Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Зачем МИ-6 сербский президент?

Почему визит директора британской разведывательной службы МИ-6 к сербскому президенту вызывает подозрения?
Президент Сербии Александр Вучич ведет своеобразное дипломатическое наступление, поэтому приглашения, поездки, приемы, международные переговоры, совместные заявления для СМИ и пресс-релизы сыплются как из рога изобилия. Важные новости о международных мероприятиях сменяют одна другую, и за ними трудно уследить. И очередная встреча уже не становится сенсацией, если речь не идет о самых высокопоставленных государственных деятелях.
Неинформативное сообщение
И все же в этой череде визитов один привлек внимание общественности, но не потому, что особенно важен, а потому, что необычен. Президент Александр Вучич встретился с директором разведывательной службы Великобритании МИ-6 Алексом Янгером (Alex Younger), который приехал с официальным визитом в Сербию. Как сообщается, речь на встрече шла о сотрудничестве разведывательных служб двух стран. В донельзя кратком сообщении о встрече приводится только общий вывод, прозвучавший в конце беседы. Мы уже так привыкли к пространным объяснениям, звучащим на пресс-конференциях и дополняющим заявления участников встречи, включая самые мелкие детали. Но на этот раз пресс-служба президента обошлась всего одним единственным предложением: «Визит директора британской службы подтвердил тесное сотрудничество и дружбу между двумя государствами». И все. Этот визит адекватно не освещается в СМИ, поскольку писать просто не о чем, если не считать выводов, которые можно сделать, проведя собственный анализ.
В сотрудничестве разведывательных служб сегодня, в эпоху терроризма, нет ничего необычного. Речь идет об обмене информацией и получении новых знаний благодаря обмену опытом. Также возможно сотрудничество в конкретных операциях по борьбе с терроризмом или организованной преступностью. Тут нет ничего удивительного, поскольку сегодня информацией торгуют, как овощами на площади, и цену, как и на любом другом рынке, диктует спрос и предложение. Оплата, разумеется, осуществляется не деньгами, а производится по принципу «если сейчас у вас нет ничего интересного для нас, вы нам должны услугу». Но все это происходит на уровне служб разведки и безопасности, в среде профессионалов, или на уровне министерств. Сотрудничество и обмен конфиденциальными данными является деликатным делом, поэтому детально регламентирован законами и правилами. Однако когда глава спецслужбы наносит визит президенту другого государства, в этом есть нечто необычное.
Большинство представителей власти да и простых людей считают, что сотрудничество с такой мощной разведывательной службой — позитивное явление, и что оно действительно поспособствует укреплению дружбы между двумя народами. Царит убежденность, что глава британской спецслужбы не приехал бы с визитом просто так, и, по всей видимости, он привез нам в качестве подарка какую-то важную информацию, которая повысит безопасность Сербии. То есть этот визит может нас только радовать, но при условии, что речь действительно идет исключительно о сотрудничестве, хотя неафишируемые встречи всегда вызывают подозрение.
Кто приехал к нам с визитом?
Прежде чем делать какие-то поспешные выводы, стоит поподробнее узнать, кто же на самом деле нанес нам визит. К нам приехал директор, возможно, не самой мощной, но, несомненно, самой уважаемой спецслужбы мира. В свое время британцы были крупнейшей колониальной и имперской державой, и поэтому первыми осознали всю важность информации и начали искать пути к ее получению. Все разведывательные школы и разведки мира основаны на изначально британском учении и принципах. Остальные только адаптировали их к своим возможностям и потребностям. Поэтому только британцы остались хранителями подлинных принципов разведывательной работы, которыми другие часто пренебрегают, и тогда разгораются неприятные и болезненные шпионские скандалы, которые вредят международным отношениям.
Британцы давно переболели некоторыми «детскими болезнями» разведывательных служб еще тогда, когда осознали масштабы катастрофы, узнав, что сама служба пронизана иностранными агентами. Это случилось в далеком 1951 году, когда выяснилось, что несколько самых высокопоставленных руководителей МИ-6 во главе с Кимом Филби работают на КГБ. После этого с трудом найдется пример того, как кому-то удалось обвести их вокруг пальца. И даже можно сказать, что скорее самим британцам чаще удавалось проделывать это с остальными. Лишь иногда, слишком переоценивая свои возможности и недооценивая противника, у британцев случались мелкие проколы, как, например, скандал вокруг «шпионского камня» в Москве.
Тогда в поддельный камень была встроена электронная аппаратура, с помощью которой британские агенты получали инструкции и передавали данные (таким образом стремились избежать прямого контакта со шпионами, поскольку это опаснейший момент для разоблачения). Это изобретение было эпохальной новинкой, защищавшей шпионов, но в 2006 году русские ее раскрыли. Тогда выяснилось нечто, что имеет большое значение и для других государств, против которых ведется гибридная война, в том числе и для Сербии. В прямой контакт с этим «камнем» вступал и агент Марк До, который якобы занимался финансированием неправительственных организаций в России. Тогда, кроме технологического, было раскрыто и эпохальное оперативное новшество в планировании крупных разведывательных операций. Стало ясно, что западная идея о продвижении и финансировании неправительственных организаций используется в разведывательных и подрывных целях, и что главную роль в этом как в России, так и в некоторых других странах, играет разведка Великобритании. В Сербии тоже не раз отмечалось, что именно британцы и МИ-6 занимаются подрывной деятельностью такого типа.
Идея с использованием «шпионского камня» по всему миру окончательно была похоронена, ведь британцы недооценили уровень электронных возможностей России. И все же из этой истории можно сделать вывод, что британцы остались в авангарде шпионских новшеств (новых технических и оперативных идей). Конечно, было бы здорово, если бы подобная мощная разведка стала нашим другом и союзником, но, к сожалению, она была другом всех сербских врагов во времена конфликтов на территории бывшей СФРЮ.
Причины для визита
Если глава государства принимает у себя представителя иностранной разведки, будь он даже ее директор, то речь идет в большей степени о протокольной встрече, которая чаще всего бывает выражением благодарности за особый вклад в безопасность принимающей страны. Ни о каком особенном вкладе для Сербии, даже если он и был, в СМИ не упоминалось, и поэтому данный визит, конечно, необычен. Разумеется, никто в Сербии не верит, что весь разговор между президентом Вучичем и директором МИ-6 свелся к будущему сотрудничеству и дружественным отношениям. Должна быть веская причина, чтобы президент государства на официальном уровне беседовал с главой иностранной разведки. Конечно, этот визит предложили британцы, и глупо было бы отвергать подобное предложение. Истинную причину визита, несомненно, заключили в дипломатическую форму, но во время беседы она раскрылась и стала совершенно понятной и очевидной. И хотя власти потрудились, чтобы все осталось в тайне, предположить, о чем шла речь не так уж и трудно, как кажется на первый взгляд.
Если бы в центре внимания была информация, необходимая для безопасности Сербии, обмен данными или договоренности о совместной работе, то все ограничилось бы переговорами на уровне глав служб разведки и безопасности Сербии. Профессионалы беседовали бы с глазу на глаз. И тогда Янгер говорил бы с равными себе Братиславом Гашичем (Агентство информационной безопасности), генералом Петром Цветковичем (Агентство военной безопасности), полковником Зораном Стойковичем (Агентство военной разведки) и, вероятно, с кем-нибудь еще. Ведь если кто придает значение уровню переговоров и протоколу, так это британцы. Если они меняют уровень и глава иностранной разведывательной службы просит встречи с президентом страны, на то должны быть веские причины. Наиболее вероятно, что у британцев есть информация, касающаяся безопасности самого президента, и она настолько чувствительна, что никто другой не должен ее услышать. Кроме того, по-видимому, британцы сомневаются в профессионализме наших служб разведки и безопасности (сомневаются, что они тайно и точно передадут своему президенту то, что директор МИ-6 хочет довести до его сведения). Возможно и то, что после изменения Соединенными Штатами и Великобританией стратегии на Балканах, а также политики в отношении Сербии, они хотят повлиять на что-то, что находится в компетенции исключительно президента.
Штаб-квартира внешней разведки Великобритании MI6 в Лондоне.
Учитывая прежнее отношение англичан к Сербии и сербскому президенту, вряд ли глава МИ-6 поспешил бы сообщить нам, что безопасности Александра Вучича что-то угрожает. Что потенциальная угроза существует, нам известно и без англичан, и мы не очень уверены в том, что его безопасность вообще в интересах современной политики Великобритании на Балканах. Уже было много угроз и для сербов, и для сербских интересов, на которые британцы не обращали внимания, а некоторым даже сами этим угрозам способствовали. Также трудно поверить в то, что британцы откровенно выскажут сомнения в профессионализме наших спецслужб, хотя, как известно, наших сотрудников сферы безопасности подозревают в том, что они находятся под российским влиянием.
Итак, скорее всего, стоит поверить в то, что американская и британская стратегия на Балканах сочетаются друг с другом и связаны в единую систему, где одно изменение обуславливает другие. В таком случае Янгер действует по совместно разработанному плану, и его визит — очередная попытка (из целой серии) повлиять на сербского президента в вопросах текущей политики Сербии. А если не повлиять, то хотя бы поколебать его позицию и склонить к ее изменениям. Кто еще убедительнее может донести до Вучича, что нужно что-то менять, если не глава столь мощной разведывательной службы, которая пользуется всеобщим авторитетом. Ведь всем известно: если другие службы умеют предугадывать события на два года вперед, британцы знают даже то, что будет через пять лет.
Поэтому ближе всего к правде мысль о том, что визит Янгера — это не что иное, как применение «тяжелой артиллерии» в гибридной войне против Сербии. Цели известны: Сербия должна отказаться от военного нейтралитета, согласиться на вступление в НАТО и прервать все контакты с Россией. И «аргументы» Янгера как раз могут объяснить просьбу встретиться именно с президентом. Глава МИ-6 мог представить «ясные доказательства» того, что русские воспользуются нами в противостоянии с США на международной арене, а в итоге продадут нас или сделают бог знает что еще.
Британский стиль
Разумеется, англичанин не мог открыто угрожать. Это, скорее, свойственно американцам. Наглость и хамство не в британском стиле общения, но надменность и чувство превосходства англичанам свойственны. Никого в этом мире нельзя недооценивать, а здесь речь идет о МИ-6, и именно в этом кроется опасность данной встречи. Вряд ли решение о ней принималось впопыхах и необдуманно. Британцы хорошо продумали, и к кому обращаться, и что говорить, и, разумеется, то, что все должно выглядеть до крайней степени убедительно. И, возможно, на этом этапе натиска решено подорвать решимость сербских элит отстаивать нейтралитет и выстроить перед ними в будущем такие преграды, о которых пока известно только МИ-6. Так, давая «полезные советы из лучших побуждений», британцы заставили бы элиты сомневаться и ломать голову над дилеммой о том, что же в ближайшем будущем лучше для Сербии.
Искушения будут велики, и можно ожидать, от дипломатических попыток эти силы перейдут к вероломной клевете, дискредитации, шантажу и угрозам, а возможно, и к более жестоким действиям — таким, как убийства и покушения.
Можно ли верить британцам?
Если бы действия директора МИ-6 были искренними, он мог бы разъяснить нам многие болезненные для Сербии вопросы. Например, ему известно, насколько для Сербии важно выяснить, кто организовал покушение на Оливера Ивановича. Не так важно, кто его устранил: албанцы, иностранцы или сербские преступники, — сколько важно установить истину, чтобы предотвратить злоупотребления и манипуляции этим событием. Мало у какой разведки мира есть больше возможностей, чтобы все это выяснить. Известно, что британцы вместе с американцами, немцами и сотрудниками албанской разведки с самого начала участвовали в формировании системы безопасности террористической Армии освобождения Косово, а также занимались отбором кадров и подготовкой косовской спецслужбы КШИК. Англичане воспользовались возможностью и создали совершенную агентурную сеть, в которую вошли только профессионалы в разведывательном деле. Их отбирали, ориентируясь на их способности, а не на общее количество, и брали только тех, о ком точно знали: они будут занимать высокие посты в командовании и в правительстве Косово. Конечно, с ними до сих пор поддерживают связь и через них узнают все, что происходит в этом сербском регионе.
Англичане давно стали мастерами в проведении разведывательных операций, цель которых — смена политического строя, не соответствующего интересам Великобритании. На Балканах британцы занимались этим постоянно. Только недавно достоянием общественности стали доказательства того, что с помощью генерала Боривоя Мирковича они инициировали демонстрации 27 марта и путч 1941 года. Только недавно стало окончательно понятно, что после завершения войны они вели разведывательные операции вместе с американцами, чтобы создать из побежденных фашистских формирований собственные силы спецназначения для борьбы с коммунистическими странами. Англичан не смутило, что многие из привлекаемых ими людей совершили тяжкие военные преступления. Их разослали по разным странам мира и позволили жить нормальной жизнью и заниматься террористической деятельностью.
Также — для Сербии это особенно важно — британцы сохранили и поддержали движение усташей, смыслом которого была антисербская деятельность. Кто не верит, что все это так и есть, пусть прочтет исследование «Добро пожаловать, военные преступники» австралийского публициста Марко Аронса, который изучил ситуацию по этому вопросу в Австралии, где британцы играли первую скрипку, как и в других странах Содружества. О британских грязных разведывательных операциях во время гражданской войны на территории бывшей Югославии не стоит и говорить, потому что в Сербии все об этом хорошо знают. Многое можно рассказать и об их попытках дестабилизировать Сербию в тот период.
Как теперь, после такого длительного периода откровенной и вероломной деструктивной и подрывной деятельности разведки Великобритании против сербов и сербских интересов на Балканах, все это перечеркнуть в памяти и распознать добрые намерения директора МИ-6 Алекса Янгера в отношении Сербии, принять его как истинного друга, которого мы по своей недальновидности не замечали? Как поверить в его утверждения о негативном российском влиянии, которое нужно устранить, хотя от России мы всегда видели только хорошее и никогда ничего плохого? Нет серба, который не хотел бы хороших, корректных и даже дружественных отношений с англичанами, учитывая их значимость и влияние в мире. Но не найти сегодня и тех, кто легко поверил бы в их рассказы о лучших побуждениях.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

497
Похожие новости
17 июня 2018, 21:00
19 июня 2018, 08:45
18 июня 2018, 13:30
17 июня 2018, 18:15
18 июня 2018, 08:00
18 июня 2018, 02:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 июня 2018, 10:30
14 июня 2018, 02:15
15 июня 2018, 14:00
13 июня 2018, 17:30
12 июня 2018, 14:30
15 июня 2018, 22:15
16 июня 2018, 19:45