Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Зачем Казахстану переговоры по Сирии?

О том, для чего Казахстану нужен Астанинский процесс, как проходят переговоры, и какая от них польза

Последние переговоры по сирийскому конфликту в Астане прошли без участия самой сирийской оппозиции, что стало предметом для критики внутри Казахстана. Вопросы люди задавали следующие:

  • Нужно ли вообще Казахстану любое посредничество?
  • Зачем Казахстану посредничество в этом вопросе, ведь Сирия далеко?
  • Зачем нужны переговоры в Астане, если есть переговоры в Женеве?
  • Нужны ли переговоры в таком небольшом составе?
  • Какие выгоды получит Казахстан от этих переговоров конкретно?

На мой взгляд, на эти вопросы будет очень полезно ответить, чтобы зафиксировать интересную ситуацию во внешней политике Казахстана и в мировой политике.

Экскурс в историю

Но сначала небольшое отступление — относительно границ на Ближнем Востоке. Есть границы естественные, есть границы исторические, которые выработаны столетиями и поэтому их все уважают, а есть совсем другие границы. Их чертят на карте карандашом победители, исходя из своих интересов и не считаясь с мнением побежденных. Такие границы не сильно устойчивы. И именно такие границы были созданы на Ближнем Востоке в результате соглашения Сайкса-Пико 1916 года. Эти границы бывших османских владений были установлены для удовлетворения амбиций и потребностей Великобритании и Франции, а не народов, которые населяли регион. Потом после Второй мировой войны был создан Израиль, чьи войны с арабскими государствами также перекроили карту, оставив еще больше недовольных. Поэтому на Ближнем Востоке постоянно были попытки арабов как-то объединиться и изменить карту еще раз: Арабская федерация Ирака и Иордании 1958 года, Объединенная Арабская республика Сирии и Египта 1958−1971 годов, Федерация Арабских государств Египта, Ливии и Сирии 1972−1977 годов. При этом не учитывались интересы тех же курдов, которые, имея довольно большую численность, вообще не получили никакого государства. Фактически, на передел постколониальных границ работал как панарабизм, так и стремление евреев и курдов получить себе территорию.

Вторая проблема Ближнего Востока — это уход с политической арены баасизма. Баасизм на Ближнем Востоке играл практически такую же роль, как коммунизм в Евразии. Были опорные страны победившего баасизма — Ирак и Сирия, и были страны, где баасисты просто были одной из партий — в Алжире, Бахрейне, Египте, Иордании, Кувейте и других арабских странах. Как только он рухнул как по причине развала СССР, который его поддерживал, так и с окончанием режима Саддама Хусейна, то образовался идеологический вакуум. Этот идеологический вакуум был заполнен исламистами, которые во многом эксплуатируют те же лозунги, что и баасисты.

Третьей проблемой Ближнего Востока является вопрос компенсации и ответа ислама в регионе. Дело в том, что с развалом Османской империи и свержением султанов пост халифа даже в традиционно светском понятии остался пустым. После этого время колониальной оккупации, поражений от Израиля породили большой запрос на объединение части мусульманской уммы под предводительством какого-нибудь харизматичного человека, который объявит себя халифом и попытается снова повести мусульман к величию или хотя бы к отмщению.

Таким образом, сейчас переговоры по урегулированию в Сирии на самом деле не столько про саму Сирию, сколько про будущую конфигурацию Ближнего Востока в целом. А регион очень важен из-за того, что он находится близко к Европе, там много населения, там расположены святыни авраамических религий и существенные запасы нефти и газа. Именно поэтому там столько сторон конфликта, и далеко не все из них расположены в этом регионе — многие за его пределами, но все равно имеют того или иного рода союзников внутри Сирии.

Трудность для переговоров представляет еще и сам конфликт: он, во-первых, очень масштабный (миллионы беженцев, полмиллиона убитых), во-вторых, там идет раскол по этническим, племенным и религиозным границам, что сильно ожесточает, в-третьих, там часто используются диверсии против командиров противника. Получается, за стол переговоров должны сесть люди, которые отдавали приказы об убийстве друг друга.

К примеру, в переговорах принимает участие Мохаммед Аллуш, один из лидеров «Джейсул Ислам». Его брат Захран, который до него возглавлял «Джейсул Ислам», организовал 18 июля 2012 года взрыв около здания Службы безопасности Сирии, в котором погибли министр обороны Дауд Раджихи, его заместитель Асефа Шауката (муж сестры Башара Асада), помощник вице-президента и бывший министр обороны Хасан ат-Туркмани, директор управления национальной безопасности регионального отделения партии Баас Хишам Ихтияр. А в 2015 году армия Сирии ракетным ударом ликвидировала Захрана Аллуша и его заместителя. То есть в противостоянии уже играет фактор личной мести. И даже просто посадить этих людей за стол переговоров — уже большое достижение.

Переговоры в Женеве

Было бы неправильно говорить об Астанинских переговорах, не сказав о Женевских — ведь они являются их частью и дополнением.

Гражданская война в Сирии началась в 2011 году, а 30 июня в 2012 года в Женеве состоялась первая Международная конференция по урегулированию конфликта в Сирии, в которой приняли участие главы ООН и Лиги арабских государств (ЛАГ), министры иностранных дел России, США, Великобритании, Китая, Франции, Турции, Ирака, Кувейта, Катара и Евросоюза. Участники конференции сформировали «Группу действий» по Сирии. Сначала участники пришли к соглашению и подписанию «Женевского коммюнике» про создание коалиционного правительства, но потом часть переговорщиков захотела свержения Асада, и все на этом кончилось. Надо отметить, что сирийское правительство и оппозиция тут друг с другом в переговорах не участвовали.

Вторая конференция состоялась 22−31 января и 10−15 февраля 2014 года. Участниками были уже 40 государств, в том числе и все постоянные члены Совета Безопасности ООН. Но никаких договоренностей добиться не удалось.

Затем были две встречи в Вене: в октябре 2015 года и ноябре 2015 года. На первой встрече решили сохранить единую Сирию и ее государственные институты, уничтожить ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и другие террористические группы, власти и оппозиция должны были создать единое правительство, принять конституцию и провести выборы. На второй встрече договорились, что в течение шести месяцев власти и оппозиция Сирии должны определиться с формированием правительства национального единства, а в течение 18 месяцев в стране должны пройти выборы по новой конституции.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Знамя

Третья конференция в Женеве началась 29 октября 2016 года и завершилась 27 апреля 2016 года. Правда, на переговоры не получили приглашения курды, что сразу поставило их результаты под угрозу.

После длительного перерыва четвертая конференция прошла в Женеве с 23 февраля по 3 марта 2017 года. По итогам консультаций удалось лишь согласовать программу следующего раунда переговоров.

Надо отметить, что переговоры идут очень тяжело — косвенным показателем тут может быть то, что ООН сменила уже двух своих представителей — сначала Кофи Аннана, потом Лахдара Брахими, теперь процессом руководит Стаффан де Мистура.

В чем причины слабых результатов Женевских переговоров? Дело не только в общей ожесточенности конфликта, но и в том, что страны — посредники, а по сути, те силы, которые стоят за разными сторонами конфликта, не могут договориться друг с другом. Кому-то не нравится Иран, кому-то Саудовская Аравия, кому-то Турция, кому-то Россия, кому-то США и так далее. В общем, участников слишком много, чтобы они могли хоть как-то договориться, а не заниматься взаимными интригами. Поэтому тут была применена модифицированная тактика «салями», и из общего переговорного процесса выделилась часть — Астанинские переговоры.

Фактически, эти переговоры выделили часть стран (Россия, Иран, Турция, Иордания), которые сейчас находятся друг с другом в хороших отношениях и готовы договариваться. То есть Астанинские переговоры взяли на себя часть функций Женевских переговоров, что не так уж и много, а с другой стороны — не так уж и мало.

Астанинский процесс

Общую идею начать переговоры в Астане первым подал президент России Владимир Путин 16 декабря 2016 года. Однако в Астане до этого были уже встречи сирийских политических сил:

  • 25−27 мая 2015 года в Астане встречались отдельные группы сирийской оппозиции;
  • 2−4 октября 2015 года в Астане состоялась повторная встреча — к прежним переговорщикам добавились представители неправительственных организаций.
  • Дарья Антонова © ИА REGNUM

    Владимир Путин

Так что определенный опыт у Казахстана именно в этом вопросе был. Затем в процессе переговоров к Турции и России присоединились Иран в качестве участника процесса и США в качестве наблюдателя. Руководство Казахстана в кратчайшие сроки организовало переговорную площадку и пригласило всех, кто хотел пойти на переговоры.

23−24 января 2017 года в Астане состоялась первая Международная встреча по сирийскому урегулированию с участием представителей России, Турции, Ирана, США в роли наблюдателя, ООН, правительства и вооруженных оппозиционных группировок Сирии. Впервые с момента начала конфликта в 2011 году представители вооруженной оппозиции и правительства Асада сели в Астане за один стол переговоров. Результатами переговоров стали:

  • Россия, Турция и Иран подтвердили решимость совместно вести борьбу против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Джабхат Ан-Нусры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также проводить необходимую работу по их размежеванию от оппозиционных группировок, участвующих в переговорном процессе и не причисляемых странами-гарантами (но не правительством Башара Асада) к террористическим;
  • Также Россия, Турция и Иран приняли совместное заявление, где отмечается, что они будут добиваться сохранения режима прекращения огня путем использования своего влияния на соответствующие стороны и активно сотрудничать на Астанинской платформы для обсуждения конкретных вопросов;
  • Еще было принято решение о создании трехстороннего механизма по мониторингу и обеспечению полного соблюдения режима прекращения огня, предотвращению провокации и определению условий для присоединения к режиму прекращения огня.

Вторая встреча прошла 15−17 февраля. Во встрече приняли участие делегации правительства Сирии и вооруженной оппозиции, стран-гарантов режима прекращения огня — России, Турции и Ирана, а также Иордании, Организации Объединенных Наций, в качестве наблюдателей — США.

По итогам двухдневных переговоров страны — гаранты сообщили о согласовании положения о совместной оперативной группе по мониторингу режима прекращения боевых действий. Группа должна выполнять следующие задачи:

  • обеспечение размежевания групп вооруженной оппозиции от террористических организаций;
  • укрепление мер доверия для продвижения политического урегулирования сирийского конфликта;
  • проведение консультаций по вопросам соблюдения сторонами режима прекращения боевых действий;
  • расследование случаев нарушения резолюции 2254 Совета Безопасности ООН;
  • предотвращение эскалации насилия и содействие облегчению гуманитарной ситуации в Сирии.

Кроме того, на встрече достигнута договоренность о продолжении работы над документами по фиксации нарушений режима прекращения огня и районам, присоединившимся к перемирию.

14−15 марта 2017 года в столице Казахстана прошла третья Международная встреча по Сирии на высоком уровне в рамках Астанинского процесса. В переговорах приняли участие делегации стран — гарантов режима прекращения боевых действий — России, Турции и Ирана, а также представители ООН, Иордании, США, правительства Сирии. Вооруженная оппозиция отказалась участвовать во встрече, однако учитывая, что при поддержке стран-участников в Сирии действуют свои вооруженные группировки, то им придется считаться в той или иной степени с принятыми на встрече договоренностями.

По итогам двухдневных переговоров страны — гаранты приняли совместное заявление, в котором подтвердили свою приверженность укреплению режима прекращения боевых действий, особо отметили значение Астанинского процесса как дополняющего и укрепляющего Женевские переговоры под эгидой ООН, приветствовали их возобновление и продолжение 23 марта 2017 года.

Если говорить об уровне делегаций на переговорах в Астане (сведений о главе делегации Иордании в открытых источниках обнаружить не удалось), то их пока что представляли:

  • Постоянный представитель Сирийской Арабской Республики при ООН Башар аль-Джафари
  • Специальный представитель Президента Российской Федерации по Сирийскому урегулированию Александр Львович Лаврентьев
  • Заместитель министра иностранных дел Турции Седат Онал
  • Заместитель министра иностранных дел Ирана Хосейн Джабери Онсари
  • Специальный представитель Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффан де Мистура
  • Чрезвычайный и Полномочный Посол США в Казахстане Уильям Крол (в качестве наблюдателя)

Не менее важен состав участников от сирийской оппозиции. В переговорах принимали участие такие известные группировки, как (также принимали участие и более мелкие группы):

  • Организация «Джейсул Ислам» (Джейш аль-Ислам) — бывшая группировка Лива аль-Ислам, контролирует оазис Гута севернее Дамаска, салафиты, численность 12−25 тысяч человек
  • Дивизия «Султан Мурад» — организация сирийских туркоманов, расположена около Алеппо, численность около 1300 человек
  • Организация «Джейсул Идлиб» (Джейш аль-Идлиб) — состоит 3 трех отрядов, общей численностью 6 тысяч человек, базируется около города Идлиб
  • Организация «Фейлак Шам» (Фейлак аш-Шам) — это 19 мелких отрядов, общей численностью 4 тысяч человек, базируются в провинциях Алеппо, Идлиб, Хама и Хомс

То есть, в принципе, Астанинский процесс оказался по некоторым параметрам даже эффективней Женевского.

В чем польза для Казахстана?

Надо отметить, что в данном случае с рядом участников переговоров Казахстан не только имеет мощные связи, но и уже выступал для них в качестве посредника:

  • Для России Казахстан выступал посредником как в переговорах с Турцией, так и с Украиной, Францией и Германией накануне заключения Минских соглашений.
  • Для Турции Казахстан улаживал проблемы во взаимоотношениях с Россией — мирил Путина и Эрдогана.
  • Ирану Казахстан, при согласии МАГАТЭ, России и Запада, продавал уран (950 тонн желтого кека за 3 года) и плюс выступал одним из участников решения иранской ядерной проблемы

Таким образом, первая выгода от посредничества — это укрепление партнерства с уже действующими союзниками, что тоже очень важно. В будущем можно рассчитывать на ответные шаги.

Вторая важная выгода — это выполнение обязательств в рамках работы Казахстана непостоянным членом Совета Безопасности ООН. Раз было декларировано участие и помощь в разрешении конфликтов — это надо выполнять.

Третья выгода — чем больше Казахстан работает с Сирией, тем больше у него возможности получить оттуда важную информацию, касающуюся казахстанских граждан, которые там воют в рядах ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Джабхат ан-Нусры» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), да и в принципе вообще знать, что там делают потенциальные противники.

Ну и последнее по счету, но не последнее по важности — это получение опыта участия в большой международной политике. Как говорится, пусть это не очень честная игра, но это единственная игра в городе. В нее можно выиграть, можно проиграть, но если в нее не играть, то тебя вообще за достойную внимания страну не будут принимать. То есть если есть желание, чтобы Казахстан что-то значил на международной арене, придется во всем этом участвовать, формируя собственную внешнеполитическую культуру, структуры и опыт.

Заключение

Что можно сказать в заключении? По всей видимости, Астанинский переговорный процесс будет продолжаться, потому что в нем заинтересованы страны-гаранты и правительство Сирии как минимум. Стороны решили провести следующую встречу высокого уровня в Астане 3−4 мая 2017 года и договорились провести предварительные консультации на экспертном уровне в Тегеране 18−19 апреля 2017 года. Учитывая, как непросто вообще проходят переговоры по Сирии, можно констатировать определенные успехи.

К Астане и работе казахстанского министерства иностранных дел приковано внимание международных организаций и СМИ. Наверняка не останется незамеченной и остальная деятельность страны в Совете Безопасности ООН. Постепенно Казахстан становится все более опытным игроком во внешней политике, и это хорошо, потому что Большая игра не закончится никогда.

Марат Шибутов

Источник: regnum.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

837
Похожие новости
11 сентября 2017, 19:30
14 сентября 2017, 17:30
19 сентября 2017, 22:30
08 сентября 2017, 19:00
15 сентября 2017, 10:30
07 сентября 2017, 18:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
23 сентября 2017, 16:00
21 сентября 2017, 19:15
21 сентября 2017, 19:00
22 сентября 2017, 00:15
20 сентября 2017, 10:45
19 сентября 2017, 11:45
23 сентября 2017, 08:30