Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

ЁЛКА и ВОЙНА...

Как провалилась «антиёлочная» кампания в годы Первой мировой войны …

101 год назад, в конце декабря 1914 года, на страницах российских периодических изданий разгорелась довольно страстная полемика вокруг казалось бы совершенно частного и безобидного вопроса: отмечать ли в этом году Рождество Христово с ёлкой, или же отказаться от неё, как от «вражеского атрибута». Как писали по этому поводу «Биржевые ведомости», «в связи с отказом русских от всего немецкого, от немецкой психологии, промышленности и обычая, сейчас очень оживленно и на страницах прессы, и в частных разговорах обсуждается вопрос, быть ли в этом году ёлке. Можно считать почти установившимся мнение, что ёлка - измышление немецкого народа, что русская старина её не знала. Раз это так, то естественно слышать теперь голоса против неё. От ёлки отказываются и по побуждениям религиозным, и по соображениям историческим, и по влечениям чисто национальным».

Действительно, традиция встречать Рождество Христово и Новый год зародилась в средневековой Германии, а в России постепенно стала утверждаться, начиная с Петра Великого, повелевшего отмечать новый год, «учиняя некоторые украшения из древ и ветвей сосновых, елевых и можжевелевых». Но поскольку на Руси ель традиционно связывалась со смертью и погребальным обрядом, большого желания заносить это дерево в дом почти ни у кого не возникло. Царскому указу вняли разве что владельцы кабаков, которые на протяжении XVIII века обозначали вход в питейные заведения еловыми ветвями, отчего горького пьяницу и прозывали «ёлкиным».

Представление о вечнозелёном дереве как о неизменном рождественском атрибуте, символизирующем неумирающую природу, появляется в России в начале XIX века в домах петербургских немцев, а от них уже постепенно распространяется по русским аристократическим домам. Так, 24 декабря 1817 г. по инициативе Великой княгини Александры Федоровны (супруги будущего Императора Николая I) была устроена домашняя ёлка в личных покоях Императорской Семьи, а став Государыней, Александра Федоровна в 1828 г. организовала первый праздник «детской ёлки» в собственном дворце для пяти своих детей и племянниц - дочерей великого князя Михаила Павловича.

Но до начала 1840-х годов обычай ставить рождественскую ёлку в России в целом ещё не прижился. Ни А.С.Пушкин, ни М.Ю.Лермонтов никогда в жизни ёлки не видели, поскольку в окружавшем их дворянском кругу поддерживались ещё старые русские святочные традиции. Лишь в 40-е гг. XIX века появляются свидетельства о продаже в кондитерских «прелестных немецких ёлок, убранных сластями, фонариками и гирляндами» и о том, что «в русских домах принят обычай немецкий... украшают... деревцо как только возможно лучше, цветами и лентами, навешивают на ветки вызолоченные орехи. Красненькие, самые красивые яблоки, кисти вкусного винограда... всё это освещается множеством восковых свеч, прилеплённых к веткам, а иногда и разноцветными фонариками». В этом плане очень показательны воспоминания о детстве писателя Е.Л.Маркова, относящиеся к концу царствования Императора Николая I:

«Ёлка явилась в лазовском (Лазовка - деревня в Курской губернии. - А.И.) мире, как элемент уже позднейший и заносный. Её появление было тесно связано с появлением в лазовском доме гувернанток-немок и сестёр из института. Петруша (брат автора. - А.И.), воплощавший в себе с наибольшею полнотою истинные предания и вкусы нашей дикой деревенской старины, встретил насмешками первые попытки этого иноземного нововведения; по его уговору мы целый час сидели в засаде в тёмной гостиной, чтоб в нужную минуту потушить немкины свечи и изломать немкину затею. Однако нападенье нам не удалось, и мы были потом очень этому рады. Зеленое дерево в цветных свечках, конфектах и золотых орехах казалось нам чистым волшебством».

Дальнейшее увлечение «немецким нововведением» подкреплялось модой на произведения немецких писателей и прежде всего на Гофмана, произведение которого «Щелкунчик и Мышиный король» сыграло не последнюю роль в популяризации этого зимнего обычая. При этом россияне довольно скоро отошли от образца маленьких немецких ёлочек и начали соревноваться, у кого ёлка больше, гуще и богаче. Естественно, что к распространению этого рождественского обычая сразу же подключилась коммерция, буквально завалившая вскоре обывателя огромным ассортиментом ёлочных украшений.

Рождественская ёлка

Но разразившаяся в 1914 году война с Германией вызвала в России сильный рост антинемецких настроений, что проявилось в череде немецких погромов, перемене немецких фамилий на русские, призывах навсегда отказаться от пива, переименовании Санкт-Петербурга в Петроград, в предложениях по очищению государственного герба России от немецкого влияния и т.д. Не стали исключением и «немецкие ёлки», против которых перед Рождеством  была развернута кампания.

Святейший Синод, к примеру, разъяснял в годы войны православным верующим, что отношение Русской Церкви к относительно новой традиции всегда было настороженным, как к иноземному и, в своих истоках, языческому обычаю. А ректор Петроградской Духовной академии епископ Ямбургский Анастасий (Александров) в интервью, данном одной из газет в декабре 1914 года заявил следующее:

«Ёлка - обычай не христианский, представляющий собою затею Лютера, и потому чуждый духу и обычаям православной церкви. Уже в течение ряда лет представители русского духовенства стараются вывести из употребления общества обычай устраивать на Рождество ёлку. Так например, покойный преосвященный херсонский Дмитрий заменил ёлку звездой Вифлеемской. Эту же замену предлагает ныне и наш митрополит Петроградский и Ладожский Владимир. Занесённый к нам от немцев обычай нужно искоренить и возвратиться к нашим самобытно-русским обрядам - славлению Христа в Великороссии и к колядкам, с пением песен и посыпанием ржи, как символом обновления сил природы - в Малороссии».

Однако далеко не у всех такой ригоризм встретил понимание и поддержку. Директор Археологического института, профессор Петроградской Духовной академии, член-учредитель Русского Собрания Н.В.Покровский заметил, что «ополчаться на ёлку, это всё равно, что идти на муху с обухом».

«Безусловно, - соглашался он, - ёлка - немецкого происхождения. В Россию обычай устраивать ёлку на Рождество пришёл при Петре Великом. Но причем здесь происхождение, раз ёлка устраивается для детей и представляет для них такое огромное, многолетними традициями освящённое, развлечение? Некоторые выдвигают против ёлки ещё и то соображение, что, мол, деньги которые тратятся на ёлку, получат гораздо лучшее применение, если будут пожертвованы на нужды воинов, их семейств и т.п. Но эти соображения не имеют под собой никакой почвы, так как у кого есть возможность устроить ёлку, тот может внести свою лепту и на нужды военного времени, были бы лишь добрая воля и сочувствие».

Примерно такой же позиции придерживался и известный историк византийского и древнерусского искусства, академик Н.П.Кондаков, также как и Покровский бывший в свое время членом-учредителем монархического Русского Собрания.

«Я рос в Москве, - рассказывал академик в интервью журналисту, - и в это время, - то было 60-е годы, (19 век) - ёлка только начинала входить в обычай, являясь принадлежностью лишь аристократических домов, новшеством иностранного происхождения. Вопрос - какого же именно? Принято думать, что происхождение ёлки немецкое. Но такое определение вряд ли будет точным, если принять во внимание что немцы по религии разделяются на католиков и протестантов. И вот, по-моему, ёлка родилась именно у немецких католиков. Протестанты, отрицая вешние обрядовые проявления, не могли придумать и обычая рождественской ёлки. Давно знают ёлку и французы. У них она даже носит специальное название arbre de Noël». Соглашаясь с тем, что «в наши народные святочные обычаи ёлка не входит», академик Кондаков при этом замечал: «как святочный обычай, ёлка не вносит, конечно, никакого нарушения в дух Православия, и с этой точки зрения нет никаких оснований для её упразднения, тем более, что ёлка доставляет столько радости детям».

В свою очередь, известная прогрессивная деятельница А.М.Калмыкова, возмущаясь призывами отказаться от рождественской ёлки, заявляла:

«Не троньте жизни детей и их детских радостей. Ёлка давно стала достоянием наших рождественских святок: никто из наших детей и не знает о немецком её происхождении. Поднявшим поход против ёлки следовало бы предварительно пополнить свои исторические познания, и тогда они узнали бы, что ель, едва зелёная уже у греков была символом жизни и, освящённая светом факелов, служила украшением их религиозных празднеств. Оттуда с христианством дошла она и до германцев».

«Мелкой и незначительной» называл эту проблему и видный российский педагог профессор А.П.Нечаев, по мнению которого, какого бы происхождения ёлка не была, она давно уже вошла в русские обычаи. А если кто-то всерьез намерен искоренить из русской жизни абсолютно всё, что имеет отношение к Германии и немцам, продолжал Нечаев, то тогда необходимо помимо ёлки отказаться и от немецкого покроя мужской одежды и от колбасы.

«Не всё ли равно, откуда пришла ёлка - из Германии, или из другого какого государства, раз мы привыкли к ней, сжились, усвоили её, как обычай, - рассуждал известный русский художник К.Г.Маковский. - Ёлка несёт радость детям нашим - чем мы можем заменить её для них в праздник Рождества? Наконец, это просто красиво с чисто художественной точки зрения - ёлка с зажженными свечами и вокруг неё ряд горящих радостью и весельем детских личиков. Неоднократно наши художники трактовали ёлку как сюжет в своих произведениях, и всегда это выходило и красиво и эффектно».

Дореволюционная рождественская открытка

В итоге противники ёлки оказались в явном меньшинстве. И хотя вплоть до самой революции в преддверии Рождества Христова в печати каждый год появлялись призывы отказаться от этого «немецкого атрибута», ёлка уже настолько крепко вошла в русскую рождественскую и новогоднюю традицию, что поколебать её оказалось невозможно.

Советская новогодняя открытка

Новый этап борьбы с ёлкой начался уже при советской власти, но уже не как с проявлением «германизма», а как с «религиозным символом». Начиная примерно с 1929 года, когда празднование Рождества было официально отменено, рождественская ёлка была объявлена «поповским обычаем» и осуждена, т.к. «религиозность ребят начинается именно с ёлки».

«Реабилитировали» ёлку (правда уже в качестве новогоднего символа, а не рождественского) лишь в 1935 году.

Партийный деятель, пропагандист П.П.Постышев в неформальной обстановке задал вопрос Сталину: «Товарищ Сталин, вот была бы хорошая традиция и народу понравилась, а детям особенно принесла бы радость - рождественская ёлка. Мы это сейчас осуждаем. А не вернуть ли детям ёлку?» И Сталин неожиданно поддержал его: «Возьмите на себя инициативу, выступите в печати с предложением вернуть детям ёлку, а мы поддержим».

В итоге борьба с ёлкой была объявлена газетой «Правдой» «левым загибом», а комсомольцам и пионерам давалось указание в срочном порядке организовать новогодние коллективные ёлки для детей. С этого времени против ёлки уже никто не выступал и она продолжает радовать нас в новогодние и рождественские дни, в том числе и украшая православные храмы.

Однако, «антиёлочная» кампания вскоре с треском провалилась ‒ как на фронте, так и в тылу Рождество и Новый год продолжали встречать с ёлкой, успевшей стать неотъемлемым символом этих праздников и полюбиться народу.

Несколько фотографий и открыток времен Первой мировой войны, посвященных празднованию Рождества Христова и Нового года.

Андрей Иванов, доктор исторических наук

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1531
Похожие новости
23 августа 2017, 14:45
22 августа 2017, 08:45
23 августа 2017, 07:30
22 августа 2017, 09:00
22 августа 2017, 09:00
22 августа 2017, 09:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 августа 2017, 13:00
18 августа 2017, 23:00
19 августа 2017, 20:30
18 августа 2017, 09:45
21 августа 2017, 10:45
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 23:01