Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Запад не выучил самые важные уроки усиления и падения ИГ

Езиды, бегущие в горы Синджара после угрозы прорыва ИГ у Мосула.
Автору всегда приятно обнаружить, что у него и в далёких землях есть читатели. А потому было удивительно, но приятно увидеть французский перевод книги, которую я назвал «Возвращение джихадистов», брошенную боевиками ИГ* вместе с поясами смертников и самодельными взрывными устройствами, когда они оставляли последний свой анклав в провинции Дейр-эз-Зор на востоке Сирии.
Книга была написана в 2014 году, когда после захвата Мосула группировка находилась на гребне волны успеха, и стремительно оперировала по территориям западного Ирака и восточной Сирии. Я описал её победы и попытался объяснить, как фактически из ниоткуда возникло это движение и потрясло мир установлением Исламского Государства*, организации, которая во время своего расцвета правила 8 миллионами людей и раскинулась от пригородов Багдада до Средиземного моря.
Обложка книги Le Retour des Djihadistes («Возвращение джихадистов») была поставлена в твит Квентином Соммервилем, бесстрашным корреспондентом «Би-би-си» на Ближнем Востоке, который путешествует по пустыне Дейр-эз-Зор и сообщает о том, что может оказаться последними боями, которые вела группировка. Предположительно книга, принадлежала франкоязычному боевику: многие добровольцы прибыли из Туниса, Алжира и Марокко, равно как и из самой Франции, и теперь, возможно, попали в ловушку в этом уголке Сирии.
Но действительно ли это последний раунд для группировки? ИГ больше не контролирует территорию, но не будет ли оно продолжать жить, как идеология, вдохновляющая фанатичных приверженцев, которые будут стремиться снова восстать? Они знают, что США ошиблись, заявив, что аль-Каида в Ираке, предшественница ИГ, умерла и похоронена в 2007-2008 годах. ИГ надеется повторить воскресение из мёртвых, подождав, пока многие их враги ослабят давление и рассорятся.
В книге, найденной в Дейр-эз-Зоре, была попытка объяснить, как группировка избежала решающего поражения в прошлый раз, так что боевик ИГ мог заинтересоваться ей в надежде выяснить, как его движение могло бы выжить сегодня. Я писал, что аль-Каида в Ираке никогда не была настолько мертва, как представляли: у меня есть друзья в среде иракского бизнеса, которые были вынуждены платить ей за защиту в Мосуле даже в самые неудачные для неё дни. Печально, что иракская армия занималась рэкетом с целью получения денег и имела «батальоны-призраки», на которые отчислялись деньги для не существовавших солдат, а топливо и снаряжение продавались мошенниками-офицерами. Я думал, что иракские политики преувеличивали, когда они говорили мне, что армия вовсе не собиралась сражаться, но как раз они и оказались правы.
Самым важным фактором, вновь открывшим двери для ИГ, была гражданская война в Сирии, где вооружённая оппозиция быстро попала под власть джихадистов, направляемых закалёнными в боях полевыми командирами, отправленными аль-Каидой в Ирак. Хорошо организованные фанатики, жаждущие погибнуть за своё дело и опытные в ведении военных действий, всегда будут доминировать среди своих, когда идут серьёзные бои. Я представил террористов ИГ как исламскую версию Красных Кхмеров, и подобно своим камбоджийским коллегам они систематически совершали зверства с целью терроризировать и деморализовать своих противников.
Может ли это случиться снова или мы наблюдаем завершающую главу кошмара ИГ, как группировки, загнанной в угол в Сирии и выталкиваемой в пустынные районы Ирака? Возможно, они выживут в небольшом количестве, это зависит от того, какие человеческие и материальные ресурсы они хранят в своих убежищах. Оккупирующая армия почти неизменно отчуждает местное население, и возрожденный ИГ, возможно, сможет этим воспользоваться. Их дикая репутация была такова, что они могли создать впечатление, что всё ещё ведут свои дела, проводя немногие ограниченные нападения.
Я был в Багдаде в прошлом году, когда происходили жуткие убийства и похищения людей на главной дороге к северу от Киркука. Это были булавочные уколы в сравнении с массовыми убийствами 2014 году, но их было достаточно, чтобы вызвать крайнюю нервозность в столице, где люди с настоящим ужасом говорили о возрождении ИГ.
Я не верю, что это снова произойдёт, поскольку ИГ больше не обладает преимуществом внезапности, как это было в прошлом. Неожиданность в 2014-м была больше, чем должна была бы быть, поскольку группировка побеждала в локальных сражениях и на некоторое время захватывала территории. В 2013 году я полагал лидера ИГ Абу Бакра аль-Багдади самым независимым на Ближнем Востоке человеком. Но последствия неожиданного появления ИГ пять лет назад таково, что никто не должен больше их недооценивать. Иракская армия сегодня весьма отлична от старой и вновь заняла Мосул после ожесточенного сопротивления террористов.
Группировка способна, и, вероятно, обратится к партизанской войне и эпизодическим террористическим нападениям, чтобы продемонстрировать, что она всё ещё остаётся врагом, которого надо бояться. Картины поясов смертников с начинкой из шариков от подшипников из Дейр-эз-Зор демонстрируют, что самоподрывы остаются существенной частью их тактики. Но у ИГ больше нет ресурсов хорошо организованного Исламского Государства, чтобы вербовать, тренировать и финансировать взрывников-самоубийц в серьёзных масштабах.
Вторжение в северо-восточную Сирию Турции, которая объявила террористами курдских солдат YPG, при американской поддержке сражающихся против ИГ, могло ослабить давление на джихадистов. Ещё одна опасность в том, что бывшие боевики ИГ и аль-Каиды будут поглощены арабскими ополченческими подразделениями, союзными Турции, которая уже проводит этнические чистки курдов и езидов в сирийской провинции Африн, где большинство составляют курды; в пошлом году её захватили турецкие войска.
Правительства по большей части осознали угрозу, представляемую ИГ и не собираются позволить группировке снова поднять голову. Но, весьма существенно, что за прошедшие два года правительства США, Соединённого Королевства и их союзников ничему не научились после своих катастрофических действий на Ближнем Востоке и в Северной Африке, что и открыло двери для ИГ. За этот период они вновь и вновь объявляли диктаторами и нелегитимными авторитетных национальных руководителей — Саддама Хуссейна, Муаммара Каддафи, Башара аль-Асада — и наоборот, поддерживали теневые оппозиционные фигуры, с которые вели себя дружелюбно, как с истинными представителями тех стран.
Результат неизменно оказывался катастрофическим: в июле 2011 года, если взять лишь один пример, британское правительство объявило, что признаёт совет мятежников в Ливии единственной правительственной властью. Но мятежники, как оказалось, не обладали почти никакой реальной властью, кроме поддержки альянса НАТО, что делало неизбежным коллапс Ливии после Каддафи и сваливания страны в преступную анархию.
Так и в Венесуэле на этой неделе, когда США наряду с Соединённым Королевством, Канадой и группой южно-американских государств объявили, что оппозиционный лидер Хуан Гуайдо — законный представитель страны, а вовсе не президент Мадуро.
Министр иностранных дел Соединённого Королевства Джереми Хант заявил, что ранее малоизвестный Гуайдо — тот самый человек, который поведёт страну вперёд, хотя нет никаких причин так считать. Наоборот, мы наблюдаем тот же неприкрытый имперский размах, производящий несостоявшиеся государства и хаос, который принёс беды Афганистану, Ираку, Ливии и Йемену. Ужасный урок усиления и падения ИГ практически ничему не научил руководителей в Вашингтоне и Лондоне.
Примечание:
* — группировка, запрещённая в РФ.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
287
Похожие новости
15 февраля 2019, 10:45
21 февраля 2019, 15:00
19 февраля 2019, 15:30
21 февраля 2019, 12:15
20 февраля 2019, 13:45
20 февраля 2019, 16:30
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
17 февраля 2019, 13:30
15 февраля 2019, 02:45
16 февраля 2019, 14:45
20 февраля 2019, 03:00
18 февраля 2019, 20:15
15 февраля 2019, 16:45
16 февраля 2019, 14:45