Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Здравствуй, рубль, Новый год

Существует такая удобная профессия — финансовый аналитик. Суть ее состоит в том, чтобы убедительно объяснять, почему цена того или иного финансового инструмента стала именно такой, какой она стала.

Конечно, хотелось бы услышать от финансового аналитика столь же убедительный, а главное — верный прогноз движения цены. Но тут увы — даже политические аналитики дают прогнозы гораздо более точные. И это, кстати, легко объяснимо: политические аналитики делают свои прогнозы, основываясь на изучении привычек, стилей и образов мышления довольно ограниченного количества принимающих решения политиков. А число участников рынка практически бесконечно, и пытаться предсказать их стадное поведение — дело пустое. По этой же причине политические аналитики обычно никогда не предсказывают массовые протесты — просто потому, что толпа непредсказуема.

Все эти банальные истины в очередной раз подтвердились в последние два месяца падения российского рубля. Количество аналитиков, убедительно рассказывавших нам, что курс должен быть именно таким, какой он сейчас, не поддавалось исчислению. А на следующий день (иногда — и вот же день) курс продолжал изменяться, не обращая внимания ни на какие объяснения аналитиков.

Рискуя выглядеть так же, как и все остальные, рискну все же предположить, когда закончится это головокружительное падение российского рубля. Оно закончится под Новый год.

Разумеется, существуют объективные факторы. Это цена на нефть и санкции, которые провоцируют вывод капитала, а выводить рубли бессмысленно — надо выводить доллары. Это резко повышает спрос и, следовательно, цену. Спрос на валюту на внутреннем рынке повышает и необходимость обслуживать долги крупных компаний — ведь перезанять за границей из-за санкций теперь невозможно. Долгов этих, конечно, не так уж и много — но и общий объем российского валютного рынка тоже не очень большой.

Понятно, что если фактор санкций — долгосрочный, то фактор долгов — временный. Долги надо обслуживать в конце года, что и делается прямо сейчас.

Но существуют факторы и субъективные. Это и цена на нефть и, соответственно, цена на рубль как таковой. И если Эльвира Сахипзадовна Набиуллина говорит нам, что рубль сейчас недооценен — то точно так же люди, которые занимаются добычей нефти, говорят, что существующий уровень цены на нее опасен для производства.

Но — Новый год. А перед Новым годом трейдеры всего мира входят в ажитацию, которая традиционно называется «новогоднее ралли». Быть может и существуют какие-то разумные объяснения этого феномена, но я их не знаю. Я знаю только, что за две-три недели до Нового года рынок садится на сформировавшиеся тренды и разгоняет их до немыслимых совершенно значений. Просто потому, что биржевая торговля — это, в общем-то, весело.

Все эти тренды естественным образом упираются в рождественские каникулы. Ну и в новогодние каникулы в нашей стране. Те несколько дней, когда биржа не работает, достаточны для охлаждения пыла торговцев. И после Нового года биржа обычно начинает торговать неохотно. Как будто присматриваясь к самой себе.

Все это хорошо, — скажете вы, — Но это означает лишь то, что падение, возможно, остановится. И не означает того, что курс отыграет назад. Пусть не до 36 рублей, но хотя бы до 40.

Увы, это действительно не означает коррекцию. Курс рубля скорее всего останется где-то там, где он остановится. А хорошо это или плохо — тоже неоднозначно.

Вообще говоря, в девальвации национальной валюты ничего такого абсолютно плохого нет. Это довольно традиционная процедура для стран, например, курортных, где экономика имеет сезонную зависимость.

Вспомните, какие курсы были у итальянской лиры, например, или у греческой драхмы. И нынешние экономические проблемы этих стран происходят во многом именно от того, что раньше они могли оживить экономику, девальвировав национальную валюту, а теперь они не могут девальвировать евро.

Россия страна, разумеется, не курортная — но и называть ее индустриальной державой я бы пока поостерегся. И девальвация вполне способна ненадолго оживить экономику. Мы видели это в 1998-м году, мы наблюдаем это сейчас — в тот момент, когда рубль уже упал, а цены на дорогие товары еще не изменились, они на какое-то время начинают стоить очень дешево. У нас сейчас автомобили стоят дешевле, чем в США.

Поскольку у населения валюты достаточно, то эта совокупность факторов резко стимулирует спрос — люди начинают покупать автомобили даже не потому, что они им нужны именно сейчас, а просто потому, что это недорого. Квартиры, техника долгого пользования, одежда — всё это сейчас раскупается, тем более, что новогодние туристические поездки у многих уже сорвались. А деньги остались.

Но девальвация подобна кровопусканию — она ненадолго облегчает состояние, но дальше надо лечить уже как-то более эффективно. А для этого хорошо бы иметь некое предсказуемое состояние. То есть, не очень важно, на какой именно цифре остановится рубль. Важно, чтобы он таки остановился.

И вот когда он (скорее всего — после Нового года) уже остановится — мы, во-первых, оценим, удобно ли при новом курсе пересчитывать доллары (при 50-ти очень удобно, а при 88, скажем, не очень). А во-вторых, попытаемся научиться жить дальше. Зарплаты и пенсии постепенно подтянутся к платежеспособному уровню. С другой стороны к этому уровню постепенно подтянутся цены. Уровень жизни, разумеется, упадет — но ведь мы уже много чем запаслись в эти безумные дни, не так ли? И поэтому падение уровня жизни не будет таким уж печальным.

А потом уже, конечно, и нефть отрастет.

Публицист Максим Кононенко специально для «Актуальных комментариев»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

736
Похожие новости
13 августа 2017, 13:00
13 августа 2017, 18:00
18 августа 2017, 00:30
17 августа 2017, 22:02
13 августа 2017, 15:00
13 августа 2017, 13:01
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 августа 2017, 21:45
14 августа 2017, 13:30
16 августа 2017, 05:30
14 августа 2017, 16:00
14 августа 2017, 13:30
13 августа 2017, 13:01
14 августа 2017, 08:45