Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Западные лоббисты на службе аравийских монархий

Владислав СеньковичК.э.н., специалист по торгово-экономическим вопросам сотрудничества России с арабскими странами, эксперт РСМД

Фото:
REUTERS/Faisal Al Nasser

Аравийские монархии ставят все более амбициозные задачи продвижения национальных интересов за рубежом. Они стремятся донести свою трактовку событий и происходящих процессов до политического истеблишмента США и Западной Европы, поскольку от них во многом зависит судьба ряда региональных вопросов. Для оказания влияния на принимаемые решения монархии обращаются к услугам профессиональных посредников — лоббистов.


Лоббирование — один из инструментов «мягкой силы», которым пользуются аравийские монархии [1] наряду с политико-дипломатическими усилиями и доведением до общественности своего видения через крупные СМИ, такие как Al-Jazeera и Al-Arabiya. Аравийские монархии конкурируют с Ираном и Израилем за влияние на политический истеблишмент США и Западной Европы.


Эта борьба была активизирована после подписания в июле 2015 г. соглашения, предусматривающего свертывание иранской ядерной программы и отмену международных санкций. Власти монархий, особенно чиновники Саудовской Аравии, опасаются ослабления отношений с США и странами Западной Европы, которые укрепляют связи с Ираном, соперником королевства в регионе Большого Ближнего Востока. В дополнение к традиционной дипломатии монархии доводят свои соображения до влиятельных лиц на Западе через лоббирование, причем как политических, так и корпоративных интересов.

Что такое лоббирование?

В самом общем виде лоббирование представляет собой предпринимаемые группами интересов усилия, направленные на оказание влияния на политические решения властей. Лоббисты применяют разные методы и способы воздействия на лиц, принимающих решения, и других авторитетных людей с целью получения нужного результата. Спонсоры предоставляют контракты, гранты, приглашают на работу бывших госслужащих. Используется широкий диапазон тактик: письма, встречи, парламентские запросы, общественные обсуждения, научные, политические и экономические доклады.


В США и Западной Европе сохраняются свои особенности для лоббистской деятельности. Если в США она узаконена, и в этой стране официально работает около 10 тыс. лоббистских фирм, то в ЕС регулируется деятельность не лоббистов, а чиновников. В EU Transparency Register добровольно зарегистрировалось только 7908 организаций, в то время как большинство лоббистов предпочли остаться в тени.


Затраты на лоббирование едва ли поддаются измерению из-за скрытой природы таких отношений, в результате чего отсутствуют достоверные статистические данные. Их размер зависит от сложности вопроса, продолжительности оказываемых услуг и т.д. Экспертные оценки варьируются от сотен миллионов до нескольких миллиардов долларов США.


Кто лоббирует непосредственно аравийские интересы? — Список, по сути, традиционный: деловые советы/клубы, транснациональные корпорации, консалтинговые фирмы, аналитические центры, промышленные компании и другие структуры. В лоббирование могут быть вовлечены даже спортивные ассоциации и клубы. Лоббисты выступают с инициативами, стремясь повлиять скорее на должностных лиц, нежели на общественное мнение.

Лоббирование в США

Вашингтон, проявляя самостоятельность во внешней политике, может проигнорировать позицию той или иной аравийской страны при решении региональных проблем. Понимая, что после широкой добычи сланцевой нефти рычаги давления на США могут ослабнуть [2], аравийские монархии заинтересованы в широком продвижении своего положительного образа в истеблишменте и СМИ.


Аравийские монархии прибегают к услугам профессиональных посредников, взаимодействующих с органами власти. Наибольший интерес к лоббированию проявляет Саудовская Аравия, на которую работает более 20 юридических и лоббистских организаций. Для привлечения сторонников среди конгрессменов из Демократической партии Саудовская Аравия и Катар наняли фирму Patton Boggs, а из Республиканской на саудитов трудится Loeffler Group, возглавляемая Томасом Лоффлером, давним соратником Джона Маккейна.



Налаживанию отношений с членами Конгресса способствуют компании, работающие с саудитами — ExxonMobil, Chevron, Koch Industries и др. Дружественные конгрессмены необходимы для продвижения американо-саудовского энергетического сотрудничества, давления на Иран, обеспечения поставок оружия сирийским оппозиционерам и т.д.


Qorvis Communications уже несколько лет занимается продвижением в медиа-сфере положительного имиджа Саудовской Аравии и Бахрейна. Дополнительно правительство Саудовской Аравии в марте 2015 г. наняло для посольства королевства в Вашингтоне Pillsbury Winthrop Show Pittman, которое предоставляет юридические услуги и обеспечивает общественное представительство перед Конгрессом и администрацией Б. Обамы, а также DLA Piper, Targeted Victory и Zignal Labs для оказания посольству королевства в США консультационных услуг и мониторинга медиа. В сентябре 2015 г. саудовское правительство подписало соглашения с крупной PR-компанией Edelman и лоббистской фирмой Podesta Group, главным сборщиком средств для президентской кампании Хиллари Клинтон.


Используя потенциал влиятельных исследовательских структур, правители Саудовской Аравии привлекли государственную нефтяную компанию Saudi Aramco к финансированию крупных американских политических групп — Атлантического совета, Аналитического центра по вопросам внешней политики, Американского института нефти, Clinton Foundation и др.


Правительство Катара финансово поддерживает деятельность Брукингского института, одного из важнейших аналитических центров США, специализирующихся в т.ч. на вопросах внешней политики и мировой экономики. После подписания в 2012 г. соответствующего соглашения, по которому катарская сторона в течение четырех лет выплатит $14,8 млн, глава МИД Катара сообщил, что «центр внесет свой вклад в отражение яркого образа Катара в международных СМИ, особенно американских».


Представители института и правительства Катара регулярно обсуждают деятельность института и его бюджет, а бывший премьер-министр Катара даже входит в консультативный совет центра. Наиболее яркий пример лоббистской деятельности в интересах катарской стороны — провал палестино-израильских переговоров, за проведение которых отвечал вице-президент и директор по внешней политике Брукингского института Мартин Индик.


Власти другой монархии — ОАЭ — пополняют бюджет Центра стратегических и международных исследований. Авторитетные специалисты получают вознаграждение за статьи, выступления с «правильным» изображением монархии. Через проекты этого аналитического центра они оказывали влияние на мнение членов Конгресса и тем самым создали условия для должностных лиц для продажи своему аравийскому союзнику контроля над терминалами в ряде портов в США. В результате, эмиратская

Gulftainer открыла терминал в порту Канаверал во Флориде, став первой арабской компанией, которой разрешено быть оператором в американском порту.


Интересы монархий могут и пересекаться. Например, Outlook Energy Investments LLC из Абу-Даби заплатила $6,1 млн Camstoll Group для акцентирования в американских СМИ роли Катара в деятельности Хамас и поддержке других суннитских исламистов, что позволило правящей семье ОАЭ оставаться в тени.


В свою очередь, посольство Катара в Вашингтоне обратилось к услугам Mercury Public Affairs и Levick Strategic Communications для прекращения обвинений официальными лицами США в поддержке катарской стороной исламистских групп на Ближнем Востоке. В частности, от Mercury требуется продвижение катарско-американских отношений через встречи с конгрессменами, представителями аналитических центров и других организаций. Положительный имидж Катар готов подкрепить щедрым инвестированием в США.


Однако в ближневосточных вопросах наиболее значимыми лоббистами аравийских монархий выступают не столько национальные посольства, общественные организации и даже не бизнес-структуры. Это союзники США в Европе — Великобритания и Франция.

Европейская практика

Аравийское лобби в Париже и Лондоне значительнее, чем может показаться на первый взгляд. Миллиардные инвестиционные потоки [3] из стран Залива влияют на ближневосточную политику Франции и Великобритании, которые смотрят на многие процессы в этом регионе через призму своих аравийских партнеров. Обе страны — ядерные державы, постоянные члены Совбеза ООН, где имеют право вето, обе имеют влияние в ЕС и НАТО, а также традиционно активны на Ближнем Востоке.


Во время экономического кризиса европейские страны особенно нуждались в привлечении иностранного капитала. Наиболее заметно этим воспользовался Катар, инвестировавший не один десяток миллиардов долларов США через подконтрольную правящей династии Аль Тани Qatar Investment Authority в финансовый сектор, СМИ, элитную недвижимость, нефтехимию и т.д. Франции [4], Великобритании и других стран ЕС, что укрепило отношения между элитами Катара, Франции и Великобритании, а значит, позволит катарской стороне оказывать давление в течение продолжительного периода.


Париж — наиболее верный партнер Дохи. У главы Катара шейха Хамада бин Халифы ат-Тани были дружеские отношения с бывшим президентом Франции Николя Саркози, что проявилось во время их совместного участия в ливийской войне и свержения М.Каддафи, с которым у Дохи были сложные отношения. По словам главы ФИФА Зеппа Блаттера, Николя Саркози и бывший федеральный президент Германии Кристиан Вульф повлияли на выбор Катара как страны-хозяйки Чемпионата мира по футболу 2022. По всей вероятности, доброй службой Катару Николя Саркози заслужил щедрое предложение от Qatar Investment Authority на сумму 3 млн евро в год за управление инвестициями в Европе.


Отличные отношения поддерживаются и с нынешним главой Франции Франсуа Олландом. Не исключено, что, желая сделать реверанс перед Дохой, Ф. Олланд поспешил заявить об отсутствии политического будущего сирийского президента Б. Асада, союзника Ирана. Одним из проектов, который, по мнению Дохи, не может быть реализован из-за Б. Асада — строительство газопровода, проходящего через Сирию в Турцию.


Если напрямую с властью предержащими выстроить отношения не получается, то один из наиболее эффективных методов приблизиться к властным кругам — пригласить на работу бывших политиков или иных персон, имеющих связи и влияние на уполномоченных лиц. Например, бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр занимает должность советника Mubadala Development Company, суверенного фонда Абу-Даби, в управлении которого имеются активы стоимостью около 42 млрд фунтов. Фонд возглавляет наследный принц Абу-Даби Мохаммед аль-Нахайян.


Пример лоббирования деловых интересов фонда — переговоры Тони Блэра с коммерческим секретарем казначейства Великобритании лордом Дейгтоном в июле 2013 г. Речь шла о строительстве Abu Dhabi United Group 6 000 объектов недвижимости в Манчестере с привлечением 1 млрд фунтов для инвестирования. Впоследствии лорд Дейгтон объявил о партнерстве Abu Dhabi United Group и администрации Манчестера. Одновременно Тони Блэр имеет контракт на предоставление консультационных и брокерских услуг с нефтяной компанией PetroSaudi, близкой к королевской семье Саудовской Аравии.


Налаживание и развитие контактов осуществляется и по линии благотворительности. Например, Чери Блэр оказала содействие в организации встречи с Хиллари Клинтон катарской шейхе Мозе, основателю и патрону Shafallah Centre for Children with Special Needs в Дохе.


Аравийское лобби предпочитает влиять на тех немногих, кто имеет реальный вес при принятии решения. Формированию общественного мнения на Западе пока уделяется второстепенное внимание. Хотя после отказа Германии и Швеции поставлять вооружение Саудовской Аравии под давлением общественного мнения наверняка монархии уделят больше внимания этому направлению. В странах Западной Европы как таковые диаспоры из аравийских монархий крайне малочисленны, потому в целях оказания влияния на общественное мнение могут использоваться влиятельные средства массового распространения информации и такие организации, как Союз исламских организаций Франции и пр.


Крупные международные мероприятия — Чемпионат мира по футболу 2022, этапы Формулы-1 и т.д. — проводятся во многом ради продвижения положительного облика страны-хозяйки, демонстрируя ее как современного, развитого члена международного сообщества.


В арабских монархиях Персидского залива ежегодно проводятся как минимум 300 деловых мероприятий, которые посещают высокопоставленные люди и «на полях» которых обсуждаются не только корпоративные вопросы. В них принимают участие представители властной элиты и ведущие бизнесмены западных стран.

***

Аравийские монархии заинтересованы в сохранении стратегического союза с США, Великобританией, Францией, обеспечивающих безопасность правящих элит Залива перед растущей внутренней и внешней угрозой. Аравийские власти продвигают внешнеполитические и корпоративные интересы по политическим, дипломатическим, военным, разведывательным и деловым каналам, прибегают к услугам профессиональных посредников, имеющих доступ к власть предержащим на Западе.


Аравийские монархии добились успехов на этом поприще, чему свидетельствуют примеры последних лет:


1. Поддерживая антиправительственные выступления в Ливии и Сирии, западные политики демонстративно проигнорировали подавление интервенционным корпусом ССАГПЗ шиитских волнений на Бахрейне. Информационно-пропагандистское обеспечение такой реакции Запада предоставили фирмы, оказавшие PR-поддержку правительству Бахрейна: Bell Pottinger, Meade Hall&Associates, G3, Big Tent, Protection Group International, Dragon Associates, M&C Saatchi, услуги которых обошлись минимум в 32,5 млн долл. США.


2. В отличие от сирийской ситуации в Йемене власти Саудовской Аравии поддерживают дружественного им президента страны Абд Раббо Мансура Хади и бомбят позиции оппозиционных ему хуситов.

Примечательно, что саудовская военная операция при поддержке других монархий в Йемене не вызывает осуждения на Западе, а ее основного исполнителя — Саудовскую Аравию — не спешат называть «страной-агрессором».


3. Западные политики не критикуют монархии за участие их подданных в террористических организациях в Ливии, Сирии, Ираке, поскольку понимают, что отъезд радикальных исламистов в зоны боевых действий способствует стабильности правящих элит аравийских монархий.


4. Крупные политические деятели западного мира не обращают пристального внимания на притеснения прав женщин, иностранных рабочих, христиан, иудеев, а также представителей сексуальных меньшинств в ряде аравийских монархий. Крупные международные СМИ представляют мировому сообществу арабские страны Персидского залива как надежных партнеров западных стран в борьбе с терроризмом, несмотря на финансирование некоторыми аравийскими фондами террористических организаций.


Одновременно не все интересы монархий могут быть продвинуты на Западе. Несмотря на негативное отношение Эр-Рияда к Тегерану, давление на Иран ослабевает. Многомиллионные траты на демонизацию президента Сирии Башара Асада не привели к его свержению. Можно вспомнить антиизраильские выступления и многое другое. Список неудач будет не меньше перечня достижений. А значит, аравийское лобби не всемогуще, и ему реально противодействовать.


Тем не менее перспектива получения политико-экономического эффекта стимулирует аравийские монархии к финансированию лоббистской деятельности, которая, вне всякого сомнения, будет продолжена. Приведенные примеры — только видимая часть айсберга. В подавляющем большинстве случаев роль лоббистов остается незамеченной.


Стоит ли России опасаться аравийского лоббирования, например, на запрет поставок в ЕС российских энергоносителей или ограничения деятельности антитеррористической коалиции с участием нашей страны? Не стоит, но игнорировать этот фактор недальновидно. Как показывает практика, продвижение интересов — результат эгоистичных действий отдельных личностей. Лоббирование — полезный инструмент «мягкой силы», но не более. Без политической подоплеки уровень принятия решений останется невысоким. Для эффективности российской внешней политики необходимо постоянно действовать на опережение, используя все возможные каналы для большей субстантивности сотрудничества России с Западом.

1. Саудовская Аравия, Катар, ОАЭ, Кувейт, Оман и Бахрейн

2. Хотя связи между правящей элитой аравийских монархий, руководством США и главами ведущих американских нефтегазовых компаний остаются.

3. По данным ООН, в 2014 г. в новые проекты в Европе из стран Западной Азии (арабские ближневосточные страны, включая аравийские монархии, и Турция) привлечено около 4,8 млрд. долл. США. См.подр.: http://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2015_en.pdf с.68

4. Например, Катарские инвестиции привлечены в такие французские компании, как Total, Vinci, LVMH, Veolia and Lagardère, футбольный клуб PSG, в ряд объектов элитной недвижимости в Париже и французской Ривьере. Лоббистскую поддержку Катару в правящей элите Франции оказывают энергетические и военно-промышленные компании — Total, Dassault Aviation и др.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

752
Похожие новости
22 августа 2017, 09:01
20 августа 2017, 07:01
21 августа 2017, 15:30
18 августа 2017, 20:00
22 августа 2017, 06:30
22 августа 2017, 09:01
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 07:33
18 августа 2017, 07:45
17 августа 2017, 14:00
21 августа 2017, 15:30
19 августа 2017, 08:30
18 августа 2017, 13:00
19 августа 2017, 16:30