значительно снижает вероятность того, что Иран согласится ограничить свою соответствующую программу, а это ключевое требование, выдвинутое Тегерану администрацией Трампа.
В 2017 году Эр-Рияд подписал с Пекином соглашение о сотрудничестве в области ядерной энергетики, включавшее технико-экономическое обоснование строительства в КСА высокотемпературных атомных газоохлаждаемых электростанций (high-temperature gas-cooled – HTGR). Кроме того, документ регулировал сотрудничество в области интеллектуальной собственности и развития внутренней промышленной цепочки поставок для HTGR, построенных в Саудовской Аравии.
Соглашение основано на подписанном в 2012 году договоре, предусматривает техническое обслуживание и развитие атомных электростанций и исследовательских реакторов, а также поставку китайского ядерного топлива.
Вашингтонский Институт науки и международной безопасности (Institute for Science and International Security – ISIS) в то время предупреждал, что ядерное соглашение Ирана от 2015 года не устранило стремления королевства обладать средствами производства ядерного оружия и даже ядерным оружием.
Администрация Трампа, стремясь заключить сделку по продаже проектов для атомных электростанций (контракт на сумму до 80 миллиардов долларов), одобрила для королевства несколько трансферов ядерных технологий. Белый дом также утвердил лицензии шести американским компаниям на продажу технологий атомной энергетики саудовским шейхам.
КСА находится близко к завершению строительства своего первого атомного реактора в городе науки и техники Кинг-Абдулазиз близ Эр-Рияда.
Подписавшее Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) королевство проигнорировало призывы МАГАТЭ ввести «пропорциональные» гарантии и режим инспекций, чтобы королевство не продвигалось в направлении развития военного ядерного потенциала.
«Саудовская Аравия в настоящее время подвергается менее интрузивному контролю со стороны международных инспекторов, потому что Эр-Рияд заключил с МАГАТЭ так называемый Протокол о малых количествах. Этот документ разработан для упрощения гарантий государствам, располагающим минимумом ядерных материалов или вообще не располагающим ими. Но он больше не подходит для разрастающейся ядерной программы Саудовской Аравии», – сказала лондонскому интернет-изданию Middle East Eye директор по вопросам политики нераспространения в Ассоциации контроля над вооружениями Келси Дэйвенпорт. Она предупредила, что с учетом этих факторов есть законные основания для беспокойства о том, что Саудовская Аравия стремится развивать такие технические возможности, которые позволили бы Эр-Рияду быстро заполучить ядерное оружие, если на то будет политическое решение.
 

Справка «ВПК»

Джеймс М. Дорси (Dr. James M. Dorsey) – старший научный сотрудник «Бегин-Садат Центра стратегических исследований» (Begin-Sadat Center for Strategic Studies) и Школы международных исследований им. Раджаратнама Наньянгского технологического университета при Сингапурском технологическом университете, содиректор Института фан-культуры Вюрцбургского университета (University of Wurzburg’s Institute for Fan Culture). Специализируется на проблемах мусульманского мира, а также стратегии Китая в регионе с акцентом на геополитику, общественные движения, политический и воинственный ислам.
 
Публикуется с разрешения издателя (https://besacenter.org/perspectives-papers/middle-east-arms-race/)
 
Джеймс Дорси,
старший научный сотрудник «Бегин-Садат Центра стратегических исследований»
Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
696
Похожие новости
13 декабря 2019, 14:00
10 декабря 2019, 11:30
10 декабря 2019, 05:15
13 декабря 2019, 13:45
10 декабря 2019, 14:15
11 декабря 2019, 14:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
12 декабря 2019, 19:00
07 декабря 2019, 20:15
10 декабря 2019, 06:30
11 декабря 2019, 12:30
10 декабря 2019, 05:15
08 декабря 2019, 10:30
09 декабря 2019, 00:15