Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Ян Бжезинский — сын Збигнева Бжезинского

Интервью с Яном Бжезинским — экспертом аналитического центра Atlantic Council, заместителем помощника министра обороны США по вопросам Европы и НАТО в правительстве Джорджа Буша.
— Newsweek Polska: Примите мои соболезнования в связи с недавней кончиной Вашего отца. Поляки всегда будут его помнить.
— Ян Бжезинский (Ian Brzezinski): Он тоже всегда помнил о Польше. В нашей семье сохранилась такая история: когда в 1938 году корабль, на котором он плыл из Гдыни, добрался до берегов Америки, все пассажиры собрались на носу, чтобы посмотреть на свой новый дом, а отец стоял на корме и смотрел в сторону Польши. Эта тоска была связана с огромной любовью, которую он испытывал к родной стране. Он присягнул на верность Соединенным Штатам и не нарушал этой присяги, но его любовь к Польше с течением времени лишь усиливалась и стала ключевой чертой его личности.
— В прошлом году Государственный департамент подверг польское правительство критике за то, что то взяло под контроль общественные СМИ и парализовало работу Конституционного суда. Вызывают ли в Вашингтоне тревогу евроскептицизм, популизм, национализм и антидемократические шаги партии «Право и Справедливость» (PiS)?
— Эти вопросы поднимала предыдущая администрация, которая заняла жесткую позицию в отношении Польши. Так что в Америке, в том числе в Конгрессе, есть круги, которые обеспокоены тем, о чем вы говорите. Но подождем решений правительства Трампа.
— Вы приедете на конференцию Wrocław Global Forum, которая пройдет во время саммита «Инициативы трех морей». Момент для Запада сейчас сложный: Путин прощупывает НАТО, вмешивается в выборы в США и Европе, а Трамп способен лишь ругать союзников и расхваливать Россию. Могут ли европейцы на него положиться?
— Конечно, некоторые заявления и действия администрации Трампа нацелены на то, чтобы надавить на союзников по Альянсу и заставить их увеличить свою долю в расходах на безопасность. С таким требованием, однако, выступали и предыдущие администрации. Можно спорить, эффективна ли новая риторика, но идея не изменилась. Европейские страны не оправдали ожиданий, так что Трамп бьет в тот же набат, подчеркивая разочарование США. С другой стороны, администрация достаточно четко проводит мысль, что Россия представляет для НАТО угрозу. Об этом говорят государственный секретарь и министр обороны, а их высказывания звучат более жестко, чем высказывания представителей администрации Обамы.
— Но в США, и это прекрасно знает весь мир, именно президент выступает главнокомандующим и принимает решения, а от него резких заявлений мы не слышали.
— Плохо, что в Брюсселе Трамп не заявил о верности США Пятой статье Вашингтонского договора (принцип «один за всех и все за одного» — Newsweek Polska), однако, он сделал это двумя неделями позже на совместной пресс-конференции с президентом Румынии. Члены кабинета Трампа (не только министры, но и, например, вице-президент на состоявшейся в начале июня встрече в Atlantic Council) заверяют, что американцы будут выполнять свои обязательства, связанные с этой статьей. Реальное значение имеет усиление американского военного присутствия на востоке Европы. Планы, касающиеся танковой бригады и размещения в Польше авиационного батальона, остаются в силе. Американцы продолжают командовать находящимся там международным батальоном НАТО. Администрация также заявила о намерении увеличить финансирование «Европейской инициативы сдерживания» на миллиард долларов. Так что слова могут вызывать вопросы, но действия остаются однозначными, а основная идея заключается в том, что Россия представляет угрозу для Запада.
— Какое значение будет иметь визит президента Трампа в Польшу?
— У администрации будет прекрасная возможность подтвердить обязательства в отношении НАТО, а также укрепить военные и экономические связи с Польшей. Одновременно будет проходить саммит «Инициативы трех морей», в котором примут участие главы многих государств, так что Трамп сможет заявить о заинтересованности США их регионом. В свою очередь, у остальных гостей появится возможность провозгласить, что они готовы нести бремя, связанное с членством в Альянсе.
— Это важно, ведь Россия наращивает военный потенциал. Как Путин готовится к войне?
— Россия увеличила боевую мощь артиллерии и повысила способность быстрого развертывания больших сил. За последние десять лет Путин претворил в жизнь план по модернизации, на который было предназначено более 700 миллиардов долларов. Результат налицо. У него есть современные системы противоракетной обороны, боевые самолеты, военные корабли и претерпевшие реорганизацию силы специального назначения. Чтобы оценить прогресс, достаточно сравнить бездарное вторжение в Грузию 2008 года и аннексию Крыма в 2014 году, которая была проведена профессионально. У России пока нет армии, которая была бы способна противостоять американским силам, но сегодня она, несомненно, может играть роль гораздо более сильного хулигана в своем регионе.
— Хватит ли четырех американских батальонов и танковой бригады, чтобы остановить этого хулигана?
— Батальон — небольшое подразделение, это 1 тысяча человек. 4 тысячи американцев в странах Балтии не могут выступать реальным противовесом 300-тысячной армии Путина. Они смогут выполнять функцию сдерживания, только если появятся политические и военные гарантии, что в случае возникновения конфликта к ним быстро придет подкрепление. Этот аспект меня тревожит, поскольку Альянс до сих пор не подтвердил того, что он подготовил соответствующие оперативные планы. Первыми, как я понимаю, в дело должны были вступить 40-тысячные силы быстрого реагирования НАТО, но они еще не проводили совместных учений, который бы показали, что Альянс способен быстро перебросить значительные силы на свой восточный фланг.
— Насколько велика вероятность, что Россия начнет военную операцию в странах Балтии или в Арктике?
— Я думаю, что продуманных атак, подпадающих под определения Пятой статьи, опасаться не стоит. Обеспокоенность вызывает, скорее, наступление российского милитаризма и провокационная тактика Путина, которая может случайно привести к столкновению или даже к грозящему эскалацией конфликту. Например, после того, как американцы сбили сирийский истребитель, Путин активизировал провокационные акции с участием авиации в районе Балтийского моря.
— Как же тогда сдержать Россию?
— Следует укреплять силы НАТО на востоке и решительно реагировать на провокации, ужесточая политические и экономические санкции.
— Не старается ли Путин своими действиями в первую очередь убедить собственных граждан, что он вернул России былое величие?
— Путин стремится достичь нескольких целей. Некоторые его шаги, конечно, связаны с внутриполитической динамикой, но у него есть также стратегические замыслы. Он хочет возродить в регионе нечто вроде российской сферы влияния, которая существовала до распада СССР, взять под контроль всю территорию бывшего Советского Союза и, конечно, вернуть России эзотерический ореол величия, но в первую очередь — дискредитировать НАТО и подорвать его единство.
— Кроме того, он старается расшатать Европейский Союз, поддерживая евроскептиков и популистов. Ему удастся его расколоть?
— В этом плане он пока не добился больших успехов, хотя, конечно, он вмешивается в избирательный процесс и внутреннюю политику США и членов ЕС, используя в политических целях экономическое давление и угрожая своим соседям, входящим в НАТО. Россия представляет серьезную проблему.
— Почему Трамп в таком случае настаивает, что единственное лекарство от проблем США — это изоляционизм? Соединенные Штаты готовы отказаться от роли лидера свободного мира и гаранта устойчивости международных институтов?
— Я так не думаю. США не только заняли активную позицию в НАТО, но и решились применить силу в Сирии, чего избегала администрация Обамы.
— 50 ракет «Томагавк» и сбитый истребитель — это еще не стратегическая операция. Рейтинг президента колеблется сейчас на отметке в 35-38%, и чтобы укрепить свое положение ему придется выполнять обещания, который он дал своему электорату, а тот поддерживает изоляционистские идеи.
— В современном мире изоляционизм — оторванная от реальности концепция, она не выдержит столкновения с действительностью. Достаточно взглянуть на Европу: американская активность там возросла.
— Возрастет ли она на Украине? Президент США впустил украинского президента Петра Порошенко в Овальный кабинет только для того, чтобы сделать совместную фотографию, а человек Лукашенко в штабе Трампа, Пол Манафорт (Paul Manafort), убрал из программы республиканцев пункт о поставке украинцам вооружений.
— Новое правительство более четко заявляет о том, что оно поддерживает Киев, чем это делал Обама. Оно ужесточило санкции и заявило, что они будут действовать до тех пор, пока Россия не покинет Украину.
— Вашингтон, случайно, не смирился с аннексией Крыма?
— Надеюсь, что нет, это была бы страшная ошибка — мы бы преподнесли России подарок за нарушение международного права. Поэтому следует последовательно ужесточать санкции. Ни США, ни ЕС до сих пор не воспользовались тем огромным экономическим влиянием, которым они обладают. Это экономики с ВВП на уровне 18 триллионов долларов, они интегрированы со всем остальным миром и обладают достаточным количеством источников энергии. Россия, с ее ВВП в 2 триллиона долларов — это, если использовать определение сенатора Маккейна (John McCain), бензоколонка, которая обслуживает, по сути, одного клиента — Европу. Несмотря на это мы до сих пор ограничивались санкциями против отдельных компаний и политиков, но не вводили эмбарго, которое бы затронуло целые сектора экономики.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

796
Похожие новости
11 июля 2017, 08:45
11 июля 2017, 06:15
11 июля 2017, 08:45
10 июля 2017, 20:00
11 июля 2017, 08:45
10 июля 2017, 15:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 августа 2017, 09:15
18 августа 2017, 17:30
21 августа 2017, 10:45
19 августа 2017, 08:30
21 августа 2017, 10:15
18 августа 2017, 23:01
18 августа 2017, 13:00