Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Западу не следует начинать новую холодную войну с Россией

Придя к власти, президент Дональд Трамп начал хвалить российского руководителя Владимира Путина и выступать за улучшение отношений между Москвой и Вашингтоном. Год спустя он удивил даже своих помощников, поздравив Путина с переизбранием и предложив провести российско-американскую встречу в верхах.
В столицах Америки, Европы и России дуют холодные политические ветры. Идут разговоры о новой холодной войне, а стороны высылают из своих стран дипломатов. На Западе даже звучат намеки на начало войны, НАТО судорожно размышляет о европейской обороноспособности (которая слаба), а США направляют на континент дополнительные войска (как обычно).
Президент Трамп в основном молча наблюдает за тем, как медленно разрушаются двусторонние отношения, демонстрируя свою полную бесполезность для американской внешней политики. Так, он разрешил Госдепартаменту объявить об очередной высылке российских дипломатов. Внутренний инстинкт у Трампа, говорящий о пользе хороших отношений, вполне правильный, но для политики его личное мнение, по всей видимости, не имеет особого значения. Все может измениться, если он самоутвердится в отношениях с новым госсекретарем и советником по национальной безопасности. Но оба они настроены весьма агрессивно и не проявляют особой заинтересованности в разрядке с Москвой.
Но несмотря на такую дипломатическую спираль, новой холодной войны нет. Как не будет и горячей войны, если только Вашингтон не спровоцирует конфронтацию, проводя все более интервенционистскую и агрессивную внешнюю политику в тех областях, которые Россия считает жизненно важными для себя.
Сегодня отсутствует первый и, пожалуй, самый важный составной элемент холодной войны: идеологическое соперничество. Америка по-прежнему ведет себя агрессивно на международной арене, преисполнившись решимости преобразовать мир по своему образу и подобию, или как минимум в своих интересах. Безусловно, вторжение в Ирак, государственное строительство в Афганистане, война в Ливии и пагубное вмешательство в Сирии окончились полным провалом и даже настоящей катастрофой. Тем не менее, правящую элиту в Вашингтоне это ничему пока не научило.
В отличие от нее Владимир Путин явно усвоил уроки распада Советского Союза. Он не коммунист, а скорее прагматичный авторитарный правитель. У него гораздо более традиционные устремления, как у царей и у Российской империи. Его правительство больше всего жаждет сохранить контроль, обеспечить соблюдение российских интересов и безопасность государственных границ.
Путинизм — это не мировоззрение. Это просто традиционный самовластный национализм. Даже те люди на Западе, которые вроде бы восхищаются им (это реакционные консерваторы, фанатичные националисты и поклонники авторитарного правления), больше увлечены его методами руководства, нежели его личностью. В мире нет путинской версии Коминтерна, нет международного путинского революционного движения, стремящегося к завоеванию всего мира. Путин думает о мире лишь в той мере, в какой это затрагивает интересы России.
Во-вторых, внешняя политика России по сути своей консервативная и сдержанная, хотя и не пацифистская. (Напротив, внешняя политика США отличается несдержанностью и откровенным милитаризмом.) Таким подходом объясняются конфликты в Грузии и на Украине, а также попытки повлиять на выборы в Америке и Европе. Соединенные Штаты видят в экспансии НАТО и в ее приближении к российским границам естественную эволюцию мирового американского господства. Москва же видит угрозу собственной безопасности в попытках включить Украину в Североатлантический альянс, который был создан для сдерживания России. Вашингтон думал бы точно так же, если бы Мексика решила вступить в Варшавский договор. По мнению американцев, Москва сильно преувеличивает эту опасность — ведь идея о нападении европейцев на Россию похожа на сценарий из фильма в жанре фэнтези. Но США не подвергались многочисленным нападениям со стороны европейских соседей, в отличие от России.
Более того, Путин и многие россияне считают, что Запад нарушил свое обязательство не продвигать трансатлантический альянс на восток. Наверное, президенты Джордж Буш-старший и Билл Клинтон просто способствовали тому, чтобы правительства Горбачева и Ельцина поверили в то, что им было нужно. Но рассекреченные недавно дипломатические документы помогают понять возмущение и гнев Москвы. К этому можно добавить расчленение Сербии, у которой издавна существовали прочные связи с Россией, и «цветные революции», всегда наносившие ущерб Москве. Опять же, можно себе представить реакцию американских политиков на действия Владимира Путина, если бы Россия поддержала уличный путч против демократически избранного и проамериканского президента в Мехико. Я говорю это не в оправдание реакции Москвы, а чтобы объяснить суть происходящего.
Путин хочет ослабить и внести раскол в те страны, которые напрямую угрожают России (как это ни парадоксально, но он своими действиями только сплотил капризный трансатлантический альянс). Он также хочет не допустить вступления Грузии и Украины в НАТО (в этом он добился более существенных результатов). Как это ни странно, но в первые годы пребывания у власти он не проявлял никакой враждебности по отношению к Западу. Скорее, он казался типичным, циничным и искушенным офицером КГБ, стремящимся навести порядок в стране и укрепить ее международные позиции. На его взгляд, во внешней политике России нет ничего личного, это просто бизнес.

Даже сирийская авантюра Путина указывает на пределы его амбиций. Он поддержал своего давнего союзника, стремясь предотвратить очередное агрессивное наступление США. Москва отнюдь не стремится к господству на Ближнем Востоке, а просто хочет сохранить для себя небольшую роль в этом регионе, где издавна господствует Америка, создавшая альянс с Израилем, Иорданией, Египтом и странами Персидского залива. Только надменным вашингтонским политикам, которые методами военного вмешательства свергли законные правительства в трех ближневосточных странах и выступили за вторжение в четвертую страну, хватило наглости обвинять Россию в агрессивных замыслах, хотя та просто поддержала признанное правительство в одной из таких стран.
В-третьих, мир больше не является биполярным. Уровень экономического развития и благосостояния в Китае и Евросоюзе приближается к американскому, хотя американцы до сих пор богаче, и до прихода администрации Трампа были главной движущей силой в мировой экономической политике. Пекин создает мощную армию, да и европейцы способны сделать то же самое, в любом виде, в каком только пожелают. Индия тоже выходит в центр сцены, и в перспективе ее ждут практически безграничные возможности.
В общем и целом европейцы заняли сторону Америки, в то время как Китайская Народная Республика поддерживает Россию. Но это разделение носит намного более сложный характер, чем в годы холодной войны. Некоторые европейские государства выступают против антироссийских санкций, которые вводятся по инициативе США, а также против других американских инициатив. А КНР и Россия являются друзьями по необходимости, ибо их сближает враждебное отношение Вашингтона. В таком альянсе (если это можно назвать альянсом) будет мало проку, если он подвергнется серьезным испытаниям. Нет никакой «империи зла», как президент Рональд Рейган когда-то называл Советский Союз и его сателлитов.
В-четвертых, между Вашингтоном и Москвой нет серьезных конфликтов. Нет спорных территорий, нет жизненно важных регионов, захваченных противоположной стороной. Ни Россия, ни США не заинтересованы в нападении друг на друга. Если и есть какой-то конфликт, то это извечное желание американских политиков навязывать свою волю буквально всем в мире, в том числе, в тех вопросах, которые издавна представляют интерес для России. Американская политика — это доктрина Монро наизнанку: другим странам не дозволено оказывать влияние даже на своих непосредственных соседей. Вашингтон хочет обращаться с миром так, как он когда-то соизволял обращаться с Латинской Америкой, видя во внешнем вмешательстве «проявление недружественного отношения к Соединенным Штатам».
Этот иррациональный и агрессивный подход наглядно проявляется в Сирии, которая издавна является союзницей Москвы. Американское политическое руководство возмущенно говорит о российской военной кампании в одной стране, хотя Вашингтон на протяжении десятилетий осуществлял вмешательство, в том числе и военное, буквально во всех странах этого региона: Ливан, Ирак, Иран, Египет, Израиль, Йемен, Иордания, Судан, Кувейт и прочие государства Персидского залива. Необоснованны и жалобы Вашингтона на действия России в Центральной Азии, которая, если посмотреть на карту, гораздо ближе к России, чем к Америке. Может, обитатели округа Колумбия и хотят жить в мире, в котором Америка доминирует в каждом регионе, однако такая цель не имеет никакого отношения к национальной безопасности. И уж конечно, ради такой чрезмерно амбициозной и разрушительной политики не стоит развязывать войну.
Что касается Европы, то несмотря на исступленные жалобы прибалтийских государств и Польши, нет никаких доказательств агрессивных замыслов России. Да и зачем они ей? Для нее это неудобоваримая пища. Надо сказать, что за 18 лет пребывания у власти Путин не получил ничего, кроме Крыма, где аннексию приветствовало большинство жителей. Кроме того, он имеет влияние в Южной Осетии, в Абхазии и в Донбассе. Откровенно говоря, это довольно жалкая империя. За это же время США подвергли бомбардировкам, вторглись, оккупировали и/или расчленили несколько государств. Если Путин выжидал, то он совершил огромную ошибку, так как европейцы приступили, наконец, к созданию более эффективной и скоординированной континентальной обороны.
Даже если бы Москва одержала победу над каким-нибудь прибалтийским государством, она получила бы лишь опустошенную территорию, а также вечную вражду, жесткие санкции и ответные меры военного характера. Еще хуже для России то, что если бы НАТО решилась воевать (а она наверняка решилась бы), Москва проиграла бы эту войну. Неудивительно, что Путин не демонстрирует никаких устремлений, кроме желания обеспечить безопасности самой России. Для достижения этой цели он дестабилизирует, но не захватывает Грузию и Украину, дабы предотвратить их вступление в НАТО. Самый простой для Вашингтона способ избежать конфликта с Москвой состоит в том, чтобы не давать никаких гарантий безопасности в Азии и не придвигать свои войска к границе России.
В-пятых, Россия в военном плане существенно уступает Соединенным Штатам. Несмотря на громкие причитания и зубовный скрежет по поводу трагического недофинансирования американской армии, Вашингтон тратит на свои вооруженные силы в десять раз больше денег, чем Москва. Иногда конгресс голосует за такое увеличение ежегодных ассигнований на оборону, которое превышает весь российский военный бюджет.
Совершенно очевидно, что такие сравнения несовершенны, однако относительным военным паритетом Москва обладает только в ядерном оружии. У нее один авианосец (ну, типа того), а у Америки 10 авианосных групп. У России эффективные ВВС и ПВО, которые заставляют Пентагон составлять военные планы без абсолютного превосходства в воздухе, но и они вряд ли возьмут верх. После сомнительных успехов в Грузии путинское правительство перестроило свою армию, но к России не примыкает ни одна американская территория, на которую она могла бы напасть. Кроме того, транспортная авиация и флот не позволят ей перебросить свои войска в США, а если они все-таки доберутся туда, то горько об этом пожалеют.
Таким образом, остается Европа. Но по своей экономической мощи континент в 12 раз превосходит Россию. Даже у одной Италии (не говоря уже о Германии, Британии и Франции) ВВП больше, чем у России. Европейцы уже тратят на свои армии в пять с лишним раз больше, чем Москва. Несмотря на свои слабые усилия, Британия, Франция и Германия в совокупности выделяют на нужды обороны почти в два с половиной раза больше средств, чем Россия.
Да, у европейцев есть проблемы с оперативной совместимостью, с взаимодействием и с развертыванием войск. Тем не менее, представление о том, что Москва может успешно напасть на Америку и Европу, это сплошная фантазия. Союзники должны быть готовы к любому развитию событий, но основная доля ответственности должна ложиться на плечи Европы, которая более уязвима, но в то же время, вполне способна защитить себя.
Как вывести российско-американские отношения из сегодняшнего штопора? Федеральные органы власти, власти штатов и чиновники на местах обязаны отстаивать жизненно важные интересы страны и неприкосновенность американской демократии. Конечно, доверия к Вашингтону было бы намного больше, если бы он признал факты своего вмешательства в демократические выборы в самых разных странах мира, в том числе, в России. Американские политики обязаны прекратить вмешательство с целью содействия зарубежным друзьям Америки. Им необходимо лучше защитить свой избирательный процесс внутри страны и подготовиться к ответным действиям на случай будущего вмешательства России или любой другой внешней силы.
Вашингтону надо покончить с дипломатической практикой зеркальных ответов. Каналы связи должны действовать постоянно. Чем больше людей будет ездить из России в Америку и из Америки в Россию (бизнесмены, туристы, студенты, родственники, спортсмены, артисты и так далее), тем лучше. Это даст нам возможность продемонстрировать, что никакой холодной войны нет.
Соединенные Штаты также должны обратить внимание на озабоченности Кремля в сфере безопасности. Американские политики с изумлением и скорбью говорят о том, что все и повсюду боятся США. Но все страны из американского списка порочных государств должны с тревогой думать о тайных и явных попытках смены режима. Соединенные Штаты и Европа обязаны урегулировать отношения с Россией, в том числе, что касается Грузии и Украины. А еще им необходимо прекратить расширение НАТО. Правительство Путина в ответ должно отказаться от поддержки повстанцев в Донбассе. Крым Москва не вернет, потому что он исторически является частью России. Соединенные Штаты и Европа должны де-факто признать аннексию и отменить санкции, если Москва прекратит подрывать территориальную целостность Украины.
Что касается других проблем, таких как Сирия, Иран, Северная Корея и так далее, то обе стороны должны вернуться к старомодным компромиссам. У России есть вполне законные интересы, и их необходимо принимать во внимание. Между тем, Вашингтону следует изыскивать возможности для ослабления российско-китайского партнерства. КНР представляет намного большую опасность для Америки в долгосрочной перспективе. А дружественная Москва, равно как и дружественная Индия, может создать важный противовес Пекину.
Состояние российско-американских отношений отвратительное, но это не холодная война. Вашингтон должен сделать так, чтобы отношения не ухудшились еще больше. Российская Федерация — это слишком важная страна, чтобы относиться к ней как к врагу. От нового конфликта, как от горячего, так и от холодного, не выиграет никто.
Дуг Бэндоу — старший научный сотрудник Института Катона (Cato Institute). Работал специальным помощником президента Рональда Рейгана. Является автором книги Foreign Follies: America's New Global Empire (Внешнеполитические глупости: новая глобальная империя Америки).


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

583
Похожие новости
13 августа 2018, 16:45
12 августа 2018, 15:45
16 августа 2018, 12:30
11 августа 2018, 15:00
15 августа 2018, 14:30
14 августа 2018, 16:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 августа 2018, 16:30
11 августа 2018, 04:30
15 августа 2018, 09:00
11 августа 2018, 10:00
14 августа 2018, 19:45
13 августа 2018, 22:45
10 августа 2018, 14:15